НАШ ЦИТАТНИК: «Мы не прогнозируем спад в строительстве, но для прямого сравнения рынка с докризисным мало стабильных критериев. Рынок меняется. Однако сознательное торможение проектов противоречит логике наполнения эскроу-счетов...» Сергей Софронов

4 октября, 21:04
1 августа 2016 в 07:20

«ФилинЪ» ухнул

Многоквартирный самострой на землях ИЖС приобретает уголовный оттенок.

   Суд определил под домашний арест Марию Савичеву, которая участвовала в десятках подобных сделок. Как правило, продавались доли в домах, построенных на участках ИЖС. В некоторых случаях — просто обещания на фоне фундамента. Пару объектов удалось легализовать (хотя и по ним еще не все ясно), по большинству вынесены решения о сносе.
В сделках также участвовали руководитель компании «ФилинЪ» Владимир Медведев, его сын, юрист и супруг Савичевой Дмитрий Медведев, а также Игорь Циганер.
Из Службы госстройнадзора нам сообщили: по объекту на Александровском шоссе, 35 удовлетворено требование о сносе самовольной постройки; Александровское шоссе, 17/1 — первая инстанция, проводится строительно-техническая экспертиза; садоводство «САД 2 Л.С.Х.И.» (Пушкин), участок 43 — первая инстанция, проводится экспертиза; Пушкин, ул. Дружбы, 8 — в иске отказано, экспертиза не подтвердила факт строительства многоквартирного дома. (Скорее всего, будет подан новый иск.) Еще по двум адресам, где засветилась г-жа Савичева, готовятся иски о сносе.
По данным «НП», есть претензии (и потерпевшие) по объекту на Александровском шоссе, 29, по участкам в садоводстве «Пенсионер» и т. д.
О неизбежных проблемах, сопровождающих строительство многоквартирных домов на участках ИЖС, мы пишем уже лет семь. В том числе — и о методах работы «Филина». Рабочая группа при Комитете по земельным ресурсам была создана лишь в 2012 году. В 2013-м граждане сообразили, что ни квартир, ни денег они не получат. И стали писать заявления и жалобы — от УВД до президента.
   Уголовное дело было возбуждено лишь в феврале 2016-го. Пока только по одному эпизоду — Александровское шоссе, 35 (восемь потерпевших). Эта история прозвучала в нескольких публикациях и телесюжетах. Но дело возбудили лишь после того, как один из потерпевших подал жалобу уже на правоохранителей: по 125-й статье УПК — о бездействии органов дознания.
Те, кто потерял деньги на других адресах «медведевского производства», не могут даже ознакомиться с материалами дела.
А параллельно идет другой процесс: в петербургском арбитражном суде слушается дело о банкротстве Марии Савичевой. (В прошлом году вступил в силу закон о банкротстве физических лиц.) Иск подала Ирина Блюменберг, к ней присоединились еще 38 заявителей, в том числе ФНС и «Водоканал». Сумма претензий — более 130 млн рублей. Но и тут все не просто: в суд потянулись родственники, друзья и знакомые г-жи Савичевой, и все — с долговыми расписками на крупные суммы или с договорами купли-продажи несуществующих объектов недвижимости. (Схема известная: юридические лица используют ее для «искусственного банкротства». 
   Правда, не все кредиторы помнят, когда и зачем одалживали ей миллионы, но все подтверждают. Несмотря на предупреждение об ответственности за лжесвидетельствование. (Кстати, и Владимир Медведев, и Мария Савичева — весьма и весьма обаятельные люди. В их профессии без этого никак нельзя!)
Если так и дальше пойдет, подлинные финансовые претензии просто потонут в потоке «нарисованных». Домашний арест — не помеха…
По данным «НП», Медведевы сейчас спешно распродают активы. Имущество иметь опасно, да и наличка нужна.
Появятся ли в деле новые (старые!) эпизоды и новые подозреваемые — неизвестно. Как будут сочетаться арбитражное и уголовное дела — тоже неясно. Если проблемные постройки арестуют как вещдоки (вполне возможно), их не получится продать, чтобы погасить хоть часть ущерба.
   «Мы уже поняли, что не получим квартиры. Кроме того, мы вряд ли сумеем вернуть все свои деньги. Но при этом знать, что мошенники свободно ходят по улицам и смеются над нами, — это уж чересчур!» — сказал «НП» один из потерпевших.

«НП» Мнение
Конечно, часть вины лежит на самих неосторожных гражданах. Но и вина власти несомненна. Пять лет бездействия! Три года отказов в возбуждении дела! Удивительная близорукость пушкинской прокуратуры, которая в упор не видела, как на ул. Дружбы, 8 открылся незаконный пансионат! Фокусы регистраторов, «рисующих» на бумаге односемейный дом на 30 квартир… И знаете, если это корыстное бездействие (за взятку) — тогда еще полбеды. Хуже, если они теперь просто вот так работают.