НАШ ЦИТАТНИК: «Надо, наконец, понять, что весь исторический центр с дореволюционными домами с деревянными перекрытиями – это бомба замедленного действия...» Виталий Никифоровский

16 апреля, 14:53

Обновление в городах возможно лишь за счет более насыщенной застройки

2 июня 2014 в 04:00
4 067

Обновление в городах возможно лишь за счет более насыщенной застройки

Весной компания «СПб Реновация» приступила к строительству жилых домов и открыла продажи квартир в проектах «Большой Московский» и Stereos на Ржевке. Эти хрущевские кварталы, а также Milingof (Нарвская застава) в Кировском районе должны трансформироваться по проектам, разработанным французским архитектурным бюро AS. ARCHITECTURE-STUDIO. О том, как победить монотонную советскую застройку, почему в современных городах неизбежна высокая плотность населения и какая архитектура уместна в спальных районах, рассуждает Ален Бретаньоль, партнер AS. ARCHITECTURE-STUDIO.

Бретаньоль Ален
партнер AS. ARCHITECTURE-STUDIO.

Весной компания «СПб Реновация» приступила к строительству жилых домов и открыла продажи квартир в проектах «Большой Московский» и Stereos на Ржевке. Эти хрущевские кварталы, а также Milingof (Нарвская застава) в Кировском районе должны трансформироваться по проектам, разработанным французским архитектурным бюро AS. ARCHITECTURE-STUDIO. О том, как победить монотонную советскую застройку, почему в современных городах неизбежна высокая плотность населения и какая архитектура уместна в спальных районах, рассуждает Ален Бретаньоль, партнер AS. ARCHITECTURE-STUDIO.

– Где интереснее работать — во Франции или за границей? Где больше ограничений, стереотипов?

– Чтобы ответить на этот вопрос, нужно немного предыстории. Наше агентство создано в 1973-м изначально как интернациональный коллектив. Один из учредителей родился в Перу, сейчас среди партнеров фирмы есть выходцы из Сирии, Ливана и др. Мы собрали у себя архитекторов 25 национальностей. Центральный офис сразу же располагался в Париже, но у нас есть филиалы в Шанхае, Пекине и Венеции.

У агентства нет узкой специализации. В нашем портфеле и жилье, и офисы, и крупные общественные и социальные объекты. Например, мы спроектировали здание Европарламента в Страсбурге, а в Париже — Институт арабского мира (совместно с Жаном Нувелем). Национальный театр в Бахрейне, завершенный в прошлом году, — тоже наш проект.

В 1990-е агентство расширилось именно из-за участия в масштабных конкурсах за госконтракты. Благодаря им мы стали известны и смогли работать на экспорт. Сейчас у нас заказы примерно в десятке стран, много объектов на Ближнем Востоке. Возможность погрузиться в другую культуру — это всегда интеллектуальное приключение.

В портфеле фирмы примерно половина проектов — французские, остальные реализуются за границей. Причем доля иностранных заказов, думаю, будет увеличиваться.

Из-за экономического кризиса в Европе французским архитекторам сейчас, пожалуй, интереснее работать за рубежом.

В октябре 2013-го мы открыли филиал в Петербурге, а в феврале 2014-го вступили в СРО «Балтийское общество проектировщиков».

– В России вы сотрудничаете только с компанией «СПб Реновация» или есть и другие заказчики?

– Мы пытались выйти на российский рынок еще в 2006-м. Начинали с Москвы и Московской области, однако эти проекты приостановились из-за кризиса 2008-го. Сейчас тоже есть некоторые наработки в столице, но они еще в зачаточной стадии. Так что пока действующий контракт один — с «СПб Реновацией».

– Вы выиграли его на конкурсе?

– Нет. В данном случае у девелопера было желание привлечь к масштабному проекту международные команды. Концепции для разных кварталов разрабатывают англичане, немцы, финны. Мы занимаемся тремя территориями: «Большой Московский», Stereos и Milingof. А познакомились с представителями «СПб Реновации» мы, если не ошибаюсь, на конференции в Москве, где представляли проекты архитектурного бюро.

– Петербургский проект не только очень крупный, но и очень сложный. Предстоит распутать целый клубок проблем, в том числе социальных. Прежде чем приступить к работе, вы изучали опыт реновации жилья во Франции? Применим ли он в России? Или это совсем разные истории?

– Проблемы в разных странах похожие. Жилые кварталы, построенные в течение 30 лет после Второй мировой войны, подлежат ремонту или реновации. Однако во Франции есть специальное национальное агентство (ANRU), которое ведает этими вопросами и занимается социальным жильем в так называемых приоритетных районах, выделенных по всей стране, а в Петербурге такая задача напрямую ставится перед частным инвестором. В этом принципиальное отличие.

Кроме того, масштаб проблемы разный. Во Франции просто нет таких гигантских территорий, застроенных однотипными домами. Причем масштаб задан изначально, мы не можем его изменить и, например, снести больше, чем нам разрешено. Безусловно, приходится учитывать и климат. В частности, нормативы по инсоляции в России значительно жестче, чем во Франции.

– Как изменится планировка хрущевских кварталов?

– Например, в «Большом Московском», чтобы разбить гигантский жилой массив с монотонной геометрией, мы организуем застройку по периметру кварталов, а их центром станет общественное пространство — парк, где разместятся школы и другие социальные объекты. Здания, выходящие на магистрали (Кубинскую, Краснопутиловскую улицы, Новоизмайловский и Ленинский проспекты), создают акустический барьер, чтобы внутри жилой зоны было тихо. Плотность и этажность застройки варьируются.

Предусмотрены как 7–9-этажные дома, так и доминанты до 25 этажей. Внутри территории возникают мини-кварталы из U-образных зданий, ориентированных на юг. Их свяжут зеленые аллеи. Логистика организована так, чтобы движение пешеходов и велосипедистов было свободным и безопасным. Внутриквартальные проезды имеют плавные округлые формы. Это сделано специально, чтобы уменьшить скорость движения автомобилей.

– Процесс реновации не быстрый, особенно с учетом расселения. Так что жителям этих кварталов предстоит обитать на стройплощадке много лет. Предусмотрены ли в проекте какие-то компенсирующие мероприятия для уменьшения неудобств?

– Естественно, мы учитывали это. Поэтому площадки будут осваиваться постепенно и последовательно, от одного края до другого.

– Очевидно, что единственный способ сделать такой проект экономически оправданным для частного инвестора — это увеличить плотность застройки. Безусловно, у «хрущевок» нет архитектурных достоинств, а потребительские характеристики этого жилья плохие. Однако сложившиеся кварталы Московского и Кировского районов весьма уютны: невысокие дома соразмерны человеку, дворы очень зеленые. Не окажется ли, что вы разрушите эту среду ради очередного многоэтажного гетто? Их у нас много сейчас строят на городских окраинах…

– Вопросы плотности (а в более широком смысле — интенсивности) застройки находятся в центре внимания как во Франции, так и во всем мире. Нужно учитывать, что в 2050 году все нынешнее население планеты будет жить в городах. Причем к тому времени количество людей на Земле изрядно увеличится. Поэтому город по определению довольно плотно застроен.

В Петербурге же эта плотность сейчас такая, какой она была в Париже примерно век назад. Если говорить о наших кварталах, то с учетом нового строительства мы выйдем на показатели примерно в шесть раз меньше парижских.

На территории «Большого Московского» подавляющее большинство зданий, к сожалению, реабилитации не подлежат. Безусловно, по ходу строительства все, что можно сохранить из зеленых насаждений, будет сохранено. То, что придется вырубить, будет компенсировано за счет новых посадок.

Плотность застройки вырастет, но это произойдет параллельно с улучшением условий жизни обитателей кварталов. Во-первых, сами новостройки будут комфортны; во-вторых, на первых этажах многих зданий появятся предприятия торговли и сервиса, то есть разнообразные услуги станут более доступны жителям. Кварталы перестанут быть исключительно спальными.

Возможно, пятиэтажные здания более комфортны для восприятия, но когда ими застроен весь квартал, это выглядит очень скучно. Разумно разбивать их более высокими домами с видом на парк и на город. Это внесет некое разнообразие и в общественное пространство, и в морфологию квартала.

При проектировании мы старались отойти от советских принципов застройки, когда дом выглядит единым блоком. Мы играем с высотой, используем возможности террас и балконов, много работаем с цветом.

– Надо сказать, проектные картинки выглядят для типовой застройки очень авангардно…

– Ловлю вас на слове: наши здания уже не относятся к типовой застройке! У каждого — свои архитектурные особенности, даже если в проекте прослеживаются типовые решения.

– Пока шла работа над вашим проектом, жизнь в Петербурге не останавливалась. И в кварталах, предназначенных для реновации, появлялись высотные дома в рамках так называемой уплотнительной застройки. Это современные качественные здания со сформированными придомовыми территориями. Как эти современные вкрапления учтены в вашей концепции?

– Естественно, исходное задание на проектирование отчасти модифицировано. Заказчик изменил этажность по некоторым корпусам, предусмотрел подземные паркинги, которых не было изначально. Это нормальная работа для такого масштабного проекта. У нас создана трехмерная модель, учитывающая этажность и другие характеристики зданий, чтобы можно было адаптировать концепцию к каким-то изменениям среды, не допуская нарушения инсоляции и других нормативов.

– Предусмотрен ли авторский надзор за строительством? В Петербурге, к сожалению, распространена практика, когда в результате разных компромиссов красивая проектная картинка в реальности превращается в нечто весьма далекое от оригинала.

– Проблема нам знакома, поскольку мы много работаем на экспорт. Она остро стоит не только в России, но и, например, в Китае. Однако мы беремся за проекты, чтобы добиться поставленного результата.

Так что сейчас ведем переговоры о включении авторского надзора в наше задание. При этом мы уверены в будущем проекта, поскольку отношения с «СПб Реновацией» строятся на истинном партнерстве. Кроме того, у нас есть российский архитектор-адаптер — компания «Сигни Групп». Он продолжает заниматься рабочей документацией, но визу на ней в любом случае ставим мы.

Проект «Большой Московский» объединяет три квартала в Московском районе общей площадью 165 га. Два из них ограничены Новоизмайловским и Ленинским проспектами, Бассейной и Кубинской улицами. Третий расположен на другой стороне Ленинского, между Краснопутиловской, Варшавской, Кубинской улицами и улицей Костюшко. Компания «СПб Реновация» планирует возвести здесь около 1,3 млн кв.м недвижимости. Жилая часть составит приблизительно 1 млн кв. м. Из них более 600 000 «квадратов» предназначены для расселения. Всего в трех кварталах находятся 140 домов; 113 из них планируют расселить и снести. Весь проект завершат после 2025 года. Первая девятиэтажная «точка» на 35 квартир с паркингом на 35 машин строится у домов 39, корп. 1 и 37 по Новоизмайловскому проспекту.

Работы также начались над ЖК Stereos в квартале 35 района Ржевка (ограничен Рябовским шоссе, железной дорогой, Камышинской и Беломорской улицами). Его площадь — 26,7 га. Из 43 домов расселят и снесут 20. Здесь появится около 208 000 кв.м жилья, детсад на 220 мест, школу реконструируют. Первая очередь — два дома, примерно половина квартир предназначена для расселения. В мае начались продажи в первом корпусе — здании из девяти секций высотой от 10 до 17 этажей. Общая площадь — 58 090 кв. м. «НП» досье
Среди объектов, построенных по проектам AS. Architecture-Studio, — Высшая школа коммерции Novancia, церковь Богоматери Ковчега Союза, университетское общежитие, медицинский центр Св. Анны, Национальный институт дзюдо и др. (в Париже), Дворец правосудия и университетский госпиталь в Кане, Высшая инженерная школа в Меце, Культурный центр Онассиса в Афинах, мечеть короля Абд-Аллаха в Саудовской Аравии, Музей наук и природы Тибета в Лхасе, посольство Франции в Омане, а также жилые и коммерческие комплексы в Монпелье, Дубае, Шанхае и пр.