НАШ ЦИТАТНИК: «Государство приняло уникальные усилия, чтобы стабилизировать ситуацию, и наши показатели не столь плачевны, как в сфере туризма. Но за первое полугодие 2020-го в стране сдано 26,7 млн кв.м жилья – самый низкий показатель за четыре года...» Алексей Белоусов

21 сентября, 15:15

Какие чувства у вас вызывает эта бюрократическая чехарда?

22 февраля 2016 в 05:40
5 222

Какие чувства у вас вызывает эта бюрократическая чехарда?

На вопрос «Какие чувства у вас вызывает эта бюрократическая чехарда?» отвечают Роман Евстратов, Петр Буслов, Вера Консетова, Сергей Игонин и другие участники рынка недвижимости.

Знак-вопроса-NSP.RU

Роман Евстратов,
партнер компании S.A.Ricci:
– Никогда не видел, чтобы перестановки в структуре исполнительной власти приносили пользу. И какая разница, что Смольный «сольет», а что «разольет», если чиновники не мотивированы на какие бы то ни было изменения к лучшему? У них две заботы: не лишиться места и подумать о собственном заработке, что обычно тоже не ведет к общественному благу. Госслужба — последний бизнес, который еще возможен в стране. Чехарда плоха тем, что у людей исчезает последняя возможность наладить хоть какое-то взаимодействие с госструктурами. У них нет времени, они постоянно делят полномочия, принимают и сдают дела друг другу...

Петр Буслов,
директор аналитического центра компании «Главстрой-СПб»:
– Ничего страшного, Смольный ищет оптимальную модель работы с городским имуществом. Не могу сразу припомнить случай, чтобы от преобразований в госструктурах что-то серьезно улучшилось. Но это еще не значит, что будет хуже. Давайте надеяться.

Вера Консетова,
генеральный директор ООО «АФК-Аудит»:
– Процессы, которые происходят в Смольном, видимо, соответствуют общей тенденции. Посмотрите на госкорпорации, они тоже последние два года озабочены тем, как используется их имущество, заняты анализом эффективности, оптимизацией активов, реструктуризацией системы управления, сокращением издержек. Это неизбежно, потому что связано с ухудшением экономической ситуации. Вопрос в том, как это делать. Готовых решений здесь нет. Перемены, которые произошли с Росреестром, Кадастровой палатой, принесли нам в основном сложности и неудобства. Не возьмусь давать советы Смольному, не так уж много мне приходилось работать с его структурами. Но теоретически допускаю, что преобразования могут принести пользу.

Сергей Игонин,
генеральный директор «АйБи ГРУПП»:
– Первая реакция на новость — недоумение. Зачем тогда ликвидировали КУГИ? А для чего нам управление экономической безопасности или вот этот центр при КИО? Они не справились со своими обязанностями и потребовался целый комитет?

Полностью свободным от государства, как и от общества, стать невозможно, но я стараюсь держаться от него подальше. Я не в курсе, чем заняты комитеты Смольного. Но еще помню романтическое время, когда у власти было желание помочь бизнесу. Один из таких периодов пришелся на 1998 год, когда Герман Греф и Александр Лурье сделали многое, чтобы спасти малый и средний бизнес. Например, зафиксировали ставку аренды в государственных помещениях. Но это время давно прошло.

Борис Мошенский,
гендиректор компании Maris в ассоциации с CBRE:
– Возможно, сама по себе идея имеет рациональное зерно, но как ее собираются реализовывать — совершенно не понятно. И я боюсь, чтобы в этой административной чехарде не наломали дров, как когда-то с реформой органов регистрации, когда начался хаос и встал весь рынок недвижимости. Вот как, например, быть с бывшими фабриками, которые давно уже не работают, а сдают площади под офисы, хотя по документам остаются производственными объектами? Они тоже окажутся в нарушителях? Безусловно, есть недобросовестные собственники, есть территории, нуждающиеся в редевелопменте, но если всех начнут стричь под одну гребенку, ничем хорошим это не закончится. Инвестиционный климат и так оставляет желать лучшего.

Олег Барков,
генеральный директор Hansa Group:
– Я испытываю смешанные чувства — возмущения и безысходности. Наше правительство в очередной раз демонстрирует непрофессиональный подход к реализации стратегических задач, доводя ситуацию до абсурда. Зачем создавать новую структуру, когда такие вопросы решал КУГИ, зачем отказываться от районных агентств, когда нужно было просто поработать с кадрами? Осталось только вспомнить басню Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь».

Александр Перминов,
исполнительный директор «Паритет Групп»:
– Если бы у меня было желание упразднять, делить или создавать комитеты Смольного, думаю, я и работал бы в Смольном. Но нет, и никакого желания вникать в эти структурные перестановки у меня не возникает. В целом же важно, чтобы в ходе всех этих реорганизаций не потеряли высококвалифицированных специалистов, которые, полагаю, еще работают во властных структурах.

Алексей Шаскольский,
заместитель руководителя департамента оценки Института проблем предпринимательства:
– Может быть, для Петербурга это тот случай, когда любое действие лучше, чем бездействие. Будут последствия со знаком плюс или минус — увидим. Пока непонятный маневр. С одной стороны, знать, что происходит с имуществом — право и обязанность государства как собственника. С другой — на имущественный блок, который в прошлом аккумулировал колоссальную информацию, обладал уникальными базами данных, отличными кадрами, обрушиваются одна за другой волны новаций, оптимизаций, реформ. Каждый раз, когда такое происходит с госструктурами, к работе которых я отношусь с уважением, мне становится неспокойно. Честно говоря, не припомню случая, чтобы структурные преобразования что-то улучшали в работе госорганов. Возможно, я плохо учил матчасть. В сегодняшнем Смольном смущает обилие малозначащих комитетов. Вряд ли государству надо регулировать все отношения и сферы жизни. Но советовать что-то не хочется.

Александр Брега,
генеральный директор ЗАО «Мегалит»:
– Бизнес устал! Ничего, кроме раздражения, эти перемены не вызывают. Их единственный результат — работать становится еще труднее. Другого я не помню. Я считаю, главная задача власти сейчас — остановиться и дать всем поработать лет пять без административных революций. Установить — в любой конфигурации! — понятные правила игры и изо всех сил воздерживаться от всяких преобразований. Сейчас, чтобы получить официальный ответ на письмо от какой-нибудь инстанции в Смольном, приходится лично идти на прием к ее руководителю. Иначе оно остается без ответа месяцами.

Юлия Лудинова,
председатель Комитета имущественных отношений:
– Наш комитет функционирует уже год, и есть понимание, что контроль за фактическим использованием городских площадей необходимо усилить. Районные агентства КУГИ, ныне расформированные, недостаточно хорошо справлялись с этой задачей: существовали планы проверок, но они не всегда выполнялись. По уточненной информации, новая структура, которую создадут к марту, будет иметь статус государственной инспекции, а не комитета. Документы, регламентирующие ее деятельность, пока в разработке, но речь пойдет именно о контрольных функциях. Управленческие решения, связанные с распоряжением госимуществом, в том числе с выселением недобросовестных арендаторов и т. п., остаются в компетенции КИО.

Дублирования полномочий с КГИОП, если речь идет об объектах культурного наследия, не будет. Поскольку КГИОП следит за соблюдением охранных обязательств, а не за тем, кто и как по факту использует конкретные помещения.