НАШ ЦИТАТНИК: «Государству не следует поддерживать спрос на некомфортные типологии жилья. В большинстве случаев, если семья покупает за счет ипотеки с господдержкой однокомнатную квартиру, она в дальнейшем уже лишается возможности улучшить свои жилищные условия…» Наталья Трунова

1 июля, 17:19
11 мая 2017 в 08:35

Через Карлино – в Страсбург

В деревне Малое Карлино дорога переехала из одного места в другое. На бумаге, волей начальства. Жители не добились правды в российских судах и готовят обращение в Страсбург.

В деревне Малое Карлино дорога переехала из одного места в другое. На бумаге, волей начальства. Жители не добились правды в российских судах и готовят обращение в Страсбург.

Двадцать лет назад здесь выделяли участки под ИЖС, по краю частного жилмассива прошла автомобильная дорога общего пользования. Неширокая, но все же – трасса, чтобы подъехать к домам.

А в «нулевые» по соседству обосновалось садоводство, и в 2011-м к нему протянули высоковольтную линию. Чтобы долго не возиться – столбы установили прямо вдоль дороги. Разрешение на строительство ЛЭП садоводы не оформляли, права на участок – тоже. Просто пришли рабочие и поставили столбы. С одной стороны – мелиорационный ров, с другой – заборы частных домов, между ними семь метров. Законного места для ЛЭП там попросту нет, охранная зона наползает на частные наделы…

Позднее, давая объяснения в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, глава администрации Виллозского СП Виталий Козырев будет оправдываться: допустил ошибку, не заметил отсутствия надлежащих документов, доверился специалисту-землеустроителю... (Специалист очень кстати уволился.)

В 2013-м «Ленэнерго» подключило ЛЭП к своим сетям – без разрешения на ввод в эксплуатацию, предусмотренного Градкодексом...

Садоводство представило в администрацию проект строительства, согласно которому ширина охранной зоны ЛЭП составляет 10 метров от провода в каждую сторону. То есть либо дорога законна, либо ЛЭП. Жители деревни отправились судиться.

В судах чудеса продолжались. Арбитраж решением от 5 августа 2015 года установил, что «участок… СНТ «Малое Карлино» под строительство или эксплуатацию линии электропередач не предоставлялся. Заявление в администрацию… о предоставлении участка под строительство данного объекта не поступало. Договор аренды, имеющий предметом проведение проектно-изыскательских работ, строительство ЛЭП не предполагал…» Заодно арбитраж предписал чиновникам паспортизировать дорогу и внести в кадастр.

А суд Ломоносовского района, располагая теми же документами, что и арбитраж, решил, что с линией электропередач все в порядке. (Судья Вербицкая, вынеся этот интересный вердикт, тоже вскоре уволилась.) Жители обжаловали решение, но и областной суд, и Верховный оставили его в силе.

Здесь придется упомянуть еще одно важное обстоятельство. Председателем правления СНТ «Малое Карлино» сначала была Евгения  Нарышкина, затем ее на этом посту сменил супруг – Александр Нарышкин. Причем последний неоднократно и прозрачно намекал недовольным на родство с бывшим спикером Госдумы: «С такой фамилией, как у меня, никто ЛЭП не снесет».  Активисты написали в Думу, тогда еще спикеру Сергею Нарышкину. Оттуда ответили: родственники – липовые! И велели провести прокурорскую проверку.

Проверка продолжалась аж 10 месяцев, но никакого результата не принесла.

Зато местная администрация сделала неожиданный финт. Чтобы убрать юридическую двусмысленность, дорогу перенесли. В градостроительных документах она вдруг появилась в полусотне метров от настоящей – с противоположной стороны, «на задах» участков ИЖС! Это совсем интересно. Там между заборами – 4 метра. Дороги здесь никогда не было, а был технологический коридор – под будущий централизованный водопровод.

Чиновники из Малого Карлина оказались в сложной ситуации. Узаконить существующую дорогу вместе с ЛЭП – не получается. Изобразить новую – тоже не вдруг. Как-то придется объяснять ситуацию гражданам, а у них на руках совершенно законные градпланы участков, где никакой дороги нет…

И все оттого, что шесть лет назад они испугались громкой фамилии.

Активисты готовят иск в Европейский суд по правам человека – в российской юрисдикции возможности исчерпаны…