НАШ ЦИТАТНИК: «Рост цен на жильё на первичном рынке уже опережает и инфляцию, и рост доходов населения. В итоге доступность жилья может упасть, несмотря на льготную ставку. Субсидирование ипотеки надо прекращать своевременно...» Эльвира Набиуллина

29 ноября, 20:09

Элегантная проходная

3 марта в 13:43
1 378

Элегантная проходная

Знаменитые памятники архитектуры и вполне рядовые дореволюционные здания – под неожиданным углом зрения. Автор колонки – Пётр Кузнецов, директор компании «Конфидент».

Название: Пассаж
Адрес: Невский пр., 48
Архитекторы:
1740–1743, Михаил Григорьевич Земцов
1846–1848, Рудольф Андреевич Желязевич
1900, Сергей Сергеевич Козлов (перестройка)
Годы постройки: 1740–1900

Что общего может быть у знаменитого зодчего Земцова, который застраивал Невский проспект в середине XVIII века, придворного бандуриста Фёдорова, одного из основоположников русского книговедения Сопикова, вдовы генерал-прокурора Вяземского, нидерландского посла Геккерена и того самого Дантеса, что стрелялся с Пушкиным? Все они в разное время проживали в доме номер 48 по Невскому проспекту. Ровно до того дня, когда два смежных участка (второй выходил на Итальянскую улицу) приобрёл предприимчивый граф Яков Иванович Эссен-Стенбок-Фермор, чтобы «устроить крытую проходную галерею наподобие лондонских и парижских пассажей». Первую в Петербурге.

Невский Пассаж никогда не был просто торговым заведением. Он совмещал также культурно-развлекательную и даже жилую функции. А ещё это здание всегда было своеобразной испытательной базой для инновационных строительных и инженерных решений.

В ходе первой перестройки архитектор Рудольф Желязевич разработал невероятную 180-метровую воздушную галерею на 104 магазина со световым куполом во всю её длину. Купцам здесь были созданы все условия для торговли любыми товарами, вплоть до оборудования винных погребов и длинного подземного торгового туннеля, где поддерживалась достаточно прохладная температура для хранения фруктов и овощей. Купцы имели возможность проживать в самом Пассаже, ведь на третьем этаже имелись 56 однокомнатных квартир с ватерклозетами. Ещё одним элементом несказанной роскоши стало освещение на 800 газовых рожков. Благодаря этому Пассаж стал вторым зданием в городе после Главного штаба, полностью освещённым передовым способом.

Известно также, что по настоянию владельца здания здесь появился первый в городе коммерческий водопровод. Водопроводная система должна была обеспечивать водой не только Пассаж и бани, что принадлежали Эссен-Стенбок-Фермору, но также жилые дома на Знаменской, Сергиевской и Итальянской улицах. Чтобы качать воду из Невы, впервые использовалась паровая машина, которая находилась в здании водокачки у наплавного Воскресенского моста. Однако паровой насос был настолько примитивным, что водой можно было снабдить только ближайшие улицы. Водопровод существовал некоторое время в качестве самостоятельной локальной системы водоснабжения, но дальнейшего развития не получил.

Проект Пассажа полностью разорил его первого владельца по причинам, которые Яков Иванович предвидеть не мог. Во-первых, за строительством грандиозного здания решил следить лично император Николай I. Он желал видеть совершенное торгово-развлекательное заведение, и ради симметрии стены существующего дома Земцова пришлось сносить и перепланировать, что значительно увеличило размер первоначальных смет. А во-вторых, русские купцы, торговавшие в устаревающем Гостином Дворе, скептически отнеслись к модным решениям и арендовать новые торговые точки не спешили. Не помогла даже плата за вход, которую брали с посетителей Пассажа первые дни после открытия.

Однако в дальнейшем именно публика спасла торговлю в Пассаже. Петербуржцы быстро оценили возможность дефилировать в красивых платьях в любое время года, не опасаясь дождей, ветров и прочих типичных для города природных напастей. Приходили сюда не столько ради покупок, сколько для времяпровождения в том числе в кофейнях, бильярдных, анатомическом музее и концертном зале, где выступали лучшие писатели, поэты и учёные того времени. Поэтому вторая владелица Пассажа, Надежда Стенбок-Фермор, в целях ещё большей рекламы называла Пассаж «центром элегантной торговли и элегантным променадом для элегантных людей».  

Второй раз Пассаж подвергся глобальной перестройке в 1900 году, после большого пожара, когда торговый комплекс получила в наследство княгиня Надежда Барятинская. Суть реконструкции заключалась не только в устранении последствий пожара, но и в расширении функционала здания. В Пассаже должны были появиться помещения для контор, выставок и балов. Но главное – сюда въезжал именитый арендатор: банк «Лионский кредит», единственный иностранный банк, имевший на тот момент лицензию в Российской империи. Ради такого клиента инженеру Сергею Козлову пришлось повоевать с градостроительными учреждениями за входной портик, выступающий «за красную линию», на создании которого настаивали в банке.

В результате фасад здания был перестроен в новогреческом стиле, а его внутреннее устройство стало самым передовым. В смету на 500 000 рублей вошли: металлическая конструкция и новый световой фонарь над галереей, система водяного отопления во всём здании, собственная электрическая подстанция, которая обеспечивала освещение и электрическую вентиляцию во всех магазинах и залах, металлическая обшивка стен и потолков, а также модные искусственные материалы для отделки – мрамор и метлахская плитка. Обновлённый Пассаж открылся 13 января 1901 года и вплоть до революции приносил ежегодный доход в 200 000 рублей. 

Автор колонки: Пётр КУЗНЕЦОВдиректор компании «Конфидент»