НАШ ЦИТАТНИК: «Если не будет нового шторма, возможно, в 2024-м на рынке недвижимости появится тренд на восстановление..» Борис Мошенский

30 ноября, 07:21

Замещение без know how: как идет замена материалов и оборудования в строительной отрасли

14 ноября в 09:15

Проблем с нехваткой стройматериалов из-за ухода с отечественного рынка иностранных производителей в жилищном строительстве практически нет. Нашлись аналоги, да и некоторые товары никуда не делись, а просто сменили название. А вот сложности с нормативной базой, несмотря на отмену десятков тысяч обязательных требований в строительстве, остаются. Причем существенные.

Фото: NSP.RU

Мы расспросили участников рынка о том, как идет замена материалов и оборудования и с какими позициями возникло больше всего проблем. Попросили рассказать и о том, с какими приятными сюрпризами в плане импортозамещения они столкнулись; привело ли изменение привычных связей с производителями и поставщиками к удорожанию продукции или, напротив, на каких-то позициях удалось сэкономить. 

Пазл складывается 

Генеральный директор «УПТК-ЛенСпецСМУ» (входит в Группу «Эталон») Борис Пилипенко говорит, что зависимость жилищного строительства от поставок из недружественных стран – низкая: «Уже весной мы начали рассматривать альтернативных поставщиков, преимущественно из Китая и Турции, но также и из Ирана. Основные трудности были с технологическим оборудованием для систем кондиционирования, вентиляции и почти со всеми расходными материалами и комплектующими для внутренних инженерных систем. Но с марта уже начались пробные закупки альтернативных материалов. И зачастую даже производители остались те же, просто поменялся бренд. У нас много примеров, когда иностранцы продали расположенное в России производство менеджменту».

Весной возникли проблемы с поставками натурального камня, клинкерного кирпича и плитки. Их везли из Португалии, Италии и Германии. Но нашлись очень достойные альтернативы в Китае, хотя сроки поставок из Поднебесной доходили до нескольких месяцев. Однако теперь брокерские компании с уже выстроенными логистическими цепочками позволяют получать грузы в два-три раза быстрее.

Борис Пилипенко отмечает и сложности с сырьем у некоторых производителей. Из-за этого сократились линейки красок, керамогранита и т. д. «Дефицита нет, но размещать заказы приходится не за 30-40 дней, а за 100-120. Нам надо учиться планировать с высокой точностью за четыре-шесть месяцев, что в текущих рыночных условиях не всегда возможно», – констатирует Борис Пилипенко.

Но есть и позитивные тенденции. Сокращение объемов экономики и потребительского спроса, со стороны как розничных покупателей, так и крупных строительных компаний, приводит к снижению стоимости ряда материалов. Например, газобетон в период ажиотажа подорожал почти в три раза, но последние полгода его цена снижается, приближаясь к допандемийному уровню.

«В основном санкции ударили по инженерным разделам проекта и строительства. Пропали немецкие водяные насосы – самые надежные в мире. Их реально жалко. Но цены на стройматериалы пошли вниз. И это радует. Вся древесина и изделия из нее подешевели почти на 25-30%, газобетон – почти на 40%. Отделочные материалы, наоборот, выросли в цене, но, думаю, это временно. Приятно удивляет отечественная сантехника, вполне достойная и по цене, и по дизайну», – говорит руководитель «Архитектурной мастерской Цехомского В. В.» Владимир Цехомский.

Директор по экономике Группы RBI Сергей Кайстрюков подтверждает, что критичных проблем с заменами не возникло. Но, например, один из непростых вопросов – выбор марки шпунта. Шпунт иностранного производства существенно подорожал, но зачастую он более эффективен с точки зрения несущей способности и меньшей массы проката, необходимого для ограждения котлована. Поэтому теперь приходится рассматривать разные проектные решения и делать выбор исходя из сочетания ряда параметров: возможности приобрести конкретный товар, технической и экономической эффективности.

«Из приятных сюрпризов отмечу хороший уровень качества отечественного и китайского лифтового оборудования. Найти достойные замены уже ставшим традиционными брендам вполне возможно. Хотя во всех реализуемых жилых проектах нам удалось обеспечить поставку предусмотренных изначально лифтов», – заверил Сергей Кайстрюков.

В его компании оценивают влияние импортозамещения на себестоимость строительства по сегментам «бизнес» и «элита» в 4-5% в сторону увеличения. И это без учета инфляции цен, которую в RBI оценивают в 11-12% за 2022 год. 

Вирус подстелил соломы 

Начальник отдела продаж «Отделстроя» Николай Гражданкин уверен, что пандемия очень хорошо подготовила строительную отрасль к санкциям. Проблемы с логистическими цепочками и нехваткой материалов начались еще тогда, и к весне 2022 года объем импортных товаров стал минимальным.

«Например, в первой очереди «Нового Лесснера» для облицовки главных фасадов мы использовали португальские терракотовые плиты. Успели их привезти до того, как Европа ушла в локдаун. Потом переориентировались на керамогранит уральского производителя, который не уступает европейским аналогам», – рассказывает Николай Гражданкин.

По его словам, в марте были проблемы с фасадным утеплителем, когда на всю страну остался один производитель. То же самое со стеклопакетами – вдруг выяснилось, что вся фурнитура и профили идут из-за границы, а отечественные только стекла. Сейчас производство уже наладили. «Что касается лифтов, мы используем продукцию компании Steinberg. Производство кабин локализовано в России, а фурнитуру производят в Турции. Проблем с поставками также не возникало. Лифты скоростные, бесшумные, достойные домов высокого класса», – уверен Николай Гражданкин.

Заместитель руководителя НИЦ ОАО «АБЗ-1» Юлия Романенко заверяет, что в сегменте лабораторного оборудования с рынка ушли только американские приборы, но их заместили европейские (хотя срок их поставки возрос), появились китайские аналоги. Часть оборудования уже начали разрабатывать в России, но ему еще только предстоит выйти на широкий рынок. Пропали американские добавки для асфальтобетонных смесей и битумных вяжущих, например, Honeywell, но они заменимы европейскими. Основная масса таких продуктов была импортозамещена уже два-три года назад. «Взамен импортных добавок наша компания использует российские аналоги, например, Propolymer, СБС («Воронежсинтезкаучук»). Еще в 2015 году мы разработали и запатентовали прозрачное полимерное вяжущее B2color. Оно применяется для производства цветных асфальтобетонов, которые используются для повышения безопасности и эстетики наших городов. Также российские заводы очень быстро заменяют основные расходные детали, металлоизделия даже сложных вариантов исполнения, литые изделия и системы управления», – поясняет Юлия Романенко. 

Некритично и незаметно  

Исполнительный директор ООО «Боль­шепролет» Екатерина Фурман говорит, что сложностей с заменой материалов и оборудования вообще нет: «Мы с самого начала использовали конструкции российского производства. Клей, который нужен для них, производится на территории РФ, проблем с поставками нет. Приятно порадовала отечественная металлообработка. В небольшой части мы использовали зарубежный специальный крепеж, сейчас прорабатываем возможность изготавливать его здесь. Несколько производств уже готовы запустить опытные образцы для испытаний. Наши конструкторы разработали систему креплений для строительства домов из CLT-плит. Это направление новое, но очень перспективное, заводы также работают и уже выпускают продукцию».

«Как показал опыт, с импортозамещением неплохо справились производители пластиковых и полиэтиленовых труб. Широкий спектр предложений представили поставщики утеплителя. Больше всего сложностей возникло с насосным оборудованием, регулирующей арматурой, а также разного рода декоративными интерьерными товарами и материалами, – говорит заместитель генерального директора по производственным вопросам объединения «Строительный трест» Андрей Паньков. – Сегодня мы видим, что критической зависимости от импорта в строительной отрасли нет. С начала 2022 года удалось выстроить новые логистические цепочки с вендорами из Азии: Турция, Китай и ряд других стран». 

Госзаказ и сложные названия  

Девелоперам удалось избежать существенных изменений в своих проектах, хотя их себестоимость и увеличилась. Сложнее приходится подрядчикам, работающим с госзаказом.

Например, холдинг «РСТИ» сейчас завершает строительство нового корпуса отделения экстренной медпомощи НИИ им. И. И. Джанелидзе. А также возводит новый корпус Детской городской больницы № 1 на Авангардной улице. Здесь пока готово только свайное поле и монолитный ростверк. «Компании проделали большую работу, но успешно решили часть вопросов с заменой материалов и оборудования. Где-то за счет имеющегося на складах запаса, где-то за счет подбора аналогов из России или из дружественных стран, где-то за счет поставок через третьи страны. Все действующие контракты оборудованием и материалами мы обеспечили. Но есть и трудно заменяемые позиции. Это в первую очередь лифтовое, насосное и электротехническое оборудование. Рассчитываем, что заработает параллельный импорт, наладятся поставки качественных аналогов из дружественных стран, со временем на запрос отреагируют и отечественные производители. Важно понимать, что это оборудование требуется и для дальнейшей эксплуатации объектов, и рано или поздно его придется менять», – говорит генеральный директор холдинга «РСТИ» Валентина Калинина.

Генеральный директор ИППИ (Индустриальные площадки промышленных инвестиций) Юрий Сорокин уверен, что в РФ можно производить абсолютно все, что исчезло с уходом заграничных производителей: «Неужели, например, IKEA думает, что мы эти табуретки и столы со сложными названиями типа ЕБСТЬЛЕКЛЬ не сделаем?! Или без «Кока-колы» подохнем?! Вовсе нет! Так и с другой любой продукцией. Автомобилей импортных нет, так я с «Инфинити» на УАЗик из принципа, из упорства пересяду. А я – это категория самых платежеспособных, ответственных и патриотичных мужчин – 40+. Как директор по развитию завода алюминиевых конструкций «Петрокон» теперь вплотную рассматриваю создание новых линий по производству алюминиевых трубок диаметром 5-30 мм, которые импортировались из Австрии, Китая и других стран. Для этого предлагают программы кредитования под 1-3% годовых – на таких условиях можно работать!»

По словам г-на Сорокина, планируется уже третья очередь «Индустриального парка металлургических инноваций», с инвестициями более 1 млрд рублей и созданием до 500 рабочих мест. Что же касается параллельного импорта, то у дружественных азербайджанцев и армян такие каналы поставки фруктов налажены, что они все что угодно (законное, естественно) доставят из Европы и других стран, уверен Юрий Сорокин: «Да, есть удорожание, но выкрутимся, как всегда!» 

Свобода или сумятица? 

В последние годы тысячи строительных нормативов перешли из разряда обязательных в категорию добровольного применения. Но развязало ли это руки проектировщикам, в том числе по части применения новых материалов и технологий? 

Владимир Цехомский считает, что легче не стало: «Если сделать разумные нормы рекомендательными, а нелогичные и избыточные обязательными, кому станет легче? Главное, чтобы государство перестало менять их каждый год. Это очень мешает в градостроительстве. Последние корректировки просто убили массу проектов планировок в высокой степени готовности. Похоже, то, что наверху задумано как антикризисные меры, доходит до потребителя развернутым на 180 градусов и лишь ухудшает положение. Например, губернаторы города и области считают безусловным достижением то, что они повесили всю социальную нагрузку на застройщика. Как следствие, цены на жилье взлетели почти вдвое».

Генеральный директор ООО «ННЭ» Алина Плетцер поясняет, что с 1 сентября 2022 года значительно сократился перечень документов обязательного применения. Однако продолжает действовать добровольный перечень национальных стандартов и сводов правил: «Некоторые проектные организации полагают, что если обязательных требований нет, можно проектировать и строить по заданию заказчика. Но это не так. Необходимость обосновывать проектные решения ссылками на требования нормативно-технических документов сохраняется. Просто проектировщикам дается право выбирать из обширного числа документов тот, который позволит обосновать принимаемые ими решения».

А вот с импортозамещением при прохождении негосударственной экспертизы все проще: замена оборудования на аналогичное по техническим характеристикам и параметрам вообще не требует повторной экспертизы. Сложнее приходится заказчикам, которые строят производственные предприятия со сложными технологическими процессами. «В таких проектах замена оборудования, поиск оптимального по цене и желаемому результату решения выливается в необходимость переустройства здания, в том числе конструктивных и объемно-планировочных решений. Но и в таких вопросах, как показывает практика, нет ничего невозможного», – заверяет Алина Плетцер.

«Нюансов в работе проектных компаний прибавилось. Основной проблемой является реакция застройщиков на значительно снизившиеся темпы продаж. Это непосредственно сказывается на нашей работе: заказчики начинают замедлять или притормаживать проекты, делить стройки на более мелкие этапы, все больше их оптимизировать. Таким образом, стадия реализации проекта у нас увеличивается кратно. При этом застройщики оптимистичны в прогнозах, никто не ушел с рынка или не закрыл проекты полностью», – говорит управляющий директор ГК «Глобал ЭМ» Елена Федорова. 

Узаконенная пиромания 

Екатерина Фурман подтверждает, что конструкторы давно обращаются с инициативами по поводу норм, поскольку, несмотря на отмену множества обязательных нормативов, проблемы остаются. Например, есть методика расчета предела огнестойкости деревянных конструкций на основе закономерностей обугливания древесины. Этот документ обеспечивает исполнение 384-ФЗ (технического регламента о безопасности зданий и сооружений). А пожарные эксперты требуют, чтобы расчеты велись по нормам, обеспечивающим исполнение 123-ФЗ (технический регламент о требованиях пожарной безопасности), в котором такой методики нет. В итоге заказчик и генпроектировщик после скандалов разного масштаба идут во ВНИИПО (тот самый институт, который разрабатывает пожарные нормы). По факту он использует ту же методику, но она изложена в ведомственной инструкции 1980-х. В открытом доступе ее нет, и к отчетам ее не прикладывают. Однако именно с ее помощью за отдельные деньги делается индивидуальный расчет на конкретный объект. Налицо конфликт интересов и сложности с использованием клееных деревянных конструкций даже тогда, когда технических препятствий для этого нет.

В пожарные нормы давно надо включить варианты конструктивных решений стен и перекрытий с деревянным каркасом, систематизировав результаты множества испытаний, проведенных ВНИИПО за несколько десятилетий. Сейчас эти испытания вынужденно повторяют на средства заказчика, поскольку их результаты почему-то имеют срок годности и не подлежат всеобщему использованию. 

По словам Екатерины Фурман, проектировщики также указывают на недочеты в системе аттестации экспертов. Такой специалист вправе оценивать любые конструктивные решения, даже если раньше с ними не работал. Было много случаев, когда эксперты, например, попросту не разбирались в особенностях деревянных конструкций, а еще и в нормах проектирования имеется немало белых пятен, ошибок и опечаток. В итоге эксперт настаивал на выполнении ошибочных требований, отказывался принимать аргументы инженера либо требовал непропорционально затратных действий (например, дополнительных испытаний). Конструкторы рассказывают и об анекдотичном случае с опечаткой в формуле – поиск выхода из этой ситуации занял два месяца. Поэтому правильным было бы выдавать экспертам аттестацию с указанием вида конструкций, в проектировании которых у них должен быть значительный опыт. Или разрешить привлекать внештатных экспертов – с соответствующей квалификацией.