НАШ ЦИТАТНИК: «Мы подтвердили статус самой странной агломерации для инвесторов. Это «достижение» – отклонить заявку на перевод земли в Шушарах из промзоны, что позволило бы строить там в пандемию новые корпуса Боткинской больницы...» Валентин Заставленко

3 марта, 03:03

А также в области балета…

31 августа 2015 в 13:55
3 811

А также в области балета…

В отреставрированном особняке Добберт откроется Музей истории петербургского балета. В Смольном сочли это чрезвычайно важным событием, и губернатор Георгий Полтавченко лично осмотрел обновленный памятник деревянного зодчества.

trong>В отреставрированном особняке Добберт откроется Музей истории петербургского балета. В Смольном сочли это чрезвычайно важным событием, и губернатор Георгий Полтавченко лично осмотрел обновленный памятник деревянного зодчества.

Особняк входит в состав комплекса Академии танца Бориса Эйфмана, так что экскурсию по зданию вели сам хозяин и руководитель проектного коллектива из «Студии‑44» Никита Явейн. «Мы благодарны городскому правительству за внимание к нашему учебному заведению и, в свою очередь, решили сделать подарок петербуржцам и гостям города — открыть здесь Музей петербургского балета, известного во всем мире», — обратился к градоначальнику маэстро Эйфман. Георгий Полтавченко благосклонно кивнул и, глядя на тщательно отмытый, покрашенный («совсем как новый!») особняк, поинтересовался мерой подлинности. «Это уникальный случай, — комментирует Никита Явейн, — подлинность исторического деревянного объекта удалось сохранить на 70–80%. Здесь практически все родное: и стены, и цоколь, и металлодекор, и интерьеры». В ответ на вопрос о возрасте постройки г‑н Явейн продолжил: « Изначально это особняк Греффа…» На лице губернатора отразилось недоумение, а свита зароптала. «Нет-нет, не этого Грефа, — рассеял сомнения архитектор. — Здесь в XIX веке была немецкая колония, и дом построили в 1840‑х годах для действительного статского советника с такой фамилией. В конце XIX столетия по проекту рижского зодчего Рейнберга его перестроили для немки Добберт. Мы реставрировали дом именно на этот период — 1896 год». Работы выполняла компания «ПСБ «Жилстрой» — та же, что выступала генподрядчиком при строительстве главного современного корпуса Академии, что располагается рядом. Сумма контракта составила 65 млн рублей из петербургского бюджета, на работы ушло чуть больше года. По ходу знакомства с интерьерами городскому главе показали рельефные обои, для создания которых пришлось придумать современную технологию — многократной печати по трафарету с последующей ручной росписью.

Особое внимание уделено противопожарной защите деревянного дома: система автоматического пожаротушения смонтирована так, что в каждом помещении находятся несколько сопл (что практически незаметно), через которые очаг возможного возгорания будет потушен в считанные секунды.

Отреставрированным особняком губернатор остался доволен и тут же напомнил, что в Петроградском районе есть еще один памятник деревянного зодчества — дача Громова в Лопухинском саду, которую город тоже намерен восстановить из руин. А говоря о будущем Музее балета, тут же дал указание главе района найти место для возможной парковки экскурсионных автобусов.

Но пока музей только в планах. Борис Эйфман полагает, что его можно будет открыть в 2018‑м, когда в России (а возможно, и в мире) будут отмечать 200‑летие Мариуса Петипа, знаменитого балетмейстера Петербургских императорских театров. Экспозицию же предполагают создать с помощью коллег (и коллекций) из других петербургских и московских музеев. Кстати, это редкий случай, когда здание для музея есть, а экспонатов нет. Обычно бывает наоборот.

Есть у Бориса Эйфмана и другие планы развития квартала, в котором находится Академия танца: отреставрировать фасады соседней общеобразовательной школы, а также создать детский балетный театр.

На вопрос «НП» о строительстве театра на территории бывшего ГИПХа Борис Эйфман ответил, что у него нет точной информации о том, когда начнется эта стройка, как и о том, каким в конце концов будет проект. Будущее соседство с судебным комплексом прокомментировал афористично: «Некоторые судьи обеспокоились было нашим присутствием, на что я ответил: чем больше мы работаем — тем меньше работы для вас. И как-то все успокоились».