НАШ ЦИТАТНИК: «Большинство инвесторов, исключая самых прозорливых, заняли выжидательную позицию. Сейчас мы говорим не столько о снижении покупательской способности, сколько о снижении покупательской готовности совершать в условиях неопределенности крупные покупки…» Надежда Калашникова

27 сентября, 01:24
12 мая 2014 в 05:00

Наш ответ Кэмерону

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон решил бороться с «завесой тайны», окутывающей операции с дорогой недвижимостью. Английских риэлторов обяжут информировать власти о сделках, в которых «могут участвовать» политики и люди, имеющие тесные связи с правительствами иностранных государств.

Беспокойство г‑на Кэмерона имеет под собой основания. Главные покупатели на рынке дорогой лондонской недвижимости — состоятельные русские и богатые украинцы.

За прошлый год, по оценкам агентства Savills, россияне потратили на квадратные метры в английской столице 180 млн фунтов. А в этом году ручеек средств, перетекающих из Москвы в Лондон, грозит превратиться в бурный поток. Консультанты из JLL считают, что по итогам 2014‑го российские инвестиции в британскую недвижимость класса «люкс» вырастут в четыре раза.

То есть можно предположить, что майдан, крымский референдум и Донецкую республику придумали лондонские девелоперы, чтобы стимулировать спрос.

Правда, в британском казначействе сильно удивляются: все чаще покупателями становятся не фактические владельцы, а оффшорные фирмы. И вообще популярность сделок с участием юридических лиц в последнее время резко растет. С чего бы?

А все несложно. На физическое лицо можно наложить санкции. А на фирму, зарегистрированную, скажем, на острове Джерси, который к тому же находится под юрисдикцией британской короны, — с какого перепугу?

Г‑н Кэмерон, конечно, пригрозил: британцы обяжут оффшорные компании раскрывать конечных бенефициаров. Но, похоже, сам не слишком в это верит. Потому что либо раскрывать всех — и тогда инвестиционный барометр Сити сразу покажет ухудшение климата, либо искать выборочно, только тех, на кого заранее покажут пальцем. А это как-то не по-джентльменски.

Впрочем, наши на всякий случай уже подстраховались.

Например, вице-премьер Игорь Шувалов квартирой в Лондоне и замком в Австрии вовсе не владеет — он их арендует. У фирмы, которая принадлежит его супруге. Совсем припрут — разведется, теперь это модно. Двухэтажный пентхаус бывшего сенатора РФ Виталия Малкина в небоскребе Time Warner Center принадлежит вовсе не ему, а трастовому фонду. Владелец траста — его несовершеннолетний сын…

А на днях в Думу опять внесен законопроект о компенсациях из российского бюджета гражданам и компаниям, «пострадавшим от неправосудных решений зарубежных судов». В прессе с подачи депутатов почему-то сообщили, что это такой асимметричный ответ на украинский закон об оккупированных территориях, направленный против бизнеса и сделок с недвижимостью в Крыму. Что, конечно, чушь. Потому что законопроект вносили в Думу еще год назад, когда про Крым еще и речи не было, — в качестве реакции на Акт Магнитского.

Суть закона проста. Допустим, кто-то где-то на Западе арестовал активы, принадлежащие представителю российской элиты. Заморозил счет, отобрал нажитый непосильным трудом замок на Ривьере. Обиженный владелец обратится, например, в Лондонский суд. Там, натурально, с треском проиграет — и пойдет в российский суд, да хоть бы в Басманный. И там будет иметь отличные шансы получить возмещение из российского бюджета за неправедно отобранное имущество.