НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

22 мая, 04:58
16 ноября 2017 в 17:00

Мусор Петербургу не по карману?

Запуск мусороперерабатывающего завода – вроде того, который планировался на Волхонке, – приведет к многократному росту тарифов.

Такие данные были приведены в ходе дискуссии о переработке отходов, которая прошла сегодня на площадке АБН. Не самая аппетитная тема собрала полный зал.

Поясним: сейчас мусор, который собирается в баках во дворах, забирают компании по вывозу твердых бытовых отходов. И везут на мусорный полигон, как правило – в Ленобласти. Полигонами управляет УК по обращению с отходами в Ленинградской области, средний тариф на приемку мусора – 1000 рублей за тонну (без НДС).

Почему система с полигонами несовершенна, объяснять, наверное, не надо: это и «загаженные» пригороды, и то, что рядом с полигоном невозможно построить нормальное жилье. Все «прелести» такого соседства уже ощутили жители Приморского района Петербурга, достучавшиеся своими жалобами аж до президента.

Кроме того, не все компании одинаково ответственны, многие выбрасывают мусор где-нибудь поближе. Прокуратура регулярно выявляет такие нелегальные помойки, выписывает драконовские штрафы, а город тратит десятки миллионов бюджетных рублей на то, чтобы свалки ликвидировать.

Что предлагают власти? Строить мусороперерабатывающие заводы. Это либо сжигание мусора, либо утилизация и получение биогаза, как на несостоявшемся заводе на Волхонке. Однако себестоимость переработки мусора, пояснили участники конференции, на таких заводах резко возрастет: это будет уже не 1000 рублей, а дороже: в отдельных случаях до 10 000−12 000 рублей за тонну.  

Эти затраты увидят все жители – в коммунальных платежках. Кроме того, заводам, скорее всего, потребуются субсидии из бюджета. (То есть из наших с вами налогов.)

В Петербурге каждая инициатива с мусоропереработкой, во-первых, наталкивается на бурные протесты местных жителей, во-вторых, по каким-то причинам инвесторы так или иначе уходят.

«Почему инвесторы уходят, как вы думаете?» – спросила участников дискуссии ведущая Марина Шишкина, лидер петербургских эсеров.

Анна Гаркуша, специалист экологического движения «Раздельный сбор», в ответ сравнила Петербург с женщиной, которая не умеет одеваться и использует обноски, доставшиеся от друзей и родных: в Петербург приходят не с новыми, «модными и стильными» технологиями, а с морально устаревшими проектами.

«Ничего себе обноски! Один из заводов собиралась строить греческая компания, связанная с сыном губернатора. Вы кого обносками сейчас назвали?» – прокомментировал Василий Романов, главный редактор АБН.

Прогрессивный вариант решения проблемы переработки мусора – это массовое распространение раздельного сбора: если во дворе наравне с «обычным» контейнером стоит ящик для макулатуры, или стекла, или металла – то компания, которая его установила (а потом забрала сырье на переработку), вывозит сырье либо бесплатно, либо дешевле, чем «полигонные» конкуренты. По словам Анны Гаркуши, экономия управляющей компании может составить около 30%.

Как уговорить жителей сортировать отходы? Участники дискуссии обозначили несколько вариантов. Во-первых, можно увеличить платежи за «несортированные отходы» (это и так произойдет в ближайшее время). Во-вторых, предложили вести «пропаганду» раздельного сбора по телевизору. Третий вариант, который предложили из зала представители мусороперерабатывающих компаний: поощрять работу небольших фирм, занимающихся переработкой сырья.

В целом же, как пояснили NSP уже в кулуарах специалисты «Раздельного сбора», компании, которые устанавливают контейнеры, согласны работать «оптом» – минимум три контейнера в квартале. И для их установки достаточно инициативы местных жителей. Причем удачная практика уже есть.

Почему же власти больше заинтересованы в крупных мусороперерабатывающих проектах? Активисты  предлагают не очень красивое объяснение: на крупном проекте со сложными и запутанными процессами – техническими и финансовыми – проще реализовать коррупционные схемы.

Фото: группа движения «Раздельный сбор» «ВКонтакте»