НАШ ЦИТАТНИК: «Надо, наконец, понять, что весь исторический центр с дореволюционными домами с деревянными перекрытиями – это бомба замедленного действия...» Виталий Никифоровский

16 апреля, 15:11

Деньги — это всего лишь инструмент

30 июня 2014 в 06:00
5 637

Деньги — это всего лишь инструмент

Отделение Сбербанка — элемент повседневной городской жизни. Снять наличные, заплатить за квартиру, получить кредит. У каждого горожанина есть «свое» отделение, ближнее к дому. И оттого, что привычная вывеска все на том же месте, возникает ощущение, что и внутри ничего не меняется. А это совсем не так. О переменах мы и беседуем с директором управления по работе с партнерами Северо-Западного банка Сбербанка России Аркадием Бочарниковым.

Бочарников Аркадий
заместитель управляющего филиалом банка в Петербурге — руководитель розничного бизнеса
Банк Глобэкс

Отделение Сбербанка — элемент повседневной городской жизни. Снять наличные, заплатить за квартиру, получить кредит. У каждого горожанина есть «свое» отделение, ближнее к дому. И оттого, что привычная вывеска все на том же месте, возникает ощущение, что и внутри ничего не меняется. А это совсем не так. О переменах мы и беседуем с директором управления по работе с партнерами Северо-Западного банка Сбербанка России Аркадием Бочарниковым.

– Что нового в банке?

– Мы открыли дополнительный офис с центром ипотечного кредитования на Невском, 59, там собраны все ноу-хау в этой сфере, очень советую посмотреть. Есть специальная база аккредитованных застройщиков, где размещены 152 объекта, фотографии, видео, описание, их расположение на карте. Можно сразу выбрать объект. Там же сдать пакет документов на получение кредита.

У Сбербанка в Петербурге сейчас 11 центров ипотечного кредитования, по плану их будет 14. Сейчас мы в процессе перехода к сервисной модели по ипотеке: первичные консультации будут проводиться в любом из 300 офисов банка в Петербурге (там можно обсудить размер платежа, срок и другие базовые вопросы), а вести сделку будут уже ипотечные менеджеры.

– А в случае спада не придется офисы закрывать? В этом году был бурный рост ипотеки, но ведь не навсегда нам такая радость…

– Мы цифры мониторим регулярно. Определенное снижение есть в мае, однако май — короткий месяц (по рабочим дням), в этом году многие на праздники уехали из города. Летний спад будет, но это объясняется объективными факторами: начинаются отпуска, вообще деловая активность уменьшается. Нормальные колебания. О снижении пока говорить рано.

Сейчас я не вижу оснований для просадки рынка. Например, апрель был рекордным по продажам — выше декабря 2013 года — Сбербанк выдал 4,2 млрд рублей в Петербурге (а в декабре 2013‑го — 3,8 млрд). И от этого рекордного уровня, от высокой базы, конечно, возможна некоторая корректировка.

– Какой период, какие месяцы будут для вас показательными?

– Август-сентябрь, наверное. Осенью должен быть рост.

– За пять месяцев намного больше выдали ипотечных кредитов, чем за тот же период прошлого года?

– Ровно в три раза. И у нас есть потенциал, есть запас для роста: если по России доля Сбербанка по ипотеке превысила 50%, то в Петербурге — около 30%. При этом у нас иногородних клиентов больше, чем в других банках: филиальная сеть развита.

В Сбербанке любой гражданин может взять кредит по месту регистрации, по месту работы или по месту приобретения жилья.

– Поясните еще по статистике, пожалуйста: Центробанк приводит цифры и отдельно по ипотеке, и вместе с жилищными кредитами. В чем отличие?

– В форме обеспечения. Жилищный кредит — это покупка жилья, но без залога приобретаемой недвижимости, например, под поручительство другого лица.

– Еще один технический вопрос, но для многих важный. Если брать кредит на покупку квартиры — ставка будет, например, 11%. А если занимать на другие цели, хотя бы для покупки дома, под залог той же самой квартиры — сразу 14–15%. Почему так? Ведь и залог, и заемщик — те же самые?

– Здесь вопрос в оценке рисков. Банкам ведь не нужны сами залоги, реализация залога — это крайний случай. Им важна возвратность. Приобретая квартиру, люди, как правило, выплачивают кредит, за исключением форс-мажорных ситуаций. В то же время загородный дом — покупка не от жизненной необходимости, это все-таки дополнительное жилье. От такого приобретения легче отказаться, если с доходами что-то не так.

– Но ведь у роста ипотечного кредитования есть предел, есть естественные ограничители. У нас, например, зарплата растет быстрее, чем производительность труда…

– Это часть макроэкономической картины. Стоимость труда — очень важный показатель. Если доходы работников высокие — это не очень хорошо для инвестиций и так далее. Но у нас пока работает другой фактор: низкая обеспеченность жильем. И ежегодный ввод на каждого человека — тоже низкий.

– А как сейчас в целом по рынку — много невозвратов?

– Цифры растут в основном у тех банков, которые занимаются импульсным кредитованием в точках продаж. У нас по ипотеке доля просроченных кредитов стабильна — ниже 1%. Все-таки ипотека — это серьезное приобретение, ее берут раз или два раза в жизни, мало кто — больше. Эту сделку обдумывают, взвешивают, если просрочка — значит, что-то серьезное случилось: потеря работы, утрата кормильца…

– Есть данные по тем заемщикам, кто отягощен не только ипотечным, но и потребительскими кредитами? Некоторые по пять-шесть займов одновременно выплачивают…

– Мы во время рассмотрения заявки смотрим кредитную историю каждого заемщика: какие у него обязательства, кредитные карты и так далее. Есть три Бюро кредитных историй, эту информацию можно получить довольно быстро. Сведения будут расширяться: задолженность по квартплате, штрафы и так далее. Здесь важны два момента: отношение человека к его долгам и его возможность платить. Нужно, чтобы после выплат по кредиту у него оставались необходимые средства.

– А если вы отказываете в предоставлении кредита — вы говорите почему?

– Чаще всего отказываем из-за негативной кредитной истории. Банки не объясняют причину, но клиент сам может обратиться в БКИ и узнать, что у него не так.

– Как выглядит типичный, самый массовый заемщик Сбербанка?

– Это, как правило, семейный человек, обычно — с детьми, самого активного возраста, примерно от 27 до 40 лет, зарплата немного выше, чем в среднем по городу: 45 000–50 000 рублей. Приобретают чаще однокомнатные квартиры, хотя определенную долю занимают и двух-, и трехкомнатные.

– Работаете со всеми застройщиками или выборочно?

– В Сбербанке аккредитовано 542 объекта, застройщиков — около двухсот. Проектное кредитование у нас получают 17 компаний, причем это по всей территории обслуживания Северо-Западного банка Сбербанка России, включая Ленобласть, Калининград и другие.

– Мы часто ориентируемся на западную экономику. На ваш взгляд, жить в долг в погоне за постоянно растущими стандартами потребления — это один из вариантов или магистральный путь развития?

– Деньги должны работать в экономике, постоянно находиться в обороте. Хуже всего, когда они лежат мертвым грузом, под подушкой. Но здесь многое обусловлено менталитетом. Например, в Китае ипотека не развита: они очень склонны к накоплению. Каждая китайская семья ежемесячно примерно 30% дохода откладывает, сберегает. Брать в долг у них не принято. А в США — совсем другой подход: «Зачем откладывать на завтра то, что можно использовать сегодня?» Там кредит — это совершенно нормальное, повсеместное явление.

В наших условиях копить на квартиру долго, но можно взять ипотеку и радоваться жизни, отдавая посильный платеж. У нас, наверное, промежуточная позиция, если считать США и Китай полярными примерами…

– Растущее потребление тоже может оказаться ловушкой. Постоянно меняется модельный ряд, исчезают долгосрочные вещи, передаваемые из рук в руки через поколения…

– Да, гонка гаджетов уже выходит за рамки здравого смысла. Для нового софта нужно новое «железо», и так по кругу, все быстрее. Но жилье — это о другом, это надолго. Экономика должна строиться вокруг реальных потребностей человека. А потребность в достойном жилье — из числа фундаментальных. И если экономика позволяет такое желание удовлетворить — это хорошо.

В верхней доходной группе человек уже может выбирать современные технологии, известного архитектора и так далее. Но в основном речь пока идет о первичных потребностях, в том числе — просто о жизни своей семьей, отдельно от родственников.

– Итак. Объемы ипотечного кредитования растут…

– Да. За прошлый год по сравнению с 2012‑м ипотечный портфель нашего банка увеличился на 33%, за пять месяцев этого года — еще плюс 19%.

– Причем долги населения растут быстрее, чем доходы. За счет чего это может происходить? За счет ухудшения будущей жизни?

– На самом деле доходы населения тоже растут, не все улавливает официальная статистика. Жилье дорожает, и это хорошо, это один из показателей здоровой экономики. И я не согласен с тем, что население долгами «загоняет себя в угол». Средний срок «жизни» ипотечного кредита у нас 13 лет, многие гасят досрочно.

– Специальные условия для льготников: молодых семей, бюджетников и так далее — это коммерция или политика?

– Это гибрид, оба начала присутствуют. С социальной точки зрения подобные акции снижают барьеры для входа на рынок, увеличивают доступность жилья. Так что действуют оба фактора. Акция Сбербанка «12–12–12» направлена на поддержку застройщиков, на увеличение платежеспособного спроса. Программа «Молодая семья» решает в том числе и демографические задачи. Это один из элементов политики банка.

– Такие акции могут быть убыточными?

– Скажем точнее: они могут быть низкомаржинальными.

– По вашим ощущениям, ставки в этом году будут расти?

– Это зависит от макроэкономической ситуации. Деньги, скорее всего, подорожают.

– Руководитель Сбербанка Герман Греф обещал «научить слона танцевать», сделать советскую конструкцию более современной. Получается?

– Это должны оценивать, скорее, клиенты. Мы видим положительную реакцию. В Петербурге до середины 2015 года будет завершена программа переформатирования: все офисы Сбербанка будут реализованы в новом формате. Это не «смена окраски стен» — это изменение подхода к бизнесу. Признанный лучшим в России интернет-банкинг для физических лиц, мобильный банк в телефоне, оплата услуг с помощью SMS-сообщений и многое другое — это уже «танцы» высокого уровня, далеко не везде в Европе это сделано.

Плюс изменение продуктовой линейки: сейчас в Сбербанке есть продукты для любых групп, для любых значимых целей.

Очень важный момент — сотрудники: если люди открытые, они улыбаются — значит, процесс идет правильно. Для Сбербанка главный момент — отношение к клиенту.

Так что «обучение танцам» идет успешно. И почивать на лаврах не придется: рынок очень конкурентный, а «надменность предшествует падению».

– Работа с чужими миллиардами как-то влияет на восприятие? Есть ли у вас философия денег?

– Один из моих руководителей учил меня: деньги — это бумага. Это всего лишь один из инструментов. На самом деле важны не они, а отношения, эмоции. Человеку ведь нужны не деньги, а возможность решить возникающие перед ним проблемы.

«НП» досье Аркадий Бочарников родился в 1975 году в Волгограде. Окончил Волгоградский государственный технический университет по специальности «менеджмент». Во время учебы занимался предпринимательской деятельностью. Три года проработал налоговым инспектором, затем перешел в Сбербанк. За 12 лет прошел все ступени карьерной лестницы: работал экономистом, начальником отдела, управляющим Новоаннинского отделения, заместителем управляющего головного отделения в Волгограде, директором контактного центра Сбербанка… В апреле прошлого года получил назначение в Петербург. Женат, двое детей: сын и дочка. Увлекается дайвингом.