НАШ ЦИТАТНИК: «Исторический центр – заповедная зона Петербурга, где столетиями живут многие поколения. А мы имеем дело со строительными хищниками, которые относятся к жителям, как к грязи на строительных сапогах...» Вячеслав Макаров

23 сентября, 20:04

«Исторические фундаменты – это своеобразный мост между прошлым и настоящим»

17 июня в 14:24
1 789

«Исторические фундаменты – это своеобразный мост между прошлым и настоящим»

Генеральный директор института «Геореконструкция» Алексей Шашкин рассуждает о мифах и фактах, связанных с восстановлением объектов на исторических фундаментах, которые некоторые несправедливо приравнивают к «новоделу».

В дискуссии о восстановлении утраченных архитектурных памятников градостроительная общественность очень строго и бдительно подходит к тому, насколько аутентичным будет здание, какие материалы и технологии будут использованы при воссоздании. Малейшее отклонение от «исторической правды» грозит обернуться упрёком в создании «новодела». Это слово с подачи градозащитников равно тяжёлому оскорблению, хотя большая часть восстановленных памятников архитектуры, которыми мы так гордимся, строго говоря, и есть новодел. И когда речь заходит о восстановлении объекта на историческом фундаменте, тень ярлыка «новодел» начинает нависать над командой разработчиков проекта реставрации особенно явно. Действительно ли строительство на историческом фундаменте – новодел и не заслуживает звания полноценного архитектурного памятника?

Во-первых, восстановление утраченных церквей на историческом фундаменте нельзя рассматривать как некую новацию. Напротив, единственное, что могло остаться от культовых сооружений после разрушения при советской власти или в результате пожаров, наводнений, бомбёжек, «недостроев», – это фундаменты. Их попросту было лень или недосуг выковыривать из земли. И сегодня эти фундаменты – своеобразный мостик между прошлым и настоящим, по которому мы можем попытаться пройти в будущее. А в будущем, мне хотелось бы так думать, нас ждёт труд по восстановлению всех утраченных храмов.

Сохранившийся фундамент, а иногда и целый подвальный этаж – то подлинное, благодаря чему восстанавливаемый храм может считаться не просто некой репликой утраченного здания или «новоделом», а именно объектом научной реставрации и воссоздания.

Среди примеров такого рода – воссоздаваемые сегодня на исторических фундаментах колокольня Новодевичьего монастыря на Московском проспекте в Петербурге и храм Иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» (с грошиками) на проспекте Обуховской Обороны.

Конечно же, проект воссоздания колокольни Смольного собора – этого незавершённого небоскрёба елизаветинского времени – сегодня не мыслится без железобетонных свайных фундаментов. Историческая бутовая кладка может быть «пронзена» новыми сваями. Тем самым обеспечивается и историческая преемственность, и надёжность, а негативное влияние строительства на соседние здания будет сведено к нулю. Остальное сооружение может быть выполнено уже из исторических материалов. По моему опыту, в случае с колокольней Смольного собора мы имеем дело с уникальным, технически сложным сооружением даже по меркам современных норм (выше 100 метров!).

А не так давно институт «Геореконструкция» совместно с НИИПИ «Спецреставрация» разработал проект воссоздания колокольни Новодевичьего монастыря на Московском проспекте в Петербурге – так же на сохранившихся фундаментах. Проект уже прошёл все необходимые экспертизы и согласования.

Тем, кому этих аргументов недостаточно, предлагаю обратиться к 73-му федеральному закону о сохранении памятников, который не оставляет места для домыслов. В первой части 47-й статьи говорится, что «воссоздание утраченного объекта культурного наследия осуществляется посредством его реставрации в исключительных случаях при особой исторической, архитектурной, научной, художественной, градостроительной, эстетической или иной значимости указанного объекта и при наличии достаточных научных данных, необходимых для его воссоздания». Сегодня мы располагаем научными данными, необходимыми для воссоздания колокольни Смольного собора. Об этом позаботился сам Франческо Бартоломео Растрелли. Особая градостроительная значимость (эстетическая, архитектурная и художественная) тоже имеется. Не думаю, что кто-то посмеет спорить с тенью великого зодчего. И моя задача как специалиста – обеспечить техническую реализацию этого замысла, а современные технологии это позволяют.