НАШ ЦИТАТНИК: «Надо очень аккуратно подходить к частичному изменению фасадов, поскольку оно порой довольно серьёзно меняет здания. Можно удлинить нос Венере Милосской, талию усилить, ноги укоротить. Но Венеры Милосской мы уже тогда не получим...» Владимир Григорьев

12 апреля, 12:42

Минфин хочет опять повысить цены на водку. А есть ли, на ваш взгляд, связь между ее стоимостью и ценами на недвижимость?

4 сентября 2016 в 19:20
6 416

Минфин хочет опять повысить цены на водку. А есть ли, на ваш взгляд, связь между ее стоимостью и ценами на недвижимость?

Минфин предлагает опять повысить минимальные цены на водку. При этом никто толком не исследовал вопрос: есть ли связь между стоимостью водки и ценами в сфере недвижимости? Потому что водка — не только скрепа и один из символов страны (наряду с АК-47), она долгое время была универсальным расчетным средством, заменяя валюту.Тем не менее стоимость «квадрата» аналитики привязывали к доллару, к баррелю, но никогда — к литру. Своим мнением с NSP поделились Георгий Рыков, Юрий Добровольский, Валерия Костина, Александр Орт, Виталий Савчин и др.

Знак-вопроса-NSP.RU

Святослав Гайкович,
руководитель АМ «Студия 17»:
– Я человек консервативный, и мне бы хотелось старую, проверенную государственную монополию с твердой ценой на эту «валюту». А сфера недвижимости и цена на водку, по-моему, сейчас никак не связаны.

Георгий Рыков,
гендиректор «БестЪ. Коммерческая недвижимость»:
– Алкоголь — важная часть нашего бытия, универсальное средство, которое приводит к общему знаменателю и взаимопониманию людей, корпорации, государства. Поэтому связь между ценой водки и квадратным метром очень явственна и ощутима. Предлагаю поднять цены и на водку, и на недвижимость. Тем самым разогреем экономику и улучшим инвестиционный климат. Алкоголь часто делает пессимистов оптимистами, хоть и ненадолго.

Николай Вечер,
вице-президент GVA Sawyer:
– Мне кажется, что с ростом цен на водку она сама по себе утрачивает былую роль меры всех вещей, в том числе, конечно, и цены квадратных метров. Начинается какое-то расслоение: по всей стране эта роль постепенно переходит к самогону и наследнице советских времен бормотухе, и только в четырех-пяти крупнейших городах страны происходит смещение в сторону текилы, виски и пр. Рост же цен на водку влияет на рынок недвижимости следующим образом: чем дороже водка, тем меньше хочется покупать, то есть рост цен на спиртное приводит к снижению ликвидности недвижимости, особенно это проявляется на вторичном рынке, где действуют не экономические законы, а психологические. Иными словами: «Вот и водка опять подорожала! Гори все синим пламенем, не буду никакую квартиру покупать, лучше пойду и напьюсь».

Юрий Добровольский,
заместитель руководителя петербургского филиала Московской государственной экспертизы:
– У нас нет гипотез — мы оперируем исключительно научно обоснованными фактами. Во-первых, метр и литр — единицы одной системы измерения, так что они очень тесно друг другом связаны. Во-вторых, мы скрупулезно проделали сложные математические расчеты. А именно, если взять площадь средней однокомнатной квартиры в 40 кв.м и умножить на среднюю высоту потолка в 2,6 метра, получим 104 куб.м, что составит 104 000 литров. При цене такой квартиры на первичном рыке в 3,5 млн рублей получаем стоимость самой ликвидной недвижимости в размере 33 рубля 65 копеек за литр. Из этого следует, что при цене в 150 рублей за бутылку или 300 рублей за литр водка по отношению к стоимости квартиры переоценена почти в 10 раз. Из этого мы делаем вывод, что в текущей рыночной ситуации инвесторам необходимо срочно открывать позиции по «квадратным литрам», а по водке закрывать.

Надежда Калашникова,
директор по развитию компании «Л1»:
– Мерить квадраты пол-литровками, как это делал Аркадий Райкин в юмореске про коммуналку, мы еще не пробовали. Возможно, это наша главная ошибка. Пространство, как известно, не Евклидово, все сложнее. Никто в России не может толком объяснить, почему цены на бензин растут, когда нефть дешевеет, и почему рекордному урожаю зерновых сопутствует повышение цен на их производные. Тут логики нет, тут без пол-литра не разберешься. И именно поэтому мы все так зависим от цен на этот реперный для российского рынка продукт. Ищем особый российский путь (у нас же особенности везде, начиная с рыбалки и заканчивая принципами рыночного ценообразования)… И ничего нет позорного в том, чтобы делать это в собственных квадратных метрах. Водка плюс квадратные метры — это, конечно, не коммунизм, но, возможно, ответ на главные дилеммы российского маркетинга — что делать и кто виноват.

Валерия Костина,
управляющий директор ГК «ПЛЮС»:
– Хочется верить, что возможные взаимо­связи метра и литра исчерпаны. Тем не менее сложно отрицать роль литра в развитии нашей экономики, ведь зачастую именно с его помощью закрепляются новые партнерства и рождаются бизнес-идеи. Что касается его прикладной пользы в риэлторском сегменте, его потенциал и влияние можно было бы изучить, внедрив литр на выставках по недвижимости для гостей, для поддержания клиентов и помощи им в принятии решений о таком важном приобретении, как недвижимость.

Александр Орт,
президент Группы компаний «ННЭ»:
– Водка — разменная валюта от безвыходности. Будь деньги и работа в регионах, где расчет идет пол-литровками, такого бы не было. Но это расчет за работы, произведенные не на предприятиях, слава богу. Для исключения водки в качестве «валюты» или эталона расчета необходимо монополизировать производство алкоголя в руках государства и зафиксировать цены. А пока этого нет — цена повышается, качество переменно, а разница между минимальной ценой и рыночной уходит мимо казны. Было бы хорошо алкоголь делать не мерной единицей, а источником дохода и от его продажи пополнять бюджет, расходовать деньги на развитие технологий, производство, в том числе и строительное.

Роман Никоноров,
генеральный директор ЗАО «УК «Старт»:
– По-моему, водка уже не является универсальным мерилом. Многие платежеспособные люди перешли на полугар, а рабочие в расчетах предпочитают живые деньги. Пить на стройке нынче не принято. Наверное, времена, когда объем труда мог измеряться в литрах, уходят безвозвратно.

Александр Гиновкер,
генеральный директор АН «Невский простор»:
– В советское время и в начале 1990‑х стоимость ремонтных работ напрямую зависела от цены на алкоголь, но сегодня такой связи уже нет. И не приходится надеяться на горячительные напитки, которые на заре рынка недвижимости нередко помогали в переговорах с собственниками.

Актуальным по сей день можно считать влияние алкоголя как командообразующего фактора во время корпоративных мероприятий. С коммунальными платежами стоимость пол-литра никак не связана, но надо помнить, что на носу очередной отопительный сезон, и нас опять могут оставить без тепла. А как согреться? Были времена, когда бутылка водки стоила 2 рубля 87 копеек, потом было 3,12 и 3,62, и сыр плавленый на закуску. Для тех, кто прошел закалку тех времен, тому не страшны пертурбации с ценами на водку.
По поводу гипотез. Обычно стоимость квадратного метра жилья у нас во многом определяется ценами на нефть. Но если подозревать, что некоторое количество водки сегодня гонят не из опилок, как было раньше, а из продуктов нефтепереработки, то связь с «квадратом» прослеживается прямая.

Виталий Савчин,
генеральный директор компании Elmaco:
– Если стоимость водки еще и учитывается при расчетах на стройке, то где-то на далеких дачах. И то не уверен. Объемы строительства растут — столько не выпьешь. Вот и приходится ориентироваться на более очевидные рыночные метки, прежде всего — на курсы валют.

Денис Кириллов,
управляющий партнер УК «Лидер»:
– Я думаю, что фундаментальная связь русской жизни с алкоголем все-таки распалась. По крайней мере, водка точно перестала быть валютой. Я еще помню времена, когда мы возили 12 литровых бутылок спирта «Ройял» в деревню, чтобы поменять несколько венцов на срубе дома. Ничего хорошего из этого не вышло: спирт выпили, работу не закончили. Надеюсь, больше это не вернется. Утрачено, как и настоятельная необходимость «сообразить на троих». Ни сантехник, ни электрик сейчас за работу бутылкой не берут.

Алексей Шаскольский,
заместитель руководителя департамента оценки Института проблем предпринимательства:
– Может быть, с повышением цен на водку населению станет выгоднее бросить пить и направить освободившиеся деньги на приобретение недвижимости. Может быть, люди даже будут стремиться к тому, чтобы улучшить жилищные условия, чтобы было где поставить самогонный аппарат и стать полностью независимым от государства в данном вопросе. На какое-то время мы станем нацией трезвенников, обеспеченных жильем на уровне стран Европы. Думаю, что емкости российского рынка крепкого алкоголя для этого вполне хватит. И тогда я буду считать, что повышение цен на спиртное — косвенная мера стимулирования рынка недвижимости, возможно, пролоббированная Гильдией управляющих и девелоперов. Если же серьезно, то стремление Минфина поскрести по этим сусекам приведет к массовому увеличению смертности от суррогатного алкоголя. Традиции самогоноварения у нас и правда крепкие.