НАШ ЦИТАТНИК: «На рынке в 2021 году сложилась нестандартная ситуация: квартиры на «вторичке», которые традиционно были дороже жилья в строящихся домах, с июля начали падать в цене...» Никита Пальянов

20 октября, 06:12

Гильдия — это не клуб по интересам

18 ноября 2013 в 06:00
6 279

Гильдия — это не клуб по интересам

В ноябре руководитель Российского аукционного дома Андрей Степаненко завершает работу на посту президент-электа РГУД и приобретает новый статус. С будущим главой Гильдии мы беседуем о том, зачем понадобились структурные и кадровые перестановки, к чему может привести сотрудничество с властью и как сделать общественную организацию более статусной и работоспособной.

Андрей Степаненко, генеральный директор Российского Аукционного Дома РАД
Степаненко Андрей Николаевич
генеральный директор
АО «Российский аукционный дом»

В ноябре руководитель Российского аукционного дома Андрей Степаненко завершает работу на посту президент-электа РГУД и приобретает новый статус. С будущим главой Гильдии мы беседуем о том, зачем понадобились структурные и кадровые перестановки, к чему может привести сотрудничество с властью и как сделать общественную организацию более статусной и работоспособной.

– В Гильдии происходят кадровые перестановки, меняется ее структура. Зачем это понадобилось и к чему приведет?

– До недавнего времени Гильдия, будучи общественной организацией, сама занималась бизнесом. Однако это принципиально разные функции, и, если совмещать их, издержки неизбежны.

Задачу реорганизовать оргструктуру и систему управления участники Гильдии и президиум РГУД ставили передо мной изначально. Вопрос о выделении PROEvent в самостоятельную компанию назрел давно. Сейчас это отдельное юридическое лицо, чисто коммерческая структура. Ее возглавил Павел Гончаров, который уходит с поста исполнительного вице-президента Гильдии. Его обязанности перейдут к новому исполнительному директору. Такое разделение полномочий предупреждает возможный конфликт интересов.

– Кому теперь принадлежит PROEvent и как будут строиться его отношения с Гильдией?

– Изначально была идея привлечь в эту компанию стратегического инвестора, однако нам не удалось найти его среди банков и институциональных структур. В результате акции PROEvent были реализованы на открытых торгах. Сумма сделки составила несколько десятков миллионов рублей. Новым собственником этого предприятия стала группа компаний NAI Becar.

Сотрудничество Гильдии и PROEvent регулируется договором royalty. В его рамках РГУД будет получать ежегодный платеж за использование ее бренда. Размер отчислений весьма весомый.

– В сферу компетенций PROEvent попадает не только PROEstate, но и все платные конференции Гильдии, бизнес-туры и пр.?

– Да. Плюс, например, поддержка тех или иных регионов или министерств в формате региональных, российских и международных выставок.

– То есть Гильдия теперь не проводит привычные всем мероприятия?

– Почему? РГУД остается их заказчиком и организатором, но всю техническую сторону вопроса берет на себя PROEvent.

Отношения регулируются контрактом. У каждой из сторон — свои права и обязательства. При этом Гильдия, естественно, не может руководить деятельностью коммерческой структуры, а договор с РГУД не исключает для PROEvent возможности организовывать совместные мероприятия с FIABCI, РГР и т. п.

– Со стороны такое разделение выглядит несколько искусственным. Ведь Гильдия известна прежде всего своими мероприятиями, флагманское из которых — PROEstate…

– Возможно. Но время показало, что единственная работоспособная конструкция — создание отдельной компании, действующей по контракту. Взаимодействие ведь никуда не денется, но теперь оно более правильно и системно структурировано с финансовой точки зрения. Нет переплетения коммерческих интересов с работой общественной организации.

PROEvent, кстати, не единственный бизнес, который можно выделить из структуры РГУД. Самостоятельными могут стать направления, связанные с обучением и сертификацией офисных и торговых центров.

– Но ведь Гильдия бесплатно классифицирует объекты коммерческой недвижимости…

– Верно. Но если вы желаете получить красивый сертификат, это стоит денег. Чем не дополнительный бизнес? Если он выделится из РГУД, отношения с новой компанией тоже будут строиться по договору royalty. Это нормальная схема.

– На что будет тратиться royalty?

– На содержание аппарата Гильдии, на ее рекламные мероприятия, на поддержку сайта, корпоративное издание и пр.

– Как повлияют эти структурные реформы на рядовых членов РГУД? Подорожает ли участие в мероприятиях? Расширится или, наоборот, сузится информационное поле? Появятся ли какие-то дополнительные возможности?

– Дорожать ничего не будет. Надеюсь, что с приходом нового исполнительного директора, расширением сети региональных представительств, апгрейдом «ГУД News» и корпоративного сайта информационный обмен заметно активизируется. Так что новые возможности появятся точно.

– Вы очень деятельный президент-элект: еще и главой Гильдии официально не стали, а финансовые потоки уже перераспределили…

– Это стечение обстоятельств. Президиум уже сформулировал свою позицию к тому моменту, как я стал президент-электом. Мне просто удалось довести ситуацию до ее логичного завершения, примирив разные позиции.

– Пока вы еще фигура с не совсем внятными полномочиями. В каком статусе вы этот год проработали: как консультант или как лицо, принимающее решения?

– Все дело в том, что нынешний президент РГУД — Максим Юрьевич Соколов — не очень доступен в связи с его профессиональной деятельностью, а терять время никому не хотелось. Так что этот год я действительно проработал, а статус не так уж важен. При этом ключевые вопросы я, естественно, согласовывал с г-ном Соколовым. Зато говорят: Степаненко — самый хитрый, продлил себе срок (смеется).

– И какой главный результат «дополнительного» года?

– Очень важно, что у Гильдии теперь статус Российской. Это укрепит ее позиции в регионах, особенно тех, где сильны центробежные тенденции. У нас были случаи, когда филиалы, созданные усилиями центрального аппарата Гильдии, став на ноги, от нее откалывались. Теперь поступать так — значит противопоставлять себя общероссийской организации.

Кроме того, название «РГУД» помогает диалогу с властью.

– Вы, судя по всему, делаете акцент на тесное взаимодействие с федеральными чиновниками. Что близость к власти даст общественной организации?

– Мы не клуб по интересам и (к сожалению или к счастью) живем в России, где без административного ресурса сейчас мало чего можно добиться. Участие в системе госзаказа; сотрудничество с госбанками, без которых не обойтись при финансировании ГЧП или просто крупных инвестпроектов; циркуляры профильных министерств; необходимость корректировать федеральные законы — со всем этим многие члены Гильдии регулярно сталкиваются в силу их бизнес-интересов.

Например, мы планируем создать в РГУД комитет по электронным торгам и госзакупкам. Для чего, спрашивается? Потому что этому рынку грозит монополизация. Сейчас в стране есть десяток активных электронных площадок, которые торгуют самым разным имуществом, в том числе в рамках процедур банкротства. Вместо них ФАС намерен создать одну — государственную, а частники смогут работать при ней лишь в статусе сервисных компаний. Мы против этой инициативы боремся, но без поддержки на уровне федерального правительства на успех рассчитывать не приходится.

С появлением приставки «Российская» на Гильдию в Минэкономразвития, Минрегионе, Минюсте стали смотреть по-другому. Нас готовы слушать. Мы нужны и полезны.

– В чем это конкретно выражается?

– Сейчас Гильдия участвует в разработке пяти законопроектов: о государственно-частном партнерстве, об арендном жилье, новой версии законов о приватизации, об исполнительном производстве и госзакупках, в которые мы предлагаем внести порядка двух десятков поправок. Экспертов Гильдии приглашают на совещания с участием вице-премьеров.

Надеюсь, нас задействуют при организации профильных «круглых столов» и конференций Минрегиона. Все это необходимо, если мы стремимся к экспансии и хотим завоевать доверие московских и региональных компаний. В противном случае Гильдия будет топтаться на месте и терять влияние.

– Вы упомянули будущий комитет по электронным торгам, а как сделать работоспособными уже существующие? Честно говоря, особых заслуг, кроме внедрения офисной классификации, за комитетами в последнее время не замечено.

– Согласен. Многие воспринимают работу в Гильдии просто как общественную нагрузку, за которую, как известно, денег не платят. Здесь важна мотивация. Зачем мы пишем разные законопроекты? Чтобы защищать многогранный бизнес членов нашего сообщества.

Задача ближайшего времени — создать работоспособный президиум РГУД. У руководителей комитетов появятся полномочия, а у конкретных вице-президентов — обязанность за определенные комитеты отвечать. Фактически это будет совет единомышленников, где каждый ведет свой блок вопросов. Новый исполнительный директор должен будет сосредоточиться на организации мероприятий, в том числе в регионах.

Офисный и торговый комитеты мы ориентируем на работу по сертификации объектов и на разработку стандартов управления, эксплуатации и пр.

Комитету по оценке необходимо взаимодействие с профильными СРО.

– Актуальнейшая тема для оценочного комитета — оспаривание кадастровой стоимости. Это же всю страну можно поднять под свои знамена…

– Почему нет? Мы можем выступить неким звеном, которое поможет договариваться власти и предприятиям — владельцам участков.

– Насколько активно растет РГУД в последнее время?

– Ежегодно количество ее членов увеличивается в среднем на 10%, хотя точную статистику вести довольно сложно. Как и у всех организаций, у нас есть некоторое количество «мертвых душ». При этом резервы для роста очевидны. Другого такого сообщества, которое представляло бы интересы девелоперов и инвесторов, в России просто нет.

– Представителями каких профессий вы рассчитываете в основном пополнять ряды?

– В первую очередь это управляющие и эксплуатационные компании. Хотя мы рассчитываем и на девелоперов, и на брокеров по коммерческой недвижимости. Например, за последний год к Гильдии присоединились сразу несколько крупных столичных фирм: ЗАО «МР Групп», «ГЕМА Инвест», ФСК «Лидер», «Клевер Эстейт», «Блэквуд» и др.

– Зачем вам лично это президентство? Как будете совмещать общественную нагрузку с основным бизнесом? И чем рассчитываете быть полезным Гильдии?

– Надеюсь за эти два года сделать бренд РГУД более узнаваемым и популярным, пролоббировать несколько законодательных актов. Заниматься этим мне интересно и не в тягость. Конечно, я рассчитываю на синергию. Например, филиальные сети РГУД и Российского аукционного дома могут быть обоюдно полезны.

Открытых и работоспособных неправительственных организаций, представляющих серьезные сегменты бизнеса, в России немного. Быть президентом такой структуры — почетно.

Задачи ставлю себе нескромные. Буду доволен, если Гильдия обзаведется парой десятков филиалов, а число ее членов достигнет тысячи. Надо, чтобы было к чему стремиться и формулировать для себя амбициозные и глобальные цели, а что из этого выйдет — посмотрим.