НАШ ЦИТАТНИК: «На рынке в 2021 году сложилась нестандартная ситуация: квартиры на «вторичке», которые традиционно были дороже жилья в строящихся домах, с июля начали падать в цене...» Никита Пальянов

20 октября, 07:32

Мы самый крупный региональный продавец

19 сентября 2011 в 06:00
2 962

Мы самый крупный региональный продавец

За 20 лет существования Фонд имущества превратился из организации, созданной для совершения сделок по приватизации, в крупную компанию, имеющую серьезное влияние на городской рынок недвижимости. О том, чем сегодня живет акционерное общество, и о планах Фонда на будущее рассказывает его генеральный директор Андрей Степаненко.

Андрей Степаненко, генеральный директор Российского Аукционного Дома РАД
Степаненко Андрей Николаевич
генеральный директор
АО «Российский аукционный дом»

За 20 лет существования Фонд имущества превратился из организации, созданной для совершения сделок по приватизации, в крупную компанию, имеющую серьезное влияние на городской рынок недвижимости. О том, чем сегодня живет акционерное общество, и о планах Фонда на будущее рассказывает его генеральный директор Андрей Степаненко.

– Андрей Николаевич, какие направления деятельности вы считаете сейчас наиболее успешными?

– Невозможно выделить что-то одно. Мы работаем как с крупным, так и с малым бизнесом, реализуем объекты ценой в миллиарды рублей, но при этом заключаем и сделки стоимостью до миллиона. В зависимости от конкретного периода времени и от задач, которые перед нами ставились, в нашей структуре появлялись новые отделы и специалисты, постепенно штат Фонда рос, а в годовой отчетности добавлялись новые строки.

В 1990‑е годы, когда основной идеей была приватизация, организация работала в этом направлении. Позже, когда власти поставили перед собой задачу привести город в порядок, мы начали продавать «незавершенку», ветхие и аварийные постройки. Если поначалу эти торги мало интересовали покупателей, то сегодня они проходят практически с аншлагом.

За годы работы нам удалось продать сотни заброшенных зданий, уродовавших Петербург и представлявших реальную опасность для населения. Все помнят проект «Народная инвентаризация». Самостоятельно и с помощью горожан мы смогли разобраться с «аварийками» и начали приводить эти строения в порядок.

– Расскажите про аукционы по земельным участкам. Сегодня они проходят регулярно, но ведь когда-то и эти объекты были в диковинку.

– По мере роста объемов жилищного строительства потребовалось установить четкие и прозрачные правила игры на земельном рынке. Я считаю, мы с этим справились, заработала машина земельных аукционов, позволившая наладить новую конкурентную систему распределения городских территорий. Процедура была создана с нуля. Мы меняли сложившийся порядок, который был выгоден очень многим (крупным застройщикам, получавшим городские участки за копейки, спекулянтам и пр.), но только не бюджету.

Несмотря на сопротивление игроков рынка, аукционы не просто сохранились, но и стали исключительной формой распределения городской земли под жилищную застройку. Сегодня Петербург — единственный регион в стране, где регулярно проходят торги по участкам, а наш Фонд имущества — самый крупный региональный продавец.

– Участки — крупные объекты, их реализация выгодна и бюджету, и продавцу. А как обстоят дела с недорогими лотами, на которых много не заработать?

– В 2000‑е годы Смольный принял решение приватизировать небольшие объекты — встроенные нежилые помещения. Должен сказать, что «упаковка» таких лотов к торгам ни временем, ни трудозатратами не отличается от подготовки участков площадью 100 га. По каждому варианту, даже если это крошечный подвал в пригороде, формируется большой пакет документов.

Схему продажи встроек тоже пришлось выстраивать с самого начала. Особенно трудно было реализовывать низколиквидные помещения — например, затопленные подвалы на окраинах. Зато сегодня процент продаж по таким объектам чрезвычайно высок. Только что в Фонде имущества стартовали голландские аукционы на понижение для встроек, которые не удалось продать на классических английских торгах. Это гарантирует нам стопроцентную реализацию объектов.

– Какие новые возможности вы видите для Фонда?

– Сегодня новость номер один — электронные аукционы. Первые торги мы проведем уже 19 октября, они объявлены на днях, сейчас вовсю идет регистрация участников. Выставлять на электронные аукционы госнедвижимость стало возможно в мае прошлого года, когда был скорректирован федеральный закон о приватизации. Долгое время согласовывались различные регламенты, выбирались объекты продажи. В результате решено было начать с недорогих лотов. Сегодня это коммерческие помещения, завтра, возможно, к ним добавятся небольшие здания и участки под ИЖС.

Тема очень интересная и важная. Надеюсь, и пилотные, и последующие торги пройдут удачно и мы сможем наладить эту работу.

Электронные продажи — не дань моде. На самом деле это реалии сегодняшнего времени. Выход в Интернет позволяет нам расширить круг участников аукционов, сделать торги максимально доступными, открытыми, а также удобными для претендентов. Чтобы поучаствовать в торговой сессии, не обязательно приезжать в переулок Гривцова, брать табличку с номером и поднимать ее. Можно завтракать в кафе, вести переговоры и параллельно торговаться. Кроме того, это гарантирует нас от сговора участников торгов, присутствующих в зале.

Мы ждем поправок в федеральный закон об ипотеке и в закон об исполнительном производстве, которые также предусматривают проведение торгов в электронной форме. Так что, возможно, полномочия нашей электронной площадки в скором времени еще расширятся.

– А на уровне города?

– Относительно недавно мы занялись продажей федеральных памятников. Смогли реализовать некоторые крупные объекты, в октябре должен пройти самый ожидаемый аукцион — по гостинице «Астория». К продаже готовятся и другие здания из городской программы приватизации.

В любом случае мы будем рады новым полномочиям или обязанностям. Фонд работает как отлаженный механизм, и дополнительные элементы ему, на мой взгляд, не повредят.