НАШ ЦИТАТНИК: «Вместо развития мы все занимаемся маневрированием, а горизонт прогнозирования минимален. Надо дать нобелевскую премию тому, кто скажет, что будет через полгода в экономике в целом и на рынке недвижимости...» Леонид Рысев

28 мая, 03:47
12 февраля в 08:00

Госстройнадзор пояснит, откуда узнает о будущих стройках

Петербургская Служба госстройнадзора готовит список открытых источников, по информации из которых она определяет, собирается ли владелец сносимого здания что-то строить на его месте – от этих планов зависит регламент получения согласования на разборку построек.

Фото: NSP.ru

В процедуре согласования сноса зданий есть правовая коллизия, заложенная в самом Градостроительном кодексе еще в 2018 году. Фактически действуют две разные процедуры для демонтажа здания без последующего строительства и для его разборки в целях возведения нового объекта. Сложность в том, как выяснить, планируется ли дальнейшая застройка. В этом вопросе пытались разобраться участники встречи, организованной Союзом строительных объединений и организаций.

Начальник Службы государственного строительного надзора и экспертизы Петербурга Владимир Болдырев пояснил, что если нового строительства не предполагается и речь не идет о памятнике или исторической постройке, то владелец участка и здания подает в Службу уведомление о сносе с проектом демонтажа, подтверждениями об отключении объекта от сетей и другими документами: «Если все документы в порядке, то мы согласуем снос. С осени прошлого года эта услуга полностью переведена в электронный вид и занимает семь дней. Но если планируется возведение иного объекта, то действует другая процедура. Застройщику надо получить разрешение на строительство нового здания, и уже в проектной документации предусмотреть раздел о сносе существующих построек».

Но вице-президент ГК Springald Виталий Никифоровский говорит, что собственники зачастую получают отказы в демонтаже, даже если не имеют реальных планов на новое строительство. По его словам, в процессе приватизации появилось множество владельцев земли под бывшими предприятиями. Тогда за оформлением документов пристально не следили. Брали комплекс построек, объединяли под одной литерой, вписывали год постройки самого первого здания, и тогда инвентаризационная стоимость стремилась к нулю. Потом собственники переоценили объекты, например, чтобы получить под них кредиты, их рыночная стоимость кардинально увеличилась, как и налоги. «Но это реально могут быть какие-то старые сараи, за которые приходится платить большие деньги. К нам, например, обращается владелец, который хочет такой сарай снести. Мы готовим документы, получаем разрешение на снос. Затем, например, съезжает арендатор из соседнего сарая, и его тоже хотят  разобрать. Мы готовим почти идентичный пакет документов, но получаем отказ на основании того, что у Службы госстройнадзора есть информация, полученная из открытых источников, что здесь планируется стройка. И непонятно, откуда такие сведения и что это за открытые источники», – рассказывает Виталий Никифоровский.

По его словам, так можно остановить работы по любому объекту. Например, создать фейковую страницу в Интернете или аккаунт в соцсетях и написать, что по такому-то адресу планируется стройка. Такую коллизию, по его мнению, вполне можно считать злоупотреблением правом.

Владимир Болдырев согласен, что законодательство в этом вопросе действительно несовершенно: «Владельцы в любое время могут принять решение в отношении своей собственности, и это относится и к зданиям, и к участкам. Вполне допускаю, что владелец и хочет построить новый объект, но у него сейчас, например, нет для этого средств. Но он хочет привести участок в порядок, избавившись от ветхой постройки. А Служба не разрешает, поскольку он уже пытался понять, что здесь можно построить. Если мы говорим о крупных застройщиках, то с ними эта норма работает четко и понятно – они приобретают участок и максимально быстро его застраивают. В других случаях могут возникнуть сложности, но таково требование закона, который мы обязаны выполнять».

Что касается источников, то Служба использует все информационные системы градостроительной отрасли. Это Региональная государственная информационная система, системы КГА, КГИОП и т. д. То есть если владелец участка делал какие-то запросы в комитеты, собирал справки, заказывал проект планировки, получал градостроительные планы участков, то этот «след» виден и свидетельствует о планируемом строительстве.

«Пост в соцсетях это, конечно, перебор, но ведь иногда действительно до смешного доходит. Застройщик сам на своем же сайте пишет, что планирует тогда-то начать строительство такого-то объекта, а потом удивляется отказу в сносе старой постройки без нового проекта. И мы сейчас в своих внутренних документах как раз прописываем, что значат открытые источники, чтобы было точно понятно, откуда берем информацию», – заверил Владимир Болдырев.

За 2021 год в Службу госстройнадзора поступило 447 уведомлений о планируемых демонтажных работах. Положительное решение принято по 251 из них. Также за прошедший год в Службу поступило 268 уведомлений о завершении сноса.