НАШ ЦИТАТНИК: «Мы так активно стимулируем жилищное строительство, что за 2020–2021 гг. цены на новостройки выросли на 50%. Надо не просто деньги раздавать, а структурировать проекты вместе с бизнесом, контролировать цены на жильё и стройматериалы...» Антон Силуанов

24 июня, 22:12
16 октября 2016 в 18:50

Как вы считаете, кому еще надо поставить памятник в Петербурге? А может, есть лишние, которые стоило бы убрать?

На днях на улице Рубинштейна поставили памятник Довлатову. Вроде бы все довольны, хотя и эмигрант. А вот мемориальную доску в честь маршала Маннергейма на Захарьевской то краской обольют, то топором порубят. В общем, с памятниками у нас все сложно и неоднозначно. Своим мнением с NSP поделились Татьяна Хоботова, Рафаэль Даянов, Николай Антонов, Ольга Шульдинер, Андрей Кошкин и др.

Как вы считаете, кому еще надо поставить памятник в Петербурге? А может, есть лишние, которые стоило бы убрать? Какие памятники (из тех, что появились в последние годы, в том числе — в новых районах) вам нравятся, какие — раздражают?

Святослав Гайкович,
руководитель АМ «Студия 17»:
– Отвечу тезисно по всем пунктам. Памятник Довлатову — это очень хорошо. Ломать памятники не надо, разве что в исключительных случаях. Предатели памяти Маннергейма — это те, кто установил ему мемориальную доску, но не обеспечил ее охрану. Мне бы хотелось, чтобы в Петербурге появился памятник архитектору Ною Троцкому.

Николай Вечер,
вице-президент GVA Sawyer:
– Люди, которым устанавливают у нас памятники, часто вызывают неоднозначное отношение. Тот же Маннергейм, фактически создававший современную Финляндию, безусловно, заслуживает памятника в Финляндии, но в стране, с которой он воевал, пусть и не своей инициативе, памятник ему — довольно спорное решение. А биография Сергея Довлатова мне мало знакома. Мне кажется, что он был талантливым писателем, но не более того. А с другой стороны, и памятник ему не сравним с масштабами памятников Петру Первому. Неоднозначность решений об установке памятников привела меня к тому, что я предпочитаю городские скульптуры — веселые, забавные, которые любят наши дети и гости города. Чижик-Пыжик на Фонтанке или городские коты на Малой Садовой — вот они и есть подлинные памятники нашему городу.

Ольга Сафронова,
генеральный директор ООО «Негосударственный надзор и экспертиза», член Союза архитекторов России:
– В Петербурге уже давно по поводу каждого архитектурного решения или изменения организовывают общественные слушания. Почему бы не проводить такую же процедуру и по памятникам и мемориальным доскам? Тогда, возможно, будет гораздо меньше возмущения, связанного с уже установленными мемориалами. Каждый памятник — это произведение искусства, творческая работа, кому бы он ни был посвящен. И обливать его краской — это банальный вандализм, отсутствие воспитания и культуры.

Андрей Кошкин,
председатель совета директоров группы «Ярд»:
– Весь Петербург соткан из восхитительных мелочей: решетки Летнего сада, мостовой Дворцовой площади, столетних дубов на Крестовском острове, памятных досок, посвященных сильнейшим наводнениям, памятников Александру Невскому и Чижику-Пыжику. Все это история города, его жителей и событий. И реакция на увековечивание и Довлатова, и Маннергейма показывает, что петербуржцы до сих пор неравнодушны к тому, к чьей памяти будет взывать очередная мемориальная доска или, например, чьим именем будет назван мост. Круг достойных хорошо показывают молодые художники из HoodGraff: они рисуют от ученых до спортсменов, от артистов до сценических персонажей. А кто из них останется в памяти надолго, покажет только время.

Ольга Шульдинер,
учредитель ООО «Выставка»:
– Я человек патриархального склада и не стала бы на месте властей раскачивать ситуацию, добавляя или убирая памятники. Российская история так неоднозначна, что очень трудно найти личность, которая вызывала бы одинаковое уважение и приятие у всех. Французы называют улицы в честь наших Стравинского, Рахманинова, Прокофьева. Мы бы тоже могли, наверное, увековечить память Моне… Но разве мы этим что-то добавим к его славе? А памятники, да еще поставленные в финансово непростое время, воспринимаются еще более спорно. Меня устраивает Петербург таким, каков он есть. И я — за нейтралитет.

Татьяна Хоботова,
начальник отдела ипотечного кредитования банка ВТБ24:
– Довлатов — это эпоха для Петербурга, и я очень рада, что его памятник у нас теперь есть. Кстати, я считаю, что доска Маннергейма тоже имеет право на существование. Все сложно оказалось у человека с Отечеством. Но он ведь в этом не виноват. Каждому из своих отечеств служил честно и сам по себе фигура выдающаяся. А разве не заслуживают памятников Бродский, Барышников? А Шостакович и Берггольц?

Олег Барков,
генеральный директор группы компаний «Ханса»:
– Очень рад памятнику Довлатову и однозначно убрал бы доску Маннергейма. Ошибочным было решение ее установить. Поскольку в Петербурге брали начало многие события мирового масштаба, например, в Петропавловской крепости работала Группа по изучению реактивного движения, положившая начало советской космической отрасли, я думаю, был бы очень уместен памятник Королеву. Мне очень нравится монумент на площади Победы. Думаю, было бы замечательно где-нибудь в новом районе, может быть на намыве Васильевского острова, сделать грандиозный музей событий XX века с памятниками ключевым событиям: революции, Гражданской войне… И монумент в честь примирения красных и белых. Это сложная тема, и работать над ней должны очень талантливые люди. Но ведь благодаря этим событиям мы вошли в XXI век совсем другим народом — повзрослевшим, более мудрым…

Екатерина Запорожченко,
генеральный директор компании Docklands Development:
– Не хочу называть конкретных имен, но памятники можно ставить писателям, художникам, деятелям культуры. Ну и обобщенные образы типа «Отважному пожарному», «Доброму доктору». Нравятся скульптуры, вызывающие патриотические чувства. Недавно открыли красивый памятник курсанту у Нахимовского училища. Мне кажется, что он не только мотивирует будущих моряков, но и вызывает добрые чувства у жителей города. Густав Маннергейм, конечно, сложная и неоднозначная историческая личность, но я категорически против любого вандализма, и не только в нашей стране, но и в Европе, где продолжают уничтожать советские памятники.

Я живу в Приморском районе, где есть аллея Чернобыльцев. Сама аллея прекрасна, но монумент чернобыльцам вызывает у меня странное ощущение, вокруг него — какая-то гнетущая атмосфера. Я не предлагаю убрать его, но лишний раз подходить тоже не хочется. Вот в Москве на Новодевичьем кладбище на могиле Юрия Никулина стоит памятник, который вызывает светлые чувства. Также я против присвоения мосту в Петербурге имени Ахмата Кадырова. Мне кажется, это неискренне, по политическим соображениям.

Николай Антонов,
генеральный директор УК «МТЛ»:
– В Петербурге тема памятников сильно политизирована (тот же мост Кадырова и др.). На мой взгляд, у нас мало монументов русским полководцам. А я бы поставил памятник Будде. Хорошая, мирная религия — это мой асимметричный ответ на политику. В новых районах почти не бываю, зато каждый день езжу мимо Медного всадника и не перестаю радоваться, как и памятнику Пушкину на площади Искусств. Раздражают не столько памятники, сколько то, что порой происходит вокруг них. Вот, например, недавно покрасили памятник с мемориальной доской в честь партизана Александра Германа, очистили место вокруг, а на днях напротив поставили ларек.

Рафаэль Даянов,
руководитель АМ «Литейная часть-91»:
– Ситуация сложная, для меня — необъяснимая. Почему мы ставим памятники Довлатову, Цою? Я так понимаю — это «наше все»? Давайте еще Бобу Дилану поставим, Нобелевскую премию вот он получил. При этом мы совершенно не помним и не думаем увековечить действительно выдающихся людей. Кто в Петербурге знает о Герое Советского Союза, первом коменданте Берлина Николае Берзлине? Почему ему не поставить памятник? А ведь он родился в нашем городе. Между тем в Берлине его именем названы мост, площадь. Любопытно, что после объединения Германии его имя убрали с карты города. А потом снова вернули.

P.S. Когда наш опрос уже был готов, стало известно, что мемориальную доску в честь Маннергейма с Захарьевской убрали. Под покровом ночи...