НАШ ЦИТАТНИК: «На рынке жилья появились не просто «неквалифицированные инвесторы», на подходе уже следующая группа: «Я покупаю, потому что могу!»...» Максим Ельцов

25 октября, 13:27

«Чёрные лебеди» сбиваются в стаю

10 марта в 06:40
3 728

«Чёрные лебеди» сбиваются в стаю

Сначала коронавирус придавил экономику. Потом рухнула нефть, за ней – рубль. Как это скажется на рынке недвижимости?

на страницу_Колонка обозревателя NSP.RU

Из-за введённых ограничений резко сократились туристические потоки. Взвыли турфирмы и владельцы отелей. Объявила о банкротстве американская круизная фирма Pacific Delight Tours. Обанкротилась британская авиакомпания Flybе. Финансовые трудности переживают и другие лоукостеры. Потом встревожились фирмы, зависящие от китайских комплектующих. Разорвались отработанные логистические цепочки: глобальная экономика не может за пару месяцев превратиться в набор локальных рынков без огромных потерь.  

«Чёрные лебеди» сбиваются в стаю

В начале марта аналитики оценивали потенциальные потери мировых рынков в 2–3%; к концу прошлой недели – уже в 10%. Уточним: любые оценки приблизительны. Аналитики Moodyʼs написали, что последствия распространения вируса могут быть хуже, чем итоги глобальной рецессии 2008–2009 годов.

Россия не стала исключением. За полтора месяца, к началу марта, рубль потерял порядка 10% относительно доллара, нефть подешевела на 30%.

Всемирная организация здравоохранения пока говорит об «эпидемии COVID-19 в различных частях мира». Но в ближайшие дни ВОЗ может объявить пандемию.

Некоторые публицисты, впрочем, указывают на то, что происходящее скорее похоже на «инфодемию»: рынки реагируют не столько на реальную угрозу, сколько на лавинообразное распространение связанных с ней новостей и материалов.

Количество заболевших в России достоверно неизвестно. (Тестирование проводится выборочно.)

В конце февраля из Китая пошли известия о том, что число заразившихся перестало расти. Вроде бы зловредный вирус всё-таки можно обуздать.

(Одна из экзотических версий: COVID-19 – всемирный заговор пенсионных фондов: дети, как правило, не болеют вообще; новая чума особенно опасна для людей старше 80.) 

Как выяснилось, это были ещё цветочки.

6 марта Россия не согласилась с предложением Саудовской Аравии о дополнительном сокращении добычи нефти и вышла из соглашения с ОПЕК. То есть: на фоне сокращения спроса на сырьё главные добывающие страны будут качать его наперегонки.

Саудиты немедленно объявили о снижении цен и дополнительных скидках.

Российские СМИ называют главным организатором этого решения Игоря Сечина, руководителя госкорпорации «Роснефть». Вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев сообщил, что такой шаг был необходим, чтобы вытеснить с рынка американские фирмы, добывающие «сланцевую» нефть. (Поясним: в США действительно могут обанкротиться некоторые из добывающих компаний. А вот в России потерю доходов от «первой нефти», скорее всего, возместят давлением на «вторую» – то есть на граждан.)

Рынки отреагировали, как и должны были: обвалом.

Цена нефти Brent рухнула до 31 доллара за баррель. (Потом отскочила до 37 долларов.) Рубль потерял 10% за день (причём за выходной день). Центробанк, предвидя очереди в обменниках, объявил, что 10 марта прекращает покупать валюту.

За понедельник Сбербанк потерял на Лондонской бирже 25% стоимости, «Роснефть» – 23%. В строительной отрасли потери не такие фундаментальные, но тоже значительные: «Группа ЛСР» – минус 16,7%, «Эталон» – минус 8,8%...

Напомним: российский бюджет рассчитан на стоимость нефти не ниже 40 долларов за баррель.

Министр финансов Антон Силуанов накануне этих замечательных событий говорил, что, если вдруг (он назвал такой сценарий фантастическим) нефть будет стоить 25–30 долларов, резервов хватит на 3–4 года. Правда, после 6 марта он изменил прогноз, увеличив срок до 6 лет. Что будет, когда резервы закончатся, г-н Силуанов не уточнил.

На рынок недвижимости будут действовать сразу несколько факторов. Падение рубля неизбежно приведёт к росту цен и разгону инфляции; покупательная способность населения ещё снизится. (Очень примерные сегодняшние оценки – падение реальных доходов на 15–20% за год.) Проблемы с бюджетом приведут к сокращению финансирования нацпроектов и льготных программ. В том числе может пострадать программа «сельской ипотеки». Кроме того, Центробанк будет вынужден поднимать ключевую ставку (или, по крайней мере, перестанет её снижать). И об удешевлении жилищного кредитования, скорее всего, придётся забыть.

Граждане могут утешать себя советом президента и радоваться, что теперь «на доллар можно купить больше рублей».

С другой стороны, квартиры (как и в 2008-м) могут выступить в роли «резервной валюты»: какая-то часть граждан рванёт «инвестировать в бетон».

Очевидно, возникнут проблемы у строителей, работающих в сегменте апартаментов. Им будет непросто фактически подтверждать доходность, обещанную в спокойные годы.

Как обычно, подорожает бензин. Он у нас всегда дорожает: если цены на нефть повышаются – значит, и на бензин тоже. А если снижаются, то цены на топливо всё равно растут, потому что надо поддержать российских нефтяников, им и так тяжело «в кольце врагов». Подорожание ГСМ по цепочке увеличивает себестоимость строительства.

Наличие валютной составляющей автоматически поднимает затраты на материалы и оборудование в бизнес-классе и сегменте элитного жилья…

В коммерческой недвижимости неизбежны проблемы у отелей (в том числе – из-за отмены крупных мероприятий). Да и бизнес-центры в условиях рецессии вряд ли вправе рассчитывать на приток арендаторов…

Впрочем, нельзя исключать, что совсем не эти проблемы окажутся самыми важными в ближайшие месяцы. Экономисты напоминают: развалу СССР способствовала затяжная война в Афганистане, а потом ОПЕК в 1985 году уронил цены на нефть…