Бульдозер под парами

С 1 сентября признать постройку самовольной станет проще. А вот оформление собственности на такие сооружения, наоборот, усложнится. Выносить решение о сносе доверят муниципалитетам.

 

Поправки в 222‑ю статью Гражданского кодекса подписал Президент РФ. Раньше самовольной постройкой признавали объекты с СУЩЕСТВЕННЫМИ нарушениями градостроительных и строительных норм и правил, теперь достаточно ЛЮБЫХ отклонений. Усложняется процедура оформления самовольных построек в собственность. Нужно, чтобы в наличии имелись права на участок, допускающие строительство; чтобы постройка (на день обращения в суд) соответствовала документации по планировке территории и ПЗЗ; чтобы она не нарушала права других лиц и не создавала угрозу жизни и здоровью граждан.

Важно, что теперь решение о сносе постройки в некоторых случаях могут принимать ОМСУ городского округа или муниципального района. «Муниципальный снос» грозит сооружению, если участок под строительство не предоставлялся «в установленном порядке» или постройка появилась на землях общего пользования, на охраняемых землях либо в полосе отвода инженерных сетей.

Причем из текста поправок неясно, необходимо решение суда (о «самовольности») или муниципалы могут этим не заморачиваться.

В Петербурге иски о сносе самостроя исчисляются десятками, и положительных решений суда хватает. На практике сносов нет. Ситуацию с такими постройками обобщал и Верховный суд (см. «НП», № 13/2014). «Изменения закона существенно не повлияют на сложившуюся в Петербурге практику. Поправки сделали положения закона однозначными и более понятными для граждан и судов», — полагает советник начальника Службы госстройнадзора Арсений Волков.

Руководитель практики по недвижимости и инвестициям компании «Качкин и Партнеры» Дмитрий Некрестьянов уверен, что расширение критериев «самовольности» носит формальный характер: «На практике большую их часть уже использовали суды. Не уверен в разумности введения критерия «любое нарушение»: действующие нормативы зачастую противоречат друг другу, что-то все равно нарушаешь. Видимо, законодатель опасается оставлять такой субъективный критерий, как «существенность» нарушения».

По мнению г‑на Некрестьянова, наиболее серьезное изменение — передача решений о сносе от судов к муниципальным органам: «Вот к этому я отношусь крайне негативно. Без судебной проверки возрастают риски злоупотреблений. Цель введения этой нормы — упростить процедуру, но даже этим я не могу оправдать такое перераспределение полномочий. Почему, например, на обыск на объекте нужна санкция суда, а на его снос достаточно решения муниципального органа?»

Некрасов Андрей