НАШ ЦИТАТНИК: «Вместо развития мы все занимаемся маневрированием, а горизонт прогнозирования минимален. Надо дать нобелевскую премию тому, кто скажет, что будет через полгода в экономике в целом и на рынке недвижимости...» Леонид Рысев

28 мая, 04:05
9 октября 2016 в 19:05

Времени на размышления и выбор почти не осталось

НОСТРОЙ опубликовал перечень строительных саморегулируемых организаций, которые разместили средства компенсационных фондов в банках, лишившихся лицензии. А также тех, кто не предоставил документального подтверждения сохранности средств. Из 269 партнерств в стране таковых набралось 104, причем у 45 организаций размеры фондов не соответствуют числу действительных членов. Каковы могут быть последствия и что делать участникам «невезучих» СРО, рассуждает генеральный директор СРО А «Объединение строителей СПб» Алексей Белоусов.

Белоусов Алексей Игоревич
Белоусов
Алексей Игоревич

генеральный директор СРО Ассоциация «Объединение строителей Санкт-Петербурга»

info@domostroitel.ru

Какие-то организации потеряли небольшую часть средств, какие-то практически полностью лишились компенсационных фондов. Но вопрос фатальности потерь — дискуссионный. Как руководитель СРО я считаю, что все деньги из компенсационного фонда, которые были потеряны, должны быть возвращены. В противном случае мы оказываемся в ситуации, когда одно партнерство может возмещать ущерб, как того требует закон, а другое, хоть и имеет соответствующий статус, не в состоянии это сделать.

НОСТРОЙ провел большую аналитическую работу и выявил две группы риска. В первой — партнерства, фактически не соответствующие требованиям закона по размерам компенсационных фондов: денег явно не хватает. Во второй — организации, которые потеряли часть средств, но оставшихся денег хватит на действующих членов. К трактовке закона можно подойти жестко. Например, в банке, у которого отозвана лицензия, потеряно 10 млн рублей. Эти деньги собирали члены СРО, а значит, они и должны эти потери возместить. Да, есть компании, которые ушли из СРО, оставив взносы в фонд, но они оставили и построенные объекты, за которые партнерство должно нести ответственность еще пять лет.
Но у НОСТРОЙ нет задачи «потопить» как можно больше СРО и оставить компании без допусков. Поэтому можно закон трактовать и мягче. Например, в СРО было 300 членов, а осталось 150. Даже если почти половина средств компенсационного фонда потеряна, то сохранившихся взносов хватает, чтобы по-крыть обязательства действующих членов. Это более мягкий подход к оценке качества компенсационных фондов. Они защищают своих членов либо в полном объеме, либо в объеме оставшихся средств. Из 104 организаций, которые сами сообщили об утрате части денег, около половины имеют фатальные потери. В Петербурге, например, из 31 СРО средства фондов потеряли 17 (всего около 4 млрд рублей), а в 11 из них денег не хватает на действующих членов. То есть они не смогут подтвердить свой статус.
Однако анализируя положение дел, НО-СТРОЙ опирался на данные, предоставленные самими партнерствами. Без учета СРО, которые называют коммерческими. Такие, скорее всего, просто не показали реального состояния компенсационных фондов. Это вторая большая проблема — потери, которые организации «постеснялись» раскрыть. Но все недомолвки выплывут 1 ноября. К этому моменту все партнерства должны перевести фонды в уполномоченные государством банки. На основании достоверных сведений от этих финансовых структур можно будет точно сказать, у кого и сколько денег осталось.

Колода тасуется

По новым требованиям законодательства субподрядные компании не обязаны вступать в СРО. Значит, существенная часть фирм уйдет с рынка саморегулирования. Но это поставит в трудное положение те партнерства, где сегодня менее 300 членов. Да, в крупных партнерствах доля генподрядчиков выше, а в небольших преобладают субподрядные фирмы, но в среднем по городу около трети строительных компаний смогут обойтись и без допусков. Кроме того, вводится региональный принцип членства, то есть компания должна вступить в СРО по месту своей регистрации. В петербургских СРО в среднем еще около трети членов — это компании из других регионов. Так что организации, у которых не более 300 членов, окажутся на грани: по закону минимальное число членов — 100.
Так что при выборе новой саморегулируемой организации необходимо в первую очередь руководствоваться двумя основными критериями. Во-первых, наличием всех необходимых средств в компенсационном фонде. Во-вторых, наличием необходимого числа членов, что в дальнейшем позволит сохранить статус организации.
Есть и другие параметры, которые надо учитывать. Например, стоит оценить размер фонда не только с точки зрения его достаточности для членов, но и есть ли профицит. Закон требует от партнерств сформировать еще и фонд обеспечения договорных обязательств. Дополнительные деньги, накопленные за годы существования компенсационного фонда, позволят обеспечить некую «подушку безопасности». Если возникнут выплаты по неисполненным договорам, не придется немедленно пополнять фонд за счет членов. В нашей СРО, например, около 400 млн «лишних» денег, которые можно использовать для возмещений без ущерба для других членов. А есть организации, которые даже при незначительных выплатах должны пополнять фонд.
Создание фонда обеспечения договорных обязательств — это тяжелая нагрузка на организации. По фонду возмещения вреда выплат было немного: в основном убытки покрывались страховой защитой. А фонд договорных обязательств будет расходоваться быстрее: все знают, сколько сейчас случаев, когда структуры Смольного безрезультатно пытаются вернуть авансы, выданные генподрядчикам. Риски неисполнения контрактов весьма высоки, а теперь СРО будут вынуждены эти потери компенсировать.
Вступать в партнерства с большим компенсационным фондом особенно выгодно для компаний, планирующих увеличить объемы работ. Фонд возмещения вреда формируется в зависимости от объемов работ, которые собирается выполнять генподрядчик. Если сумма контрактов увеличится, а фонд наполнен «по минимуму», компании придется доплачивать. А «излишки» компенсационного фонда позволят этих затрат избежать.

Что тут думать?

Убедиться в благонадежности СРО можно довольно просто. Сейчас уже сформирован их единый реестр. После 1 ноября появятся данные о том, какие партнерства разместили средства фондов в уполномоченных банках и в каком объеме. НОСТРОЙ эти данные проанализирует и назовет организации, не соответствующие требованиям закона. Если раньше «коммерческие» СРО могли заявлять любые и зачастую недостоверные данные о своих накоплениях, теперь в надежности этих данных можно будет не сомневаться.
О выборе новой саморегулируемой организации пора задуматься многим строителям. Есть регионы, например Карелия, где полноценную СРО не создать: там просто не набрать необходимого минимума членов. Есть регионы, где компенсационный фонд партнерства практически полностью утрачен или СРО вообще нет, и генподрядчикам придется вступать в партнерства в соседних регионах. Это отдель-ная большая проблема.
Однако времени для выбора практически не осталось. Да, по закону вступить в другое СРО, если это необходимо, компании могут до 1 июля 2017 года. Но с членством надо определиться уже сейчас, ведь при переходе они могут столкнуться с самыми разными проблемами. Например, надо понимать, сможет ли предыдущее партнерство передать взносы своего бывшего члена в другую СРО. Допустим, деньги есть, но они в банке, который банкротится, и поэтому вряд ли партнерство сможет распоряжаться этими средствами. Если нет, строителям придется изыскивать дополнительные ресурсы, что в нынешних экономических условиях непросто.
Кстати, перевод денег в другой банк — тоже не такая простая процедура, как кажется. Некоторые банки уже предлагают свои варианты договоров, которые не отвечают требованиям закона, например, не дают возможности разделить компенсационный фонд на фонды возмещения вреда и исполнения договорных обязательств.
Сегодня стало понятно, насколько сложная ситуация сложилась в саморегулировании. Если раньше говорили о каком-то неопределенном числе партнерств, лишившихся компенсационных фондов, то сейчас, к сожалению, стало ясно, что список немаленький.

Мнения экспертов Алексей Степаненко, заместитель исполнительного директора СРО «Межрегиональное объединение организаций железнодорожного строительства»:
– Этот перечень нельзя считать исчерпывающим. Сложности с компенсационными фондами у некоторых СРО связаны не с проблемными банками, а с принципами их формирования: где-то деньги в фонд не собирали или собирали, но не в полном объеме или в рассрочку. Так что «проблемных» партнерств может оказаться гораздо больше. Итоговый список появится только после перевода средств на специальные счета в уполномоченных банках. И НОСТРОЙ должен озаботиться его формированием, поскольку это очень важная для строительных компаний информация. Им нужен перечень надежных/ненадежных партнерств, список организаций, куда можно вступать, а куда — нет. Уже до 1 декабря компании должны определиться, в какую СРО входить и надо ли это делать. Так что времени на раздумья немного.
Не думаю, что ситуация с наполнением фондов упростится из-за того, что субподорядчикам больше не понадобятся допуски. Многие компании не расстанутся с допусками на генподрядные работы. Они не могут прогнозировать, будут ли в ближайшие годы заниматься генподрядом или работать с госзаказом. А покинув СРО, они год не смогут вступить в другую организацию — придется создавать другое юрлицо.

Так что определить надежность СРО — это крайне важная задача, и решить ее нужно в ближайшее время. Иначе пострадают очень много компаний. Помимо потерь компенсационных фондов будут возникать и другие спорные ситуации: бюрократия, умышленное противодействие дирекции СРО. Появятся случаи, когда компания будет вынуждена прийти в другую СРО, заново оплатить все взносы, просто чтобы продолжать работать. А потом уже решать финансовые вопросы с предыдущим партнерством. Никита ЗАГУСКИН,  председатель Совета СРО НП «БСК»:
– Выбирая СРО, компаниям стоит помнить о правилах работы с государственными заказами. По закону выполнение всех таких договоров должно обеспечиваться банковскими гарантиями. Если контракт срывается, банки выплатят гарантийные суммы и обратятся к партнерствам с требованием возместить расходы. Тогда СРО будет обязана собрать сумму пропорционально со всех своих членов. А примеров, когда по крупным контрактам выплачивались огромные деньги, много.
В первоначальной версии законопроекта, изменяющего правила работы по госзаказу, была заложена идея отказаться от такого дублирования, но затем эти пункты исключили. То есть генподрядчикам помимо взносов в компенсационные фонды СРО придется получать и банковские гарантии. Хотя природа этих выплат разная: банк может предъявить регрессные требования, а СРО — нет и должна пополнять фонд за счет своих членов.
Тогда, казалось бы, чем больше размер компенсационного фонда, тем лучше. Но ситуация двоякая. Если в фонде много денег, то и выплата, например по регрессу от банка, будет больше, а значит, членам организации придется больше скидываться. Дело в том, что максимальная выплата лимитирована — четверть от объема фонда договорных обязательств СРО. Чем больше фонд, тем больше нагрузка по одной выплате.
Сейчас страховщики совместно с Центробанком вырабатывают правила страхования этих фондов СРО. Здесь много юридических сложностей, но, думаю, схема все же заработает.