НАШ ЦИТАТНИК: «Мы остались зелёным финансовым брендом, но добавили много разнообразия в то, чем занимаемся и чем полезны для клиента. И главное – мы взяли на себя амбициозную задачу экономить людям максимум времени...» Герман Греф

27 сентября, 19:07

В воскресенье прошли выборы. А вам приходилось занимать выборную должность хотя бы на уровне командира звездочки?

19 сентября 2016 в 00:22
4 970

В воскресенье прошли выборы. А вам приходилось занимать выборную должность хотя бы на уровне командира звездочки?

В воскресенье прошли выборы. Но мы не про них, а по поводу. Мы поинтересовались у партнеров и ньюсмейкеров «НП»: Вам приходилось когда-нибудь занимать выборную должность хотя бы на уровне командира звездочки? Проходить через процедуру голосования, агитировать сторонников, выслушивать о себе разное? И как впечатления?

Знак-вопроса-NSP.RU

Вера Сецкая,
президент компании GVA Sawyer:
– Я баллотировалась только на должность президента Российской гильдии управляющих и девелоперов. И столкнулась с довольно жесткой политической борьбой, к этому все относились очень серьезно. Моим соперником был Андрей Степаненко, были группы сторонников и оппонентов. Это мини-площадка, но я испытала на себе все алгоритмы, присущие избирательной кампании. Я написала программу, защищала ее, были дебаты. И хотя я проиграла, однако не жалею, что попробовала. Я лидер по натуре, Лев по Зодиаку, но в политику никогда не стремилась: это не по моим навыкам и не по моему характеру. В политике слишком много… политики. А я человек прямой, открытый, не всегда удобный, не умею подстраиваться под кого-то и отказываться от своего мнения.

Николай Антонов,
партнер и генеральный директор компании «МТЛ. Управление недвижимостью»:
– С политтехнологиями я познакомился в 17–19 лет. Был помощником депутата, участвовал в предвыборной кампании. В самом начале жизни, оценив нечистоплотность политических игр и посмотрев фильм «Карточный домик», я стал полностью равнодушен к выборам. Я по натуре предприниматель. Если б я пошел в политику, это был бы бизнес-план, в котором надо получать профиты, а это очень скользкий путь. Поэтому я выбираю чистое предпринимательство и дистанцируюсь от остального.

Александр Ольховский,
вице-президент банка ВТБ:
– Я был пионером, но не избирался в совет дружины, был комсомольцем, но не выдвигался в комсорги — ни в армии, ни в институте. Более или менее активная общественная история у меня началась с Гильдии управляющих и девелоперов, это мой первый опыт публичной деятельности. От процесса выборов меня президентом впечатлений не осталось, а от деятельности — неплохие. Для меня это стало вызовом, я многому научился.

Сергей Орешкин,
руководитель архитектурного бюро «А.ЛЕН»:
– Я руководил профсоюзом факультета в студенческие времена, но тогда эта должность была скорее назначаемой, чем выборной. Как меня выбирали председателем Объединения архитектурных мастерских Петербурга — помню: были кандидаты, дебаты… Критикой меня никто не шокировал, наоборот, я в глазах коллег выглядел даже как-то лучше, чем сам себе кажусь. Вообще, в нашей стране такие вопросы всегда обсуждаются заранее, так что сам процесс идет несколько понарошку. Выборы на должность главного архитектора Петербурга проводились методом подачи предложений, публичной борьбы не было. Но я от участия в них отказался: не на кого компанию было оставить. Когда речь идет о настоящей власти, о финансах, тогда все жестче, конечно — для людей, которым хочется быть у руля. А общественные должности — это в большей степени нагрузка, чем бонусы. Некоторый почет и уважение, но и уйма потраченного времени.

Андрей Бочков,
генеральный директор компании «ПулЭкспресс Групп»:
– Мне приходилось участвовать в выборах муниципальных депутатов. И хороших воспоминаний это не оставило. Слишком много внимания, разного народа вокруг. А я в душе все-таки не коллективист. Так что я прежде всего сочувствую кандидатам в депутаты. Особенно тем, кто идет туда с искренним желанием что-то сделать и изменить. Это несколько утопично. Мир нужно начинать менять с себя и ближайшего окружения. А многие все еще верят в перемены сверху. Нельзя не вспомнить высказывание Черчилля: главный урок истории в том, что она ничему людей не учит.

Михаил Зарубин,
директор 47-го треста:
– Приходилось участвовать. Процедура голосования с агитацией сторонников — весьма сложная вещь. Чтобы пройти через нее, надо быть искренним, если не сказать больше — нужно быть честным. Малейшее укрывательство «грехов» превращается в мины замедленного действия. Агитация сторонников — это всегда создание долгов, кредит, который нужно отдавать. Главное — знать, что отдашь. Практически всем после выборов отдавать нечего. В этом проблема. Я прошел через это, поэтому уже никогда не пойду на выборы.

Георгий Рыков,
генеральный директор «БестЪ. Коммерческая недвижимость»:
– Мне приходилось занимать выборную должность, и не одну. Я был председателем дружины в школе и секретарем комсомольской организации в армии. Никогда за себя не агитировал, старался быть предельно честным с собой и окружающими. До сих пор считаю это лучшей политикой в отношениях между людьми и ценю это качество в партнерах и друзьях. С выборных должностей всегда надеялся соскочить, хотелось быть свободным, но ответственность всегда мешала.

Марина Агеева,
руководитель отдела продаж УК «Теорема»:
– С первого класса меня «назначали» на какие-то «управляющие должности». Я была командиром звездочки, потом командиром класса. Видимо, в силу своей фамилии, которая во всех журналах шла в начале списка, или по каким-то другим причинам. Сначала такое положение дел меня радовало, а потом наступил перелом. В 7–8 классах на первый план вышли личная жизнь и интересы вне школы. Я начала работать корреспондентом в газете «Пять углов», и все школьные общественные инициативы по сравнению с «большим миром» стали не интересны.

Илья Шуравин,
управляющий партнер Rusland SP:
– Я был командиром отряда в школе ровно до того момента, когда упразднили пионерскую организацию. По-моему, это была выборная должность. Возможно, если бы я родился лет на 10 раньше, то делал бы параллельно работе партийную карьеру. Родители мои были беспартийными и воспринимали систему крайне негативно. Воспоминание о предмете «История партии» до сих пор вызывает содрогание у мамы (она серьезный литератор и филолог). Доказывать активную жизненную позицию в школе — и сверстникам, и главе поселения — приходилось не словами и агитацией, а реальными делами: шефствовали над ветеранами, регулярно проводили субботники. Помимо прочего мы занимались военным музеем Ижорского батальона при школе: проводили раскопки и экскурсии для школьников. Сейчас многие дети асоциальны; наплевательское отношение к окружающим и неумение работать в команде стали нормой. И кстати, Тосненское гороно исторический музей при школе давно ликвидировало…

Евгений Коновалов,
учредитель сети постаматов Teleport:
– Да, в свое время я активно участвовал в общественно-политическом движении. В частности, был избран руководителем молодежного крыла социал-демократической партии, которую в то время возглавлял Михаил Горбачев. Впечатления исключительно положительные, хотя бы потому, что мне вообще нравится общественно-политическая жизнь. В ходе тех же голосований порой приходится слышать в свой адрес немало критики, что тоже полезно для саморазвития и последующего роста. Кстати, навыки, полученные в таких организациях, очень помогают и в бизнесе. Чтобы добиться успехов в политике, ты должен уметь подобрать ключ к избирателю, эти же способности не менее важны в бизнесе. Известно, что в США при приеме на работу особенно ценят тех специалистов, которые прошли общественно-политическую школу. У нас же пока это не распространено.

Альберт Харченко,
генеральный директор компании East Real:
– Да, приходилось. Во времена учебы в Суворовском военном училище был избран в комитет комсомола роты. Процедура выборов подразумевала голосование. Однако поскольку кандидатуру выдвигал коллектив, а не я сам, то с моей стороны вместо агитации прозвучало предложение самоотвода. Что, естественно, дало моим товарищам возможность высказать все, что они обо мне думают. Большинство комсомольских активистов делилось на две категории: карьеристы и истинные адепты. Поскольку я не был ни тем ни другим, то относился к этому с юмором, за что и был выведен из комитета через год.

Алексей Белоусов,
генеральный директор СРО «Объединение строителей СПб»:
– Да. Я был секретарем комитета комсомола курса в институте. Помню, как меня избирали, как голосовали мои коллеги. В таких выборных должностях все зависит от качеств человека, которые заложили при его воспитании. Сейчас говорят, что те, кто занимает выборные должности, циничны. Я знаю, тем, кто пропускает проблемы через сердце, очень тяжело в политике. Помню, в 1998 году, участвуя в выборах в Законодательное собрание Петербурга, обошел около сотни квартир, в основном коммунальных. Такого насмотрелся и наслушался… Это было для меня шоком, хотя и сам в коммуналке жил.

Максим Жабин,
заместитель генерального директора компании «ЛенРусСтрой»:
– Приходилось. И больше не хочу. В 2009 году избирался в муниципальные депутаты. Сама процедура проходила «весело». Описать это очень трудно, но нервов потратил гораздо больше, чем было радости от победы. Понял, что политика и бизнес вещи несовместимые. Не может бизнесмен стать политиком. В бизнесе ты всегда стремишься решить проблемы здесь и сейчас, а в политике приходится что-то откладывать, обещать, помочь хочется всем, а сделать это невозможно и т. д. и т. п. Так что больше я этим заниматься не буду.