НАШ ЦИТАТНИК: «Реконструкция центра Петербурга должна стать полноценной федеральной программой, с государственным и городским финансированием, с привлечением бизнеса и созданием максимально благоприятных условий для инвесторов. Откладывать эту работу нельзя...» Эдуард Тиктинский

28 июля, 04:22

Дворовый интерес

10 февраля 2014 в 05:00
3 270

Дворовый интерес

Каким быть петербургскому двору? Филиалом детского сада, хранилищем для машин или комфортным пространством для жителей? Этот вопрос обсуждали за «круглым столом» девелоперы, архитекторы, историки и психологи.

Нельзя сказать, что городские власти совсем индифферентно относятся к этой теме. Но дальше реставрации дворовых фасадов в домах-памятниках и отдельных разрешений превращать дворы в атриумы (обычно это касается объектов коммерческой недвижимости) дело не идет. Нет конструктивных идей по санации, скажем, третьих дворов в историческом центре. Нет и предложений по созданию человечной среды на территориях огромных жилых комплексов, которые стали появляться в новых районах города с 1980‑х годов.

Курдонеры и Купчино

Краевед, автор книг по истории Петербурга Наум Синдаловский кратко осветил историю петербургских дворов. Расцвет этих пространств приходится на середину XVIII века, когда сооружались городские усадьбы (дворец Шереметевых на Фонтанке, Бобринских на Галерной улице, Кушелева-Безбородко на набережной р. Невы и др.), перед входом в которые обустраивался парадный двор — курдонер. Особый тип парадных дворов сформировали эпоха модерна и лично архитектор Лидваль. Яркие примеры — на Каменноостровском пр., 3 или знаменитый «Толстовский дом», дворы которого представляют собой настоящую улицу с красивыми фонарями, фонтанами и прочим декором.

Даже дворы-колодцы, которые в советское время не ругал только ленивый, до революции вовсе не казались такими уж мрачными и враждебными человеку: сюда захаживали старьевщики, мастеровые с их «точу-починяю», музыканты, которым бросали монетки из окон.

В советский период культура создания дворовых пространств неуклонно падала. Архитектор-градостроитель Анна Катханова отмечает, что последними удачными примерами можно считать пространства при «немецких коттеджах». При этом комфорт зависел в том числе и от состава жителей. К примеру, в Старой Деревне квартиры выделяли сотрудникам Северного завода, которые были знакомы между собой. Их дворы выглядели более обихоженными, нежели в Невском районе, где не было целевого заселения.

Даже дворы «хрущевок» кажутся райским садом по сравнению с безликими массивами Купчино, Гражданки, Юго-Запада и других спальных районов. «Я живу в Купчино, где вне своей квартиры чувствую себя подавленным окружающей безликостью. Примирите меня с непримиримым Купчино!» — обратился Наум Синдаловский к архитекторам и девелоперам.

Ребята с нашего двора

Глава холдинга RBI Эдуард Тиктинский отметил, что компания уже сознала потребность клиентов не только в комфортном жилье, но и в дружелюбном окружающем ландшафте: «В нашем новом проекте Time на Заозерной улице мы создаем именно такой двор, где будет комфортно и детям, и взрослым, всем найдется место для занятий по душе» (на фото).

Архитекторы из компании «МоХ» помимо песочницы предусмотрели в этом проекте зоны спорта для детей младшего возраста, постарше, для взрослой публики. Ограждения этих зон в теплое время будут увиты зеленью. Намечен прогулочный маршрут. Территория отдыха будет слегка приподнята, чтобы на нее не покушались автомобилисты. Паркинг располагается под территорией комплекса.

Психолог Мария Осорина обратила внимание еще на множество аспектов, которые хорошо бы учесть в обустройстве петербургских дворов. Так, необходимо место не только для индивидуальных, но и для коллективных занятий, будь то спорт, цветоводство, шахматы или что-то другое. Ограждать каждую зону не стоит, разве что предусмотреть «зеленую ограду»: подрастающее поколение инстинктивно стремится расширить границы своего обитания, и логично предположить, что удержать в «загородке» подростков вряд ли удастся. Детям свойственно любопытство и стремление посещать «страшные места»: подвалы, свалки, заброшенные сараи. Так что, может быть, стоит разместить во дворе какие-нибудь безопасные, но таинственные объекты, чтобы отвлечь детское внимание. Только их придется часто менять.

Участники обсуждения сошлись в том, что в качестве эксперимента — на основе рекомендаций психологов и пожеланий жителей — город мог бы благоустроить три-четыре двора. Глядишь, и ситуация начнет меняться к лучшему.