НАШ ЦИТАТНИК: «Если здание находится в центре города, сейчас этого по факту достаточно, чтобы причислить его к лику «градостроительных святынь». Однако отнесение всех домов к историческим исключительно по году постройки абсурдно…» Дмитрий Некрестьянов

18 мая, 06:28
23 марта 2015 в 05:40

Выход из карьерного тупика

Производители нерудных материалов могут вздохнуть спокойно. В прошлом году бизнес десятка фирм, разрабатывающих карьеры в Ленобласти, оказался под угрозой — из-за распоряжения Правительства РФ № 849 р, принятого в мае 2013‑го. Теперь юридическая коллизия, похоже, разрешена.

yle="text-align: justify;">Производители нерудных материалов могут вздохнуть спокойно. В прошлом году бизнес десятка фирм, разрабатывающих карьеры в Ленобласти, оказался под угрозой — из-за распоряжения Правительства РФ № 849 р, принятого в мае 2013‑го. Теперь юридическая коллизия, похоже, разрешена.

В 2014‑м встал вопрос о законности добычи песка, щебня, глины на десятках месторождений, расположенных на лесных участках.

У многих компаний заканчивались договоры аренды, а областной Комитет по природным ресурсам отказался их продлевать.

Типичная ситуация: у ЗАО «Карьер «Гаврилово» есть лицензия на разработку песчаного карьера в Выборгском районе ЛО. Компания давно заключила договор аренды участка 42,57 га. Этот надел относится к так называемым защитным лесам (бывают также эксплуатационные и резервные). В прошлом году срок контракта истек, и фирма просила продлить аренду, ссылаясь на лицензию. Однако комитет отказал, ссылаясь на упомянутое выше распоряжение «Об утверждении перечня объектов, не связанных с созданием инфраструктуры для защитных лесов». В документе говорится о возможности обустраивать карьеры в защитных лесах вдоль автомобильных и железных дорог. Областные чиновники сделали вывод, что в защитных лесах вдалеке от магистралей добывать нерудные материалы нельзя. А карьер «Гаврилово» находится именно в таком месте. В аналогичной ситуации оказались десятки других фирм. В их числе крупнейший производитель кирпича в регионе — ЗАО «ЛСР-Стеновые—Северо-Запад». Эта фирма не может продлить договор аренды участка, где расположено Чекаловское месторождение глины. Сырье для кирпичного производства здесь добывают еще с 1960‑х.

Недропользователи вынуждены были обращаться в суд.

Поначалу практика складывалась в их пользу. Например, успеха добилась фирма «Вента», которая разрабатывает месторождение песка в Ломоносовском районе. Суд решил, что чиновники неверно трактовали федеральный документ: распоряжение касается исключительно придорожных защитных лесов, определяя, для каких целей их можно использовать, а для каких — нет.

Однако позже федеральный арбитраж пересмотрел позицию. Например, упомянутый карьер «Гаврилово» добился успеха в двух инстанциях, но проиграл в кассации. Затем неудача свалилась и на другие добывающие фирмы. «НП» известны по меньшей мере два десятка проигранных дел. Основание: «Все, что не разрешено, — запрещено». Суд указал, что размещение карьера в защитных лесах, которые не упомянуты в постановлении, противоречит лесному законодательству. Осенью один из производителей (ЗАО «Кампес») обратился напрямую в Верховный суд, чтобы оспорить законность распоряжения. ВС пришел к выводу, что правительство вправе уточнить, в каких лесах можно копать, а в каких нельзя.

Под угрозой остановки оказались сотни производств. К концу года федеральные власти поняли абсурдность ситуации и внесли коррективы в распоряжение 849‑р. Написали: допустимо размещать карьеры в большинстве категорий защитных лесов (например, «водоохранных зонах, пустынных, лесотундровых зонах, в степях, горах, и даже в запретных полосах, расположенных вдоль водных объектов»).

Это не все. Многие компании получили отказы в продлении аренды еще до внесения корректив, и суды продолжали по инерции выносить отказные вердикты.

Только сейчас практика поменялась. Недавно Путиловская компания успешно оспорила отказ комитета, полученный осенью. Часть дел завершается мировыми соглашениями (два подписаны в начале марта — с компанией «Реал ПГМ» и Приозерской горной компанией). Комитет соглашается пересмотреть заявки с учетом изменений. Но многие еще ждут своего часа.