НАШ ЦИТАТНИК: «Чтобы в комплексном проекте ИЖС начал сказываться эффект масштаба и были оправданы затраты на «социалку», в нем должно быть не менее 1–1,5 тысячи домовладений. Чтобы реализовать такой объем, нужны десятилетия. Или придется уходить в демпинг...» Максим Хансон

24 апреля, 06:12

Переплетение историй: в особняке Половцова на Большой Морской идет реставрация Ореховой гостиной

11 сентября 2023 в 15:10

В софинансировании работ по реставрации Ореховой гостиной в особняке Половцова примет участие Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры.

Особняк Половцова на Большой Морской
Фото: сайт проекта «Открытый город»

Особняк Половцова на Большой Морской улице, 52 – одно из самых известных петербургских зданий, с долгой историей, в которую вплетены имена и судьбы людей и работы знаменитых художников. 

От поручика до барона 

Первая постройка – домик на 12 комнат – появилась здесь в 1738 году; владельцем значился коллежский асессор Дмитрий Бутурлин. В 1762 году французский купец Еган Винтер приобрел надел, расположенный между Большой Морской улицей и Мойкой, у поручика Марка Васильева. Затем участком владел флигель-адъютант Походяшин. В 1785-м участок выкупил генерал-майор Василий Левашов и построил на нем усадебный комплекс. Хозяин в доме бывал редко; особняк использовали для размещения высоких иностранных гостей. В 1806-м имение продали, затем объект несколько раз менял владельцев. Наконец, в 1835 году его приобрел князь Сергей Гагарин, обер-гофмейстер и заведующий императорскими театрами. В 1836 году дом был полностью перестроен по проекту архитектора Александра Пеля. 

В 1864 году барон Александр Штиглиц приобрел у Гагарина особняк для своей приемной дочери Надежды Михайловны, полагая, что дом будет ее приданым в случае брака. Надежда Юнина (Июнева) – внебрачная дочь великого князя Михаила Павловича от одной из фрейлин, удочеренная и воспитанная бездетными Штиглицами.

Супругом Надежды Михайловны стал Александр Александрович Половцов, историк, меценат и ценитель искусства. 

Розовый мрамор 

Александр Половцов затеял серьезные преобразования особняка, затронувшие как его внешний облик, так и интерьеры. Архитектор Эдуард Шмидт переоформил фасады и облицевал их тивдийским мрамором розового цвета. 

Кожаные настенные панели Ореховой гостиной
Тут и далее фото: Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры. Кожаные настенные панели Ореховой гостиной

Для оформления интерьеров Половцов пригласил архитектора Николая Брюллова. Архитектор, понимая, что хозяин – страстный коллекционер и ценитель искусства, сделал главным украшением интерьеров гобелены из собрания Половцова. В свое время часть из них была подарена императору Александру I Наполеоном.

Позднее в работу над интерьерами значительный вклад внес архитектор Максимилиан Месмахер. По его проекту были переоформлены вестибюль и парадная лестница, залы второго этажа и парадная галерея. Также были обновлены фасады со стороны Мойки и двора, пристроен западный двухэтажный флигель.  

Бильярд с императором 

Во второй половине XIX века особняк стал одним из центров светской жизни столицы. У Половцовых встречались представители аристократии и чиновники, военные и члены императорской фамилии. За бильярдным столом, установленным в кабинете хозяина, не раз играл император Александр III. В 1890 году он был посаженным отцом на свадьбе Александра Половцова с Надеждой Михайловной. В Дубовом зале проходили собрания Русского исторического общества. Радушные хозяева устраивали балы и пышные приемы. Как написано в мемуарах об одном из таких раутов, «прием был небольшой, человек на 300, из них к ужину остались всего 150…» Курить в гостиных запрещалось – чтобы не навредить гобеленам и росписям.

В 1909-м Александр Половцов умер, у наследников начались финансовые сложности. Коллекции книг и гобеленов, фарфор и скульптуры, бронзу и ренессансную мебель распродали на аукционах в Париже и Петербурге. В 1916-м дело дошло и до особняка: дом на Большой Морской за миллион рублей приобрел сахарозаводчик и фабрикант Карл Ярошинский, член Общества возрождения художественной Руси. Светская жизнь еще теплилась, несмотря на Первую мировую войну: здесь читали стихи поэты Николай Клюев и Сергей Есенин… 

Опять аукцион 

В 20-е годы особняк передали школе профсоюзов. В 1934-м зданием стал распоряжаться Союз архитекторов. Бюллетень «Архитектурный Петербург» приводит дивный анекдот тех времен: «Престарелая графиня приезжает в особняк, где жили ее предки, и спрашивает у служителя на входе: – А кто сейчас живет здесь? – Архитекторы. – Ну слава богу, что не большевики!» Остатки коллекций и мебели профсоюзники вывезли. 

Архитекторы, по крайней мере, понимали ценность того, что им досталось. Благодаря им удалось в значительной степени сохранить оригинальные интерьеры. Кроме того, в Доме архитектора разместился популярный ресторан. (Он сильно пострадал в годы блокады.) 

Интерьер Ореховой гостиной до пожара
Интерьер Ореховой гостиной до пожара

В советское время Дом архитектора стал одним из центров притяжения творческой интеллигенции. Здесь бывали Казимир Малевич, один из первых членов Ленинградского отделения Союза архитекторов СССР, позднее – Михаил Аникушин, Андрей Петров, Юрий Темирканов, Даниил Гранин и другие. 

В 1957 году в Россию вернулся Петр Оболенский – племянник Александра Половцова. Он служил в Министерстве культуры, пытался разыскать утраченные гобелены в эрмитажных фондах – не нашел… 

А в новые времена, с началом рыночной экономики, в Доме архитектора компания «Золотой Медведь» проводила первые аукционы по продаже квартир. Молотком стучал генеральный директор фирмы Сергей Максимишин; позднее он ушел из недвижимости и стал знаменитым фотографом, лауреатом многих премий… 

Судьба Ореховой гостиной  

Ореховая гостиная занимает особенное место в ряду парадных залов особняка, созданных Максимилианом Месмахером, Николаем Брюлловым и Гарольдом Боссе. Отделка помещения была выполнена по проекту Месмахера. Во времена Половцовых Ореховая гостиная использовалась в качестве семейной столовой, в советское время и позже – как ресторан «Дом Архитектора». 

B 2012 году в особняке начались серьезные реставрационные работы. Был укреплен фундамент здания, отремонтирована кровля, восстановлено остекление крыши, отреставрирован ряд парадных интерьеров. Однако в мае 2018 года случился пожар, работы по реставрации были остановлены. 

Фонд содействия восстановлению объектов истории и культуры Санкт-Петербурга планирует оказать содействие в финансировании реставрации Ореховой гостиной, с учетом ликвидации последствий пожара. Реставрационные работы начнутся в первом квартале 2024 года. Затраты предварительно оцениваются в десятки миллионов рублей. 

Пострадавшая Ореховая гостиная
Пострадавшая Ореховая гостиная

По словам представителей Фонда, помимо понятного желания принять участие в сохранении культурного наследия Петербурга, реставрация Ореховой гостиной представляет для фонда и профессиональный интерес. Фонд не первый год занимается комплексом Смольного собора, в том числе – воссозданием утраченного иконостаса собора Воскресения Христова. Его автором также был архитектор Максимилиан Месмахер. Проект иконостаса был выполнен в 1874 году. Через несколько лет Месмахер стал зодчим, затем и первым директором Училища барона фон Штиглица. А с 1888-го по 1892 год – работал над интерьерами Ореховой гостиной.