НАШ ЦИТАТНИК: «Мы так активно стимулируем жилищное строительство, что за 2020–2021 гг. цены на новостройки выросли на 50%. Надо не просто деньги раздавать, а структурировать проекты вместе с бизнесом, контролировать цены на жилье и стройматериалы...» Антон Силуанов

27 июня, 05:52

Спрос в элитном сегменте Петербурга сместился в пользу проектов высокой готовности

Ситуация в элитном сегменте Петербурга пока остается стабильной. Но из-за изменений геополитического ландшафта спрос сместился в пользу проектов высокой готовности. Часть покупателей ищет объекты на вторичном или загородном рынках в сегменте бизнес-класса. Некоторые «паркуют» деньги в Дубае и на других дружественных берегах. Все ли состоятельные граждане успели пристроить свои капиталы? Сохраняется ли инвестиционный потенциал избранных объектов Петербурга и пригородов? Насколько зависимы от импорта элитные стройки?
Об этом рассуждали участники круглого стола, организованного редакцией газеты «Недвижимость и строительство Петербурга» в Zarenkov Gallery в рамках нашего проекта «План действий».

Участники дискуссии: 

Модераторы  

  • Халмурат Касимов, зам. главного редактора газеты «Недвижимость и строительство Петербурга» и сайта NSP.RU  
  • Леонид Рысев, генеральный директор «VIPFLAT–Элитные квартиры»  

Фото: Юрий Славцов  

Халмурат Касимов: 
– Для затравки несколько любопытных цифр. По оценкам экспертов, в апреле спрос россиян на покупку жилья в Тайване вырос на 47% по сравнению с тем же периодом 2021 года. 
В Турции соотечественники по объему приобретенной недвижимости обогнали прежних лидеров – граждан Ирака и Ирана. Количество сделок за апрель выросло более чем в два раза. 
А вот интерес россиян к объектам в Эмиратах, наоборот, как будто снизился. 
Итоги первого квартала на элитном рынке Петербурга вызывают оптимизм, все показатели в плюсе. Но что происходит сейчас? По данным Росреестра, за апрель продажи жилья в Ленобласти упали вдвое, в Петербурге – на 22%. Очевидно, это последствия разворачивающегося кризиса. Хотя элитный сегмент традиционно считается «островком» стабильности. 

Леонид Рысев: 

– Действительно, часть продавцов ушла с рынка, сняв объекты с продаж. Другие пытаются спасти рублевые капиталы и ищут новые ниши для инвестирования. Ипотека какое-то время была недоступна, да и сейчас снижение ставки до 9%, похоже, все еще недостаточная мера. Вместо развития мы все занимаемся маневрированием, а горизонт прогнозирования минимален. Надо дать нобелевскую премию тому, кто скажет, что будет через полгода. 

Татьяна Любимова: 
– Соглашусь, что рынок элитной недвижимости более стабилен. За первый квартал, по оценкам Knight Frank St. Petersburg, объем предложения  вырос на 22% – преимущественно за счет завершения строительства ряда проектов на Петровском острове и Петроградской стороне. Хотя наметилась и другая тенденция: далеко не все застройщики вывели в продажу проекты в намеченные сроки. 
В конце февраля и марте большинство сделок ожидаемо проходили с ипотекой по прежним ставкам, также выросла доля инвестиционных покупок, что привело к росту популярности небольших по площади лотов. Так, средняя площадь реализованного жилья сократилась на 19 кв. м. Впрочем, сейчас структура покупателей снова меняется. В основном люди интересуются квартирами для собственного проживания. По стоимости квадратного метра лидирует Каменный остров. На Крестовском острове – практически схожая ситуация. Тем более там осталось не более двух-трех участков под застройку. 
В первую очередь состоятельные петербуржцы рассматривают эти две локации. Но если ориентироваться на спрос из Москвы и регионов, крайне не хватает элитных проектов в центре Петербурга. За Петровским островом стабильно закрепляется статус бизнес-класса. 
Средневзвешенная цена квадратного метра элитного жилья за квартал увеличилась на 14%, составив по итогам марта 606 тыс. рублей за кв. м. Бюджет около 43% сделок составил 20–34 млн рублей, еще 26% покупателей приобретали лоты стоимостью 50–89 млн рублей. По ценам выборка может казаться не совсем релевантной, поскольку рынок перешел в большей степени на вторичные сделки. Все меньше людей готовы покупать квартиры без ремонта, и комплексы с чистовой отделкой (One Trinity Place и «Фонтанка, 76») продемонстрировали высокие уровни продаж. Риски, связанные с тем, что объекты не будут достроены или отделочные работы не будут завершены, многих теперь пугают.  

Халмурат Касимов: 
– Раньше покупка элитной квартиры с полной отделкой была скорее исключением, а сейчас такие проекты, получается, в выигрыше? 

Татьяна Любимова: 

– Раньше публика была более требовательная. Было больше покупателей, готовых вкладывать силы и средства в эксклюзивный ремонт. Новое же поколение не прочь купить полностью готовый качественный продукт и даже переплатить за отделку и декорирование 30–40%, но не тратить на это свое личное время. Уменьшение размеров спален и в целом площади квартир в новых проектах – признак того же тренда, который можно обозначить как «смарт-элита». 
Стало больше клиентов, которые могут себе позволить квадратный метр за 700 тыс. или миллион рублей, но не готовы приобретать квартиру 300–400 «квадратов». Им нужно  максимум 100 квадратных метров. Тем самым размываются границы между элитной категорией недвижимости и бизнес-классом. Если раньше разница в средних ценах между ними составляла 54%, то сейчас это 35%. Одна из основных причин связана с тем, что становится меньше локаций для постройки элитного жилья. 
По итогам марта средняя цена квадратного метра в бизнес-классе составила 346,4 тыс. рублей, показав квартальный прирост в 12,7%. Начиная с апреля в этом сегменте наиболее ощутим спад продаж, но цены никто из девелоперов пока не снижает. В целом рынок по-прежнему интересен и динамичен, но портрет покупателя будет в ближайшее время меняться, в том числе за счет прихода новых клиентов из регионов России.  

1 из 12
Презентация «Рынок элитной недвижимости 2022». Татьяна Любимова

Леонид Рысев: 
– В Петербурге застройщики, как правило, опасаются делать дорогостоящий проект «под ключ». Особенно сейчас, когда есть проблемы с логистикой, а цены на отделочные материалы меняются. Но на рынке такие объекты востребованы. Кто-то готов выходить с таким предложением?  

Полина Яковлева: 
– В пример могу привести ЖК на Фонтанке, 76 (Hovard Palace). В свое время застройщик сделал там дизайнерский ремонт «под ключ». Нам на реализацию досталась часть квартир, которые в итоге были проданы, потому что цены на них снизили. А отделку все клиенты переделывали практически с нуля. Некоторые оставили лишь пол и двери. Дизайн интерьеров, как и высокая мода, должен сохранять актуальность на пять-десять лет вперед, иначе не обойтись без переделок.  

Сергей Софронов: 
– Мы не видим запроса от покупателей на отделку в элитном сегменте. Все ориентируются на индивидуальный ремонт. Да и застройщику обеспечить настолько качественный ремонт жилых помещений в массовом порядке достаточно сложно. Эксклюзивность по-прежнему востребована. 

Константин Гриценко: 
– Выводить в Петербурге новые элитные проекты с отделкой, пожалуй, пока не стоит. Петербургский рынок более консервативен и не развивается столь быстрыми темпами, как московский, где спрос на такие объекты более очевиден. Так, в нашем столичном проекте Eleven квартиры сдаются с полной отделкой (квадратный метр там стоит около 1 млн рублей), и клиенты покупают. Стоимость отделки в этом ЖК – порядка 150–180 тыс. рублей за «квадрат», никто не отказывается. 

Анна Любимова: 
– Среди наших элитных проектов есть единственный кейс с отделкой – это новый дом «Приоритет» на Воскресенской набережной. Его сдача намечена уже на конец этого года. Еще на самом раннем этапе мы разработали опцию отделки «под ключ». Однако у большинства покупателей настрой был такой: «Ближе к вводу станет видно, заключать договор на эту опцию или нет». Никто до конца не был уверен, нужна ли ему квартира в готовом виде. На данный момент стало понятно, что мы не сможем полностью гарантировать те цены, материалы и оборудование, которые были изначально заложены в смету ремонта. Так что дизайн-концепция сохраняется, но окончательная стоимость работ будет уточняться в тот момент, когда они начнутся. По сути, получается не пакетная отделка от застройщика, а более гибкий вариант – оформление квартиры в определенной стилистике. 

Халмурат Касимов: 
– Интересно, как дизайнеры обходятся сейчас без люксовых материалов, которых становится все меньше? 

Павел Кулаков: 
– Как дизайнер, занимающийся элитными проектами, могу сказать, что сроки поставок материалов чрезвычайно затягиваются. Их заявляют на полгода дольше, чем раньше. Что же касается отделки, безусловно, поставить элитные концепты на поток не получится, это индивидуальные заказы. Но в целом для проекта можно подобрать бренд или имя дизайнера.  

Халмурат Касимов: 
– А что происходит на вторичном рынке? 

1 из 21
Презентация: Рысев Л.Ю

Леонид Рысев: 
– В 2020 и 2021 годах спрос на элитные квартиры в ежедневных запросах «Яндекс.Статистики» увеличился не менее чем в пять, а то и в десять раз. Таких всплесков не было за всю «историю элиты», и даже в момент ажиотажного спроса в конце февраля. За прошлые два года клиенты скупили треть всего, что было на рынке, и это привело к росту цен на 30%. Сейчас интерес к «элитке» сохраняется на уровне 2018–2019 годов. В первые две недели после 24 февраля многие покупатели приостановили сделки, но затем большинство решило их завершить. А те, кто пытался сохранить рубли, начали экстренно скупать «золотой бетон», как мы называем недвижимость. В целом запросов на приобретение или продажу объектов меньше не стало, поменялись цели. 
В апреле вернулись продавцы, которые «считают в евро», и те, кто решил уехать или уже находится за границей. В итоге количество квартир стоимостью от 20 млн рублей на рынке резко возросло. По локациям – это центр Петербурга, Васильевский остров и Петроградка. При этом элитная недвижимость дорожает медленнее, чем остальная. Цены в других сегментах уже поднялись на 20–25%. Поэтому продать элитную квартиру и взамен купить несколько объектов попроще становится невыгодно. 
Что будет дальше, предугадать сложно, но наметились две яркие тенденции: рост инфляции, которая разгонит цены на недвижимость и стимулирует спрос. Сейчас охотно разбирают паркинги. В то же время экономика России сжимается, влияние санкций усиливается. В США возможна рецессия, что на нас также скажется. Напомню, что в кризис 2008-го цены упали на 30%. Пока же наблюдается мягкая модель кризиса – обесценивание денег. Поэтому мы рекомендуем продавать, пока есть спрос. Особенно это касается квартир, которые относятся к повышенной группе рисков: старый фонд; теряющие привлекательность (в том числе по локации); имеющие «усталый» ремонт,  а также площадь свыше 250 кв. м. 
Зарабатывать на недвижимости сегодня можно, сделав стильный ремонт, а вот купить на котловане и продать дороже после завершения строительства – пока не вариант. 

Халмурат Касимов: 
– Давайте спросим у девелоперов, как они оценивают ситуацию. Что со спросом и актуальна ли сегодня ипотека для ваших покупателей?  

Иван Архипов: 
– На практике все обозначенные в нашей дискуссии тенденции четко видны. Что касается нас, то самый большой проект ГК «Балтийская коммерция» на сегодня – ЖК «Мануфактура James Beck», который возводится на Петроградской набережной. У нас там продано уже около 50% жилья, при этом стройка находится на уровне 3-4-го этажей. Минимальная цена квартиры – 14,5 млн рублей. 
Действительно, после февральских событий спрос резко упал, и многих сейчас интересуют проекты в конечной стадии готовности. Но мы не приветствуем экстренных мер, так что никаких крупных скидок или щедрых рекламных акций. Как говорится, стабильность – залог мастерства. Тем более интерес постепенно восстанавливается. Что характерно, мы снова вернулись к продаже жилья через агентства недвижимости. Темпы строительства не снижаем. Есть определенные проблемы с импортозамещением части высокотехнологичной продукции, но они решаемы. 
Совсем недавно мы вывели на рынок новый комплекс в Петроградском районе, дом клубного формата, всего на 88 квартир. Общая площадь – 8 тыс. кв. м. Такой размер выглядит для нас сегодня оптимальным. В этом проекте уже забронировано около 15% квартир. 

Халмурат Касимов: 
– А можно поподробнее про импортозамещение? 

Иван Архипов: 
– Времени прошло немного, два месяца для строительной отрасли – совсем не срок. Скорее всего, все позиции удастся обеспечить, но дороже. Сейчас интенсивно прорабатываются возможные варианты, альтернативы есть. Речь про крупное оборудование: лифты, котельные, насосные. Себестоимость строительства, безусловно, существенно выросла, но какого-либо глубокого пессимизма мы не испытываем. 
У нас в основном покупают не инвесторы, а будущие жильцы, которым интересна локация и качество дома. Для таких клиентов квартира «под ключ» вряд ли когда-то будет актуальной; все снесут и сделают так, как хотят сами. Картинкам никто из них не поверит, они хотят все сами потрогать. Поэтому дорогостоящие проекты «с отделкой» имеют более длительный период продаж; активность клиентов возрастает только после того, когда уже есть что реально показать.

Сергей Софронов: 
– ГК «ПСК» реализует премиальный проект – «Северную корону» на пересечении Каменноостровского проспекта и набережной Карповки. В марте количество обращений снизилось практически на 50%. Потенциальные покупатели временно приостановили поиски недвижимости. Но в апреле и мае мы уже практически вернулись к показателям февраля. Спрос в высоком ценовом сегменте восстанавливается. В меньшей степени это ощущается в других рыночных нишах (комфорт-класс и сервисные апартаменты), где мы тоже присутствуем. 
Что касается продаж: в феврале наши показатели выросли, в марте и апреле снизились на 20% относительно высокой базы февраля. Это подтверждает, что интерес к премиальной недвижимости в меньшей степени подвержен резким колебаниям. При этом в проекте на Карповке наблюдается достаточно высокий спрос на коммерческие помещения. Мы открыли продажи в конце апреля и практически сразу закрыли несколько крупных сделок. Средняя цена по сделкам с коммерцией составила 500 тыс. рублей за кв. м. 
Доля ипотеки на рынке премиальной недвижимости невелика в отличие от жилья комфорт-класса. В проекте «Северная корона» ипотечных сделок – 30%, больше договоров заключается с рассрочкой от застройщика – 49%. Мы не субсидируем ипотечную ставку по премиальному жилью, но одними из первых запустили расширенный лимит кредитования, увеличив его с 12 млн до 30 млн рублей по программе с господдержкой (ставка – 8,7%). 

1 из 16

Константин Гриценко: 
– Если анализировать наши продажи, то холдинг «РСТИ» («Росстройинвест») также представлен в нескольких сегментах: «комфорт/комфорт плюс», проект Familia на Петровском острове в более высоком классе. В апреле сделок по Familia было немного, но в мае ситуация выправилась, и мы практически вышли на плановые показатели. Что касается Москвы, тут сравнения некорректны. Наш комплекс вводился в эксплуатацию, и прошло всего несколько дней, как мы вновь запустили там продажи. В Eleven осталось лишь около 15% нереализованных квартир. 

Леонид Рысев: 
– У вас есть в планах развивать подобные проекты в Петербурге? 

Константин Гриценко: 
– Изучаем возможности в сегментах «бизнес-плюс» либо «премиум» на Петроградке и по соседству. Смотрим участки, но конкретики пока нет. Скорее всего, если проект будет, то через год или два. 

Павел Евсюков: 
– Начнем с того, к каким результатам мы в AAG подходим к концу мая. Итак: февраль – хороший спрос, март – просто ажиотажный. На апрель перешла часть мартовских сделок, так что мы тоже наблюдали достойный уровень. В мае видим традиционное охлаждение спроса, связанное в том числе с праздниками. Однако к концу месяца рынок оживился в части запросов. Какой процент из них перейдет в сделки – пока говорить рано. По нашему прогнозу лето будет спокойным – без скачков. Хотя нужно учесть, что ряд застройщиков анонсирует выход проектов на рынок в июне, в том числе на Петроградской стороне и на Васильевском острове. 
В нашем активе два проекта в высокой стадии готовности. Первый – сданный в марте ЖК «Маленькая Франция», где в продаже остаются несколько двухэтажных сити-хаусов с патио и два пентхауса. Стильный фасад здания и дизайнерская отделка мест общего пользования привлекают клиентов, они готовы покупать. Второй проект – это Alter на набережной Охты с видами на Смольный собор. Дом сдается летом, все материалы и оборудование мы успели закупить и поставить, сделки идут. Есть также два проекта на начальной стадии строительства – в Красногвардейском и Василеостровском районах. Но там у нас пока есть время изучить, что понадобится в плане импортозамещения. 
На 2022 год у нас намечен вывод флагманского проекта Avant на Петроградской стороне, в некотором роде инновационного для Петербурга. Проект включает и реновацию промышленных корпусов фабрики «Красное знамя», и новые современные дома. В реконструируемом здании будут представлены лофт-апартаменты: пятиметровые потолки, двухуровневые помещения, стены толщиной в метр, а также новый для Петербурга формат work & live: апартаменты, в которых на втором этаже можно проживать, а на первом открыть, например, дизайн-студию или шоу-рум. Вторая составляющая проекта – новое строительство: многоквартирный дом еще примерно на 30 тысяч кв. м. Старт этого проекта намечен на осень, и от планов мы пока не отказываемся. Ориентировочный срок окончания реализации – 2025 год. 
Кроме того, в ближайших планах у нас проработка двух небольших проектов бизнес-класса – в Адмиралтейском районе и на Охте (продолжение Alter). Оба расположены на набережных. 
По поводу разделения на смарт-планировки и классику. У нас все планировки традиционно «смарт». Одна из тенденций в дорогих сегментах, как и во всех остальных, – сокращение площадей. Тренд наблюдается не только в спальных районах, но и в статусных локациях: например, на Петровском острове. Застройщики планируют и студии по 25 метров, и однокомнатные квартиры по 35 метров. Мы стараемся перегибов не допускать, изначально адаптируя планировочные решения. Потому что понимаем: и на Петроградской стороне покупатель думает о том, как оптимизировать свои траты. 

Леонид Рысев: 
– «Стиль дороже денег» – это фишка вашей компании. Что скажете по поводу квартир с ремонтом? 

Павел Евсюков: 
– Мы изучаем глобальный рынок, часто ездим в Москву. Тенденции, которые там развиваются, к нам доходят примерно через три-четыре года. Московский рынок отличается большей вариативностью: там велика доля квартир, которые сдаются полностью с чистовой отделкой; можно выбрать и white box. Клиент хочет купить и сразу переехать, не страдая от долгого ремонта. В Петербурге пока и цены не московские, и рынок не готов к такому подходу. Кроме того, сам сегмент по-настоящему элитных домов небольшой. Мы пришли к тому, что строим дома с черновой отделкой, но подключаем дизайнеров, чтобы клиент мог на раннем этапе получить консультацию, не тратя время на поиск, и сразу начать работы. 

1 из 15

Халмурат Касимов: 
– А как с импортными материалами и оборудованием для строительства? 

Павел Евсюков: 
– Нам в определенном смысле повезло. Один из проектов мы успели сдать в начале года. Еще один – ЖК Alter – сдается этим летом, поэтому основные отделочные материалы и инженерное оборудование были закуплены заблаговременно. Остальные проекты находятся на начальной стадии строительства, соответственно, время для импортозамещения у нас есть. Сейчас активно изучаем коммерческие предложения, и уже можно сказать, что по ряду позиций, например радиаторам отопления, можно достаточно легко подобрать отечественные аналоги. Основная проблема – вентиляционные системы и лифтовое оборудование. Наша компания работает в сегментах бизнес- и премиум-классов, что заставляет нас более тщательно подходить к выбору поставщиков. В случае с лифтами, помимо китайских компаний, мы рассматриваем производителей из Кореи, а также альтернативы из Европы. Процесс поиска займет определенное время, но говорить о том, что ситуация безвыходная, как минимум преждевременно. 

Владимир Федоров:  

– Я бы хотел обратить внимание на то, что иногда происходит подмена понятий. Мы говорим об «элите», но уже рассматриваем цены по 300 тыс. рублей за кв. м. К сожалению, это ситуация, которая сложилась исторически. Мы подтягивали бизнес-класс под «элиту», называя его «премиум», и вот на рынке уже есть проекты за Обводным каналом. Однако в элитной классификации всегда была важна целостность, то есть чтобы проект не отрывался от места. «Смарт» или «классика» – это манипуляция, если у вас потолки в 2,99 метра. С такими планировками сложно что-то придумать. А «элита» – это когда гардеробная занимает 25 метров. Ну, нельзя в 117-метровой квартире сделать такую гардеробную. И выводя на рынок тот же лофт, надо четко понимать, кто это будет покупать. Да, миллионные объекты на Каменном и Крестовском будут всегда востребованы у небольшой части клиентов, но в ближайшее время, кроме разовых сделок, ничего не ожидается. Спрос меняется, сейчас покупки совершаются лишь при наличии жесткой потребности. Мы видим, что в наших локациях объекты ценой в 300–400 тыс. за «квадрат» встали наглухо, именно в стандартной подаче, без отделки. Надеюсь, привлечение хороших дизайнеров и качественные концепты оживят рынок. 
У нас есть проект «Костромской, 45» на Удельной в Выборгском районе, сданный в прошлом году. Его общая площадь – свыше 1000 кв. м (18 квартир). В том числе там имеются «смарт»-планировки по 40 метров. Цена на старте, скорее всего, будет 400–500 тыс. рублей за кв. м. Учитывая, что есть лист ожидания, собираемся за год справиться с реализацией. Оптимальный вариант – найти покупателя целиком на объект. 
 
Халмурат Касимов: 

– Картина была бы неполной без сегмента дорогих коттеджей. Как развивается ситуация на загородном рынке? 

Полина Яковлева:  

– Часть клиентов подняла цену на свои объекты вслед за курсом доллара, другие сняли особняки с продажи. Поднявшие ценники так их и оставили, хотя курс доллара снизился. Продажи у многих компаний упали, но у нас сделки идут. С 24 февраля наш департамент закрыл порядка шести проектов в сегменте выше 100 млн рублей. При этом на загородном рынке мои коллеги совершили две сделки: за 150 млн и 360 млн рублей. 

Халмурат Касимов: 
– Это больше или меньше, чем годом ранее?  

Полина Яковлева:  

– Если сравнивать февраль–март, количество сделок не уменьшилось. Но это потому, что часть клиентов «осталась в рублях» и вкладывает их в недвижимость. В основном же наши клиенты оперируют долларами и евро. Они целенаправленно не желают ни покупать, ни продавать объекты. То есть делают это по необходимости. Есть у нас клиент, который хотел продать дом за 2,5 млрд рублей. Покупатель готов был приобрести его за 1,8 млрд, но продавец отказался. То есть покупатели ждут скидок даже в самом высоком сегменте, но продавцы пока на них не идут. 
Например, в Петербурге есть объекты, которые «зависли». Цены на некоторые элитные квартиры в центре города подросли до 1,2 млн за кв. м. Это достаточно дорого, несмотря на качество. Поэтому сроки экспозиции увеличиваются. 

Леонид Рысев: 

– Нет ли такого, что загородная и городская недвижимость находятся в противофазе? И кто ваш покупатель? 

Полина Яковлева: 

– Я бы сказала, что загородный сегмент начал набирать обороты, так как сложнее стало выезжать отдыхать за границу из-за пандемии. Сейчас этот сегмент не растет, но и не падает. Объектов стоимостью свыше 200 млн за год продается порядка пяти-шести. А покупатели пока что точно не «айтишники», они за «смарт» в новых ЖК. Интересантами индивидуального строительства эксклюзивных объектов выступают представители Газпрома и других сырьевых структур. Тут ничего нового. 

Халмурат Касимов: 
– Все ли успели «припарковать» миллионы? В какие страны текут денежные потоки? 

Катерина Соболева: 

– Для нас стало сюрпризом то, как быстро мы распродали наш проект YouCo в Дубае. В продаже осталось около 30 номеров из 100, которые мы заявили в январе. Средний чек у нас – порядка $3 млн. Доходность – 4–8% годовых в долларах, окупаемость в пределах 6–8 лет. К нам пришли новые категории инвесторов. Первыми были те, кто раньше вкладывал в акции. Они быстро переориентировались и переключились на недвижимость в Эмиратах. Вторая волна пришла, когда обрушилась криптовалюта. 
И третий заход – из-за курса валют и укрепления рубля. Это те, кто не успел «припарковать» деньги в офшорах, но кто уже успел продать элитную недвижимость в России и зафиксировать прибыль в валюте. Для них важно проводить часть времени за рубежом, поэтому они хотят получать пусть небольшой, но доход в валюте. Стоит отметить, что спрос на наши отечественные апарты в среднем упал на 30%, поэтому мы сейчас активно ищем новые проекты в Дубае, Лондоне и в целом за пределами России. 

Халмурат Касимов: 

– С переводом денег есть какие-то сложности сегодня? 

Катерина Соболева: 

– Есть нюансы с российскими банками и необходимостью доказывать наличие денежных средств и их источник. В Дубае такой проблемы нет, и даже есть возможность оплачивать сделки криптовалютой. 

Дмитрий Прокофьев: 
– Элита, если мы говорим о людях, а не о зданиях, – это те, кто независимо ни от чего остается богатым. Если не случится каких-то полномасштабных катаклизмов, эта прослойка сохранится и будет всеми силами сберегать свои капиталы. Такие люди по-прежнему будут покупать привлекательное для них жилье. Ведь тем самым они приобретают не просто метры, а место, окружение и свое будущее благополучие. Но даже если что-то с прежней элитой и произойдет, в итоге придут новые ребята со своим мешком денег. Не исключено, впрочем, что из-за нынешних ограничений Петербург потеряет свой привлекательный статус – транспортный хаб для Москвы и «ворота» в Европу. Тогда внимание элит сместится к южным регионам. Если же город сумеет сохранить некую устойчивость, тогда к нам придет еще больше нефтяников и уральских промышленников.  


Будем рады видеть всех в гостях в Дискуссионном клубе NSP.   
Следите за анонсами будущих встреч на сайте NSP.RU.