НАШ ЦИТАТНИК: «У многих инвесторов, вложивших средства в банки на три месяца, в июне депозиты заканчиваются. Так что мы ожидаем, прежде всего, возвращения интереса к рынку недвижимости...» Ян Бобрышев

27 мая, 00:09
7 февраля в 12:00

«Возможность реально участвовать в принятии решений – проявление уважения к горожанам...»

Соучаствующее проектирование – метод, который применялся при разработке благоустройства для набережной Карповки и Охты.
А в Мурино его использовали при формировании новых правил благоустройства. Научный руководитель исследовательских проектов Центра гуманистической урбанистики UP Олег Паченков рассуждает о сути и преимуществах соучастия и о том, чего на самом деле хотят горожане и как с ними договариваться.

Паченков
Олег

научный руководитель исследовательских проектов Центра гуманистической урбанистики UP

 Чего ожидают жители петербургской агломерации от благоустройства? 
– Есть несколько трендов из разных эпох. По-прежнему существует запрос на интересное современное оборудование на детских и спортивных площадках. Но это «уходящий» спрос, потому что детских площадок уже хватает. Чиновники и проектировщики отстают в этом плане от горожан. Им все еще кажется, что это ново. Хотя в некоторых районах города игровые площадки и правда до сих пор очень востребованы.
Второй тренд – «природность» и естественные материалы. Например, площадка в виде нагромождения бревен. Там, на самом деле, все очень продумано: куда какое бревно положить, куда оно ребенка приведет. Железо и пластик люди видеть больше не хотят. 
Они – за естественный вид, когда оставляют опавшие листья, не выкашивают газоны. 
Я бы обозначил этот тренд как запрос на невмешательство. Мы его видим по результатам социологических исследований. Мне кажется, такой настрой сильно подстегнула пандемия, показавшая ценность природы в городе.

Фото: бюро «Нескучный сад»

Весьма наглядным оказалось обсуждение концепции благоустройства для участка набережной Карповки около метеостанции. Некоторые люди, которые приходили на встречи, считали: благоустройство нужно делать в том же духе, что и на уже готовом участке набережной у мединститута. И вдруг они услышали совсем другое мнение. Так, один из местных жителей сказал в ходе дискуссии: «Я отец двух детей, я там часто бываю и категорически против детской площадки в этом месте. Рядом двадцать детских площадок. А конкретно там я хочу с детьми пинать мяч на траве и разбираться, что за цветы растут». На следующей встрече уже практически все участники поддержали идею о том, что на этом участке не надо городить малые архитектурные формы.
Люди и их отношение к городу быстро меняются. А чиновникам и проектировщикам зачастую не хватает умения и готовности думать о городе по-новому. Как раз это и провоцирует конфликты. Сегодня многие петербуржцы уверены: «Если начнется благоустройство, то все уничтожат, положат искусственный газон, плитку, поставят качели». Отсюда и реакция: «Идите, благоустраивайте что-нибудь другое, а нам оставьте нетронутую городскую природу».

– Удается ли наладить диалог с властями, когда речь заходит о «природности»? 
– Мне кажется, можно наладить диалог с чиновниками на уровне лиц, принимающих решения. С исполнителями же разговаривать не так продуктивно. Тут нужно менять регламенты.

– А как сейчас модно благоустраивать территории в других странах? Там тоже есть запрос на невмешательство? 
– Нам в пандемию удалось посмотреть новое благоустройство Мауэрпарка в Берлине. Это зеленая зона в центре города. Там исторически было просто поле, на котором люди сами организовывали концерты, караоке под открытым небом и многое другое.
Но началось благоустройство, и все переживали, что оно «уничтожит» это место. В итоге же здесь просто привели в порядок дорожки, которые местами затапливало, поставили стилизованные скамьи и столы в виде нагромождений булыжников. Вышло очень аутентично, почти неприметное вмешательство.
Другой показательный пример – набережная Сены в Париже. Задача там была – вернуть воду людям. Прежде всего оттуда убрали машины, а дальше стали действовать точечно – и наблюдать. Организовали кафе, начали смотреть, как работает. Поставили интересную уличную мебель, чтобы понять, как она приживется. Основные принципы те же: невмешательство, отсутствие спешки, наблюдение за тем, как пространство функционирует. Все это нужно, чтобы сделать именно то, что востребовано в конкретном месте.

Современный подход к благоустройству называется «ко-урбанизм» (co-urbanism): надо работать именно точечно, а не насаживать одинаковые решения методом ковровой бомбардировки. Принцип «вот там сработала такая детская площадка, давайте теперь подобные везде городить» лишь вызывает раздражение.

– Вы сторонник соучаствующего проектирования. На чем оно строится? И чем специальное социологическое исследование лучше простого и относительно дешевого анкетирования? 
– Если коротко, в исследованиях мы исходим из тезиса: то, что люди говорят, думают и делают, – это три разные вещи. Причем в реальной жизни важны все три. Когда мы планируем изменить среду, проще всего провести опрос или интервью, когда люди что-то нам говорят. Но, как правило, у жителей недостаточно времени, чтобы вдуматься в вопросы. Они спешат домой или на работу, поэтому в ответах обычно воспроизводят то, что где-то прочитали. 
Им говорят: «благоустройство», – они отвечают: «А, да, детские площадки».
Вот почему мы приходим на место и наблюдаем, что люди делают. Нередко выясняется, что выбранный участок – это, например, транзитная зона или территория для выгула собак. Поставить там детскую площадку – спровоцировать конфликт.
На третьем этапе проходят встречи, когда жители могут сосредоточиться, подумать и обсудить с другими свои мысли. Причем люди способны менять свою точку зрения. Это практически всегда происходит на сессиях соучаствующего проектирования. 
Преимущества такого метода в глубине погружения. Никакой опрос не заменит совместного обсуждения. Дать возможность горожанам реально участвовать в принятии решений (а не выбрать вариант из предложенных) – проявление уважения к ним со стороны власти. 
Кроме того, обсуждения на предварительных этапах – действенный способ снимать конфликты и не допускать их. А это существенно проще и дешевле, чем позднее «тушить» их. Разногласия неизбежны, ведь город – место с ограниченной территорией и многочисленными интересами. Но почти всегда можно снизить градус дискуссии и найти прагматичный компромисс через демонстрацию разных точек зрения. Был показательный пример в ходе обсуждения пресловутого Тучкова буяна (Олег Паченков проводил социологическое исследование и сессии обсуждений с жителями при подготовке задания на проектирование парка. – «НП»). Поспорили те, кто хотел там «движухи», и живущие рядом люди, жаждущие тишины. Это стандартный конфликт между обитателями центра и теми, кто приехал с окраин отдыхать и развлекаться. 

– Это похоже на проблему улицы Рубинштейна…Как вы вышли тогда из ситуации?
– Расселить маленькими группами, и обсуждали варианты под руководством модераторов, чью роль, кстати, часто недооценивают. Чиновники ведь, когда им говорят о диалоге с горожанами, представляют общественные слушания. То есть ситуацию, когда они выходят сообщить людям о своем уже, как правило, принятом решении, а в них летят условно «гнилые помидоры». Дискуссия, которая профессионально модерируется, выглядит не так. Это диалог в группах по 5-10 человек, у которых задача прийти к решению. Модератор их четко ориентирует: есть 40 минут и конкретная задача; время на бессмысленную критику не тратим. И точки соприкосновения находятся почти всегда. За счет зонирования территории, например. За счет масштаба. Люди говорят: ок, мы живем в центре, а вы хотите сцену, но пусть это будет камерная сцена на 20 человек, а не на 120. 
И им отвечают: идет! Оказывается, никто и не хотел создавать толпу, на самом деле... 

– В Петербурге много подобных конфликтов. Самокаты против пешеходов, сторонники парковок и новых дорог против «зеленых»... Вы считаете, модерация поможет?
– А других способов нет. Модератор осознанно идет к разрешению проблемы – по определенной процедуре и списку шагов.  В Петербурге есть десяток-полтора специалистов, которые это умеют. Конечно, этого мало на восьмимиллионный город. Модераторов надо учить и привлекать к работе. Иначе накопленное раздражение, которые мы имеем, не будет разрешаться. Сейчас на запросы горожан у власти и девелоперов зачастую нет адекватных ответов. Их нужно искать совместно, и это вполне реально.  А пока атмосфера в городе, как в скандальной коммунальной квартире. Причем мы в ней застряли.  Худший вариант – если чиновники придут к выводу: «С этими людьми ничего обсуждать невозможно, они только ругаются». И перестанут общаться с горожанами вовсе. Хотелось бы другого сценария. Поэтому мы учим модераторов на программе Co-urbanism в Европейском университете. 

– Насколько хорошо организовано сообщество проектировщиков? Есть ли у них свои ассоциации, каналы для общения с клиентами и обмена мнениями? 
– Сообщество очень разнородное. Есть те, кто погряз в рутине, потому что так проще. Чтобы что-то изменить, нужно, например, сменить поставщика. То есть надо написать новое техническое задание. Придет новое оборудование, с ним тоже придется разбираться. У людей же, которые пытаются закрыть контракты в оговоренные сроки, на это нет ни времени, ни сил.
Чтобы решить эту проблему, нужна ротация. В муниципалитеты и в комитеты должны приходить новые сотрудники со свежим взглядом, без «все и так понятно» и налаженных связей с конкретными поставщиками.
Очень важно и общение с экспертным сообществом, например, преподавателями университетов, у которых есть возможность знакомиться с мировым опытом и знакомить с ним других. 
Мы приглашаем таких специалистов на встречи с горожанами, чтобы рассказать о новых технологиях и современном дизайне. Центры компетенций Петербурга и Ленобласти могут и должны организовывать коммуникацию между практиками и экспертами. 

– Что вы посоветуете застройщикам, которые проектируют благоустройство в новых жилых комплексах? 
– То же самое. Больше обсуждать его с людьми, звать профессионалов. Современные горожане готовы больше платить за жилье не тому девелоперу, который все за них решил, а тому, кто их спрашивает и дает «порулить». В Ижевске и Екатеринбурге есть хорошие примеры, которые выстреливают на рынке. Эти проекты благоустройства сделаны по-новому не в плане эстетики, а с вовлечением покупателей квартир в принятие решений, связанных с обустройством территории и общими помещениями. Застройщику это особенно полезно, если ему принадлежит УК, которой потом предстоит расхлебывать недовольство новоселов.  
Мы недавно проводили круглый стол с застройщиками, и представитель одного из девелоперов рассказал, как, решив обсудить с подростками игровую зону, компания почерпнула для себя много новых идей. Нужно и можно искать новые решения, в том числе через обсуждения. И тогда проекты прозвучат. 
Это же касается и работы по предотвращению градостроительных конфликтов, о которой говорилось выше. Для девелоперов эта тема актуальна. 

Фото: «Нескучный сад»