НАШ ЦИТАТНИК: «Исторический дом не может соответствовать современным требованиям...» Сергей Макаров

24 июня, 06:55

«Шведы и новгородцы будут устраивать паломничество на Охту»

9 марта в 06:15
7 143

«Шведы и новгородцы будут устраивать паломничество на Охту»

Президент Владимир Путин поручил к 1 мая проработать вопрос о создании на Охтинском мысе археологического музея. В сжатые сроки свои предложения подготовила архитектурная мастерская «Студия-17» (по заказу АНО «НИИ культурного и природного наследия» и Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры). Подробнее о проекте и перспективах его реализации рассказывает Святослав Гайкович, глава «Студии-17» и вице-президент Союза архитекторов Петербурга.

Гайкович Святослав Владимирович
Гайкович
Святослав Владимирович

вице-президент Союза архитекторов Петербурга, руководитель «Студия-17»

+7 (812) 497-04-05
office@studio-17.ru

 После презентации вашей концепции началась дискуссия о том, на каких основаниях вы её делали. Газпром как собственник участка к вам и к градозащитникам явно не обращался. Можете прокомментировать?

– Есть две диаметрально противоположные точки зрения. Первая – мы не можем даже обсуждать эту территорию, потому что она находится в частной собственности. Вторая – этот участок вполне можно изучать, оценивать, рассматривать.

Мы рассудили следующим образом. Во-первых, корпорация «Газпром» – наполовину государственная; во-вторых, в данном случае речь идёт о выражении публичного мнения, которое состоит в том, что здесь можно организовать музей, парк, восстановить исторические сооружения, провести раскопки и реализовать важный общественный проект. А значит, наша концепция, как и последовавший за её публикацией диалог, находятся в правовом поле и имеют право на существование.

В каждом своём выступлении я, как и другие участники процесса, подчёркиваю, что собственник не должен пострадать от реализации нового проекта на Охтинском мысе. Речь не идёт об изъятии участка. Должно быть принято решение соответствующих органов о том, что эта территория предназначена для определённых целей, что Петербург, возможно, с помощью федерального центра, её выкупает. Вопрос цены – предмет переговоров на самом высоком уровне. 

 Какие задачи ставил перед вами заказчик при разработке проекта? Какие были установлены ограничения?

– Хочу подчеркнуть, что речь идёт не о проекте, а о концепции. Это, можно сказать, первый набросок, эскиз, который был сделан за две недели. И я не единственный его автор. Участие в этой работе принимали сотрудники «Студии-17» Михаил Ольдерогге, Наталия Телешева, Владимир Кузнецов, Али Барди и Елизавета Хизниченко.

Археологи хотели показать всю красоту того, что им удалось обнаружить во время раскопок, и иметь возможность их продолжать. Их совершенно угнетает, что застройщик признал ценными лишь 15% территории – они хотят уберечь от застройки всё. 

Наша идея, с которой археологи согласились, – пересмотреть охранный статус, границы и предмет охраны объектов культурного наследия Охтинского мыса и сохранить не 15%, а 90-95% территории как музейную ценность. Мы предлагаем накопать остроконечные части валов бастионов Ниеншанца, связав их между собой стеклянными конструкциями. Образовавшееся внутреннее пространство можно использовать как главный зал будущего музея археологии, где будут экспонироваться остатки фортификационных сооружений древнерусского городища времён Александра Невского, крепости Ландскрона начала XIV века и крепости Ниеншанц. Мы хотим показать все археологические слои, которые были здесь обнаружены. При этом раскопки можно будет продолжать. В бастионах разместятся тематические залы: по крепости Ландскрона, русским и ижорским поселениям XIV-XVI веков, торговому поселению XV-XVI веков, крепости Ниеншанц, периоду неолита. В нашей концепции отражена геометрия всех крепостных сооружений: Ниеншанц будет показан в ландшафте, Ландскрона – внутри музея. Фонари зенитного освещения в покрытии главного зала предлагается выполнить по конфигурации сооружений крепости Ландскрона и новгородских укреплений. 

Пониженная часть покрытия зала представляет по эскизу прогулочную террасу, обращённую к Неве, Смольному собору и Большеохтинскому мосту. Она предназначена для проведения исторических реконструкций и других мероприятий. 

Вокруг крепости будет разбит парк, в южной части мы предлагаем восстановить водный ров и ковш гавани Охтинской верфи, где были построены многочисленные суда, включая знаменитый фрегат «Паллада». Ров отсылает к оборонительным укреплениям крепости, но откапывать их по всей территории нет смысла. В юго-восточной части существуют исторические захоронения, эта территория будет благоустроена и станет элементом парка.

Единственное уцелевшее здание Петрозавода в северной части мыса мы предлагаем сохранить. Рядом с ним может быть построен небольшой павильон для ресторана.

 Градозащитники критикуют проект Газпрома, но сами, получается, готовы вести здесь строительство…

– Мы не предлагаем масштабное строительство, речь идёт о насыпных земляных валах высотой 12 м, если мерить от воды – 18 м. Такой проект позволит уберечь территорию и максимально сохранить её для дальнейших археологических раскопок. 

1 из 1

 Проект предполагает строительство пешеходного моста со стороны Большеохтинского проспекта. Зачем он нужен?

– Вход в комплекс со стороны Красногвардейской площади из-за интенсивного автомобильного трафика будет неудобным, плюс там не получится организовать стоянку для туристических автобусов. 

 Вы заранее думаете о местах для парковки туристических автобусов. Считаете, что музей станет новой точкой притяжения?

– Такой аттракцион, археологический парк под условным названием «Допетровский Петербург», может быть интересен туристам. Конечно, те, кто приезжает на сутки или выходные, предпочтут Эрмитаж и Мариинский театр, но тех, кто проводит в городе хотя бы три дня, новая достопримечательность может заинтересовать. В том числе и иностранных туристов. Например, шведы и новгородцы, думаю, сюда будут устраивать паломничества.

 У Невы всегда очень сильный ветер, будет ли востребована площадка для реконструкций на крыше музея?

– Конструктивно всё это можно учесть и сделать пространство удобным для посетителей.

 Ваша концепция была разработана в рекордные сроки. По прошествии времени не считаете, что в ней есть смысл что-то исправить, доработать?

– Доработать любой проект хочется всегда! А то, что мы сделали за две недели, пока большинству нравится. Если идея получит развитие, без сомнения, будет объявлен архитектурный конкурс на её воплощение. Я уверен, что проекты для столь значимых городских объектов должны выбираться через конкурс. У нас сейчас неоднозначная позиция, поскольку все уже ознакомились с нашей концепцией. С другой стороны, мы ей довольны и понимаем, что более детальная проработка пойдёт проекту на пользу.

 На таком этапе говорить про смету преждевременно, но в целом как вы оцениваете стоимость предлагаемых вами технологий и материалов? 

– Проект недешёвый, но он в десятки раз дешевле того строительства, что намечалось на Охтинском мысе. Грамотно сделанный музей, как и общественное пространство, могут привлекать туристов и, соответственно, приносить доход. 

 Как вы оцениваете проект застройки мыса, выбранный в прошлом году Газпромом? Если отвлечься от места, нравится ли он вам с архитектурной точки зрения?

– Как вы знаете, это был закрытый международный конкурс, к участию в котором не привлекали Союз архитекторов. Я не видел всех представленных работ, но проект-победитель мне не очень нравится. Мне зато очень нравится появившаяся возможность создать на Охтинском мысе общественное пространство с археологическим парком и музеем.