НАШ ЦИТАТНИК: «Мы фиксируем большой спрос на квартиры и проекты, предназначенные именно для жизни с семьёй...» Михаил Гущин

19 октября, 15:24

Сиятельный бред

13 октября в 12:31
790

Сиятельный бред

Перспективная профессия – переводчик с бюрократического. Всё тяжелее общаться с представителями власти. Да и просто понять, о чём они и чего хотят. Просто инопланетяне какие-то.

Вот в сенате учиняют солидную дискуссию про ИЖС. Тут как раз с целями всё прозрачно: многоквартирное домостроение, несмотря на все усилия, сокращается, так что придётся рассчитывать на инициативных граждан. Чтобы, значит, довести долю ИЖС в нацпроекте до 50%. И благородный муж, сенатор Аркадий Чернецкий, сетует на то, что «в стране реализуется крайне мало комплексных типовых проектов создания индивидуальных жилых домов». Вот интересно: он сам себя слышит? Его не напрягает сочетание в одной фразе «типовых» и «индивидуальных»? Это же вроде как не то чтобы очень разные, а просто противоположные понятия.

Далее в разговор вступает Михаил Гольдберг из "ДОМ.РФ": «Цивилизованное индивидуальное жилищное строительство отсутствует. Дома, которые возводят без проектов и типовых решений, гораздо менее ликвидны, чем стандартные многоквартирные. Из-за этих рисков выше и ставки по кредитам». Ау, Москва! Если бы для граждан так уж важна была ликвидность – они бы и покупали квартирки. Может, они потому и занялись самодеятельностью, что их не устраивают типовые проекты?

Вы у себя на Рублёвке примерьте – постройте пару типовых кварталов с одинаковыми особняками, по тысяче «квадратов» каждый и стоимостью пол-ярда в рознице, и айда на рынок с таким добром. Очень поучительный будет опыт.

Ещё г-ну Чернецкому не нравится, что «на собственников ложится также обеспечение домов и участков инженерной и транспортной инфраструктурой, это увеличивает затраты, повышает риск нарушения градостроительных норм». Добавим: собственники тоже не в восторге. Альтернатива? Подождать, пока государство проложит дороги и подтянет инженерные сети? Ну, может, внуки доживут…

Типовые решения пользуются спросом в эпоху тотального дефицита. Девелопер Билл Левитт строил свои «левиттауны» – тысячи типовых домиков в картофельных полях – в условиях острого дефицита жилья в послевоенной Америке. (И кстати: ориентируясь на льготные кредитные ставки для ветеранов.) Аналогичный подход применяли финны… У нас – «хрущёвки».

Но развитие ИЖС в XXI веке – совсем другая история, другая мотивация. У людей, которые строят себе дом, как правило, уже есть квартира. (Иногда – арендованная, но это не так важно.) И она их не устраивает!

Беда в том, что сложную многоуровневую проблему не решить привычным для начальства квадратно-гнездовым методом. А тонкие настройки (многообразие форм "социалки", развитие доставки и онлайн-образования, поддержка альтернативной энергетики) не укладываются в «экономику РОЗ» (распил-откат-занос, термин отставного политтехнолога Белковского).

Примерно та же история – с «всероссийской реновацией». В Думе и Кремле до хрипоты спорят о чём угодно: как выселять, кого выселять, куда выселять. Стыдливо оставляя за скобками главное: за чей счёт, собственно? Школьник, посещавший семинар по экономической географии, сообразит: без денег не получится. В законопроекте скромно указано: «не приведёт к дополнительным расходам федерального бюджета». Тогда – что? За счёт регионов? Справочно: сейчас долги субъектов РФ составляют 2,15 трлн рублей. К концу года вырастут ещё на 300 млрд. Чиновники считают: возможность строить в обжитых кварталах окупит затраты на расселение. Инвесторы тоже считают, в уме и на калькуляторе. И приходят совсем к другому выводу. Или как в Москве: «Мы построим, если вы у нас потом выкупите».

Рис. Виктора Богорада

В каком-то ущербном, крайне осторожном варианте «всероссийская реновация» возможна в нескольких городах-миллионниках, и то – при условии растущего рынка и увеличения реальных доходов граждан. О чём тогда весь хайп?

Причём это взаимное непонимание – необязательно от злонамеренности. Бывший вице-премьер Игорь Шувалов, полагаю, совершенно искренне потешался над людьми, которые покупают 20-метровые студии. Ну, правда же, забавно, разве нет? У него корги в 24-х, и то тесновато...

Собственно, ничего нового. При царском режиме аристократия и плебс тоже говорили на разных языках, причём буквально. Одни на французском, другие на нижегородском. Возвращаемся по спирали. Контуры жёстко сословного общества просматриваются всё яснее; проблема перевода – всё актуальнее.

Как сказал один известный актёр, аккуратно присаживаясь в кресло президента США: «Правительство – не решение нашей проблемы, правительство и есть наша проблема».