«Петербургу не хватает аутентичных доминант»

Идея воссоздания колокольни Смольного монастыря вызвала большой общественный резонанс и споры — как среди горожан, так и среди специалистов. При этом пример многих европейских городов демонстрирует: восстановленные исторические доминанты прекрасно вписываются в современность. О важности моста между прошлым и будущим рассуждает руководитель архитектурного бюро «Литейная часть-91» Рафаэль Даянов.

Как известно, людей пугает всё новое: неважно — высокое оно или низкое, большое или маленькое, значимое или проходное. «Сначала мы должны осудить, а потом привыкнем и будем думать: как же мы без этого жили раньше», — рассуждают люди. Есть масса таких примеров. Когда мы восстанавливали храм Рождества Христова на Песках, тоже слышали голоса недовольных. А сейчас к нам постоянно обращаются с вопросом, когда же будет завершена реставрация. 
Восстановленная башня торгового дома Au Pont Rouge вернулась на своё место, и мало кто сейчас об этом говорит — привыкли. Так почему же архитектура барокко, архитектура Растрелли не впишется в ансамбль, для которого она была задумана и частично построена? Это привлекательный жизнеутверждающий проект, а не сухая административная застройка, свойственная этому району. 

В Петербурге сейчас таких доминант не хватает ещё и потому, что любое высотное строительство вызывает протесты, которые носят иррациональный характер. Здания, которые сейчас замыкают Шпалерную улицу, —  это, очень мягко выражаясь, архитектурная 
неприятность. На правом берегу Смоленки находится строение, которое вообще никакого отношения к истории не имеет… Но почему-то вопросов  о том, что это портит небесную линию, не возникает. Хотя если мы говорим об историческом облике города, то доминантами там были не бизнес-центры и торгово-развлекательные комплексы, а церкви, колокольни, шпили. 
Я недавно был в Дрездене, посмотрел на восстановленную церковь Фрауэнкирхе, высота которой более 100 метров. И лишний раз убедился, как здорово, когда такая аутентичная историческая доминанта держит весь город. Просто удивительно, как преобразился Дрезден и как Фрауэнкирхе работает с открытых городских пространств. 
В Берлине из некоторых дальних точек уже виден купол берлинского замка, который сейчас восстанавливается. В своё время тоже много было дискуссий вокруг этого здания, но уже сегодня оно формирует новую городскую среду и меняет архитектурный ландшафт в лучшую сторону.
Таких примеров сотни по всему миру, но, конечно, проще отказаться от ярких и амбициозных проектов, чем создавать их. Тем более странно, что при этом Петербург прирастает откровенно чужеродными и даже часто уродливыми новостройками. Вроде бы все понимают, что это не слишком красиво и комфортно для жителей, но что-то я не заметил бурных реакций по этому поводу.  
Так почему же дискуссии вызывает красивый проект, который был задуман и даже реализован, пусть и не до конца, великим зодчим?

Редакция «НП»