НАШ ЦИТАТНИК: «В День строителя уместнее говорить не о зданиях как таковых, а о тех людях, которые их создают. И дай Бог, чтобы мы и дальше могли созидать, придумывать и воплощать свои идеи, делиться творчеством и передовыми мыслями...» Борис Мошенский

17 августа, 10:38

На берегу озера Лассылампи вырубают лес и ведут земляные работы

Работы ведутся в водоохранной зоне. Чиновники уверены, что деревья на землях населенных пунктов охранять незачем.

Фото предоставлено жителями Токсово

О работах сообщили токсовские активисты. По их словам, в конце июня здесь были вырублены деревья, в том числе – старые сосны… Говорят, что вырубкой насаждений занимались сотрудники Морозовского лесничества – по крайней мере, использовалась знакомая техника. Гражданам предъявили «план освоения лесов».

В дальнейшей полемике, которая происходила в группе «Токсовские озера» (соцсеть «ВКонтакте»), выяснилось: участки, из-за которых возник скандал, находятся в частной собственности. И продавались парами. Один – со статусом ИЖС – ближе к дороге, подальше от воды (см. на схеме). А второй – с рекреационным назначением – вплотную к береговой линии. При застройке неизбежно возникнут проблемы с открытым доступом: по закону, береговая линия водоемов должна быть общедоступной.

Активисты настаивают на том, что вырубка ведется незаконно. Сейчас на спорных участках работает экскаватор без номерных знаков… Жители обратились в администрацию. Направили совместный запрос в комитет экологического надзора. Оттуда (вполне оперативно) прилетел ответ. Если коротко: КЭН «осуществляет надзор» исключительно на землях лесного фонда. А вырубка идет на землях населенных пунктов. Так что – не по адресу…

Спорные участки, судя по всему, возникли в ходе передачи муниципалам бывших территорий Ржевского полигона. Насколько законной была та процедура, сейчас обсуждать уже, наверное, бесполезно – время ушло, срок давности тоже. (Хотя, как выяснилось в ходе судебных процессов по нескольким наделам у трассы СКА, бывает по-всякому. В том процессе в решении апелляционной инстанции черным по белому написано, что по делам о признании права собственности отсутствующим срок исковой давности не применяется…)

Интересно другое. Пока земля была в пользовании у Минобороны, эти земли считались лесными. Потому и находились в ведении Морозовского военного лесничества. А с передачей муниципалам лес куда-то исчез. По факту (в большинстве случаев) он остался, а в бумагах его нет. То же самое происходит и при передаче территорий гражданским федеральным инстанциям – например, ТУ Росимущества (см. историю с вырубкой леса у Большого озера в интересах ДНП «Спутник»).

Поэтому особенно интересно упоминание о некоем «плане освоения лесов». Если он есть – значит, тогда есть и лес? А откуда бы в лесу взяться участкам ИЖС? Если же никаких лесонасаждений не было – что делают на частной земле специалисты из Морозовского лесничества?

Очень нужны внятные разъяснения ответственных инстанций: Рослесхоза и комитета по природным ресурсам.

Пока ситуация с лесом в Токсово напоминает печальную историю со зданием вокзала. Постройку, похоже, все-таки признали памятником. После сноса, посмертно. Вот, наверное, и лес признают лесом. Потом, через несколько лет судебных тяжб. И поставят на вырубке табличку: "Лес»…

Скриншот публичной кадастровой карты