НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

21 мая, 16:16
16 декабря 2016 в 06:27

Коммунальный раек

В особняке Румянцева на Английской набережной, 44 вновь появилась коммунальная квартира. Хотя ее расселили почти полвека назад.

Реинкарнация ленинградской коммуналки случилась в тех же самых помещениях, где она и была с 1930-х до 1970-х годов. Хотя уже в ту пору в основных помещениях особняка работал Музей истории города, под крышей кипела «живая жизнь». Как вспоминает один из жителей той самой коммуналки Сергей Арно (зам. председателя Союза писателей Петербурга), одним из соседей их семьи был трубач, игравший в оркестре на похоронных процессиях, и утро начиналось со скорбных звуков трубы. «Мне говорили родители, что мы живем в музее. Но никак не думал, что я сам стану экспонатом», – шутит местный старожил. По стечению обстоятельств музей не успел заняться реконструкцией этих помещений, а потом решили оставить все как есть, чтобы наглядно рассказать о прелестях коммунального быта. Тем более что основная экспозиция, размещенная в особняке Румянцева, рассказывает о советском периоде в истории города. Конечно, в точности воссоздавать подлинную обстановку не стали. Но решили объединить в коммуналке представителей разных социальных групп – бывшую хозяйку всей «уплотненной» квартиры, семью, приехавшую из деревни на заработки, художника-неформала…  Каждому – интерьер под стать: у одних занавески, у других – бархатные портьеры, у тех патефон, у этих – транзисторный приемник. На кухне – всякая всячина, начиная от чугунных утюгов и механизма для отжимания белья до разнообразных телефонных аппаратов и дверных звонков.

На открытии многие ностальгировали о коммунальном прошлом: вспоминали, как тетя Маша учила варить суп, а Дарья Петровна музицировала на рояле. Правда, дядя Миша как-то хлебнул воды из банки с живой рыбой – ну, да это дело прошлое.