НАШ ЦИТАТНИК: «Вместо развития мы все занимаемся маневрированием, а горизонт прогнозирования минимален. Надо дать нобелевскую премию тому, кто скажет, что будет через полгода в экономике в целом и на рынке недвижимости...» Леонид Рысев

28 мая, 14:35
11 сентября 2016 в 21:05

Гран-при по госзаказу

Гран-при национального этапа премии FIABCI Prix d’Excellence в этом году получила инфекционная больница в Полюстрово (Петербург), построенная ГК «РосСтройИнвест». Объект по характеристикам может конкурировать с лучшими мировыми аналогами. У него есть шансы на победу в финале, на 68‑м конгрессе FIABCI в Андорре.

Решение о строительстве больничного комплекса рядом с больницей им. Мечникова правительство Петербурга приняло еще в 2004 году. Корпуса Александровской городской барачной больницы, построенной в 1880‑е и получившей у горожан название «Боткинские бараки», пора было заменить современной клинической и лабораторной базой. Для своей единственной специализированной инфекционной больницы Петербург выделил участок площадью 7,3 га на Пискаревском проспекте. Объект введен в эксплуатацию в декабре 2015 года. И сегодня медики больницы им. С.П. Боткина осваивают крупнейший на Северо-Западе больничный комплекс, по сложности порой напоминающий космический корабль. Девять больших и четыре малых корпуса общей площадью 112 000 кв.м вмещают не только 600 коек, но и современную лабораторно-исследовательскую базу, Городской консультационно-диагностический вирусологический центр, учебные классы и конференц-зал. Весь комплекс пронизан системой подземных и надземных переходов, благодаря чему его можно обойти, не выходя на открытый воздух.

Почти дворец
Проект больницы в 2007 году разработали архитекторы Н.А. Вебер, Т.В. Никитенко и инженер А.В. Корзун. В «Письмах русского путешественника» Николай Карамзин писал об Англии как о стране, где госпитали похожи на королевские дворцы, а дворцы — на госпитали. Новая инфекционная с волнообразными фасадами лечебных корпусов, полуциркульными административно-поликлиническим и главным лечебным зданиями, фасадами из светлого керамогранита достаточно элегантна для города императорских дворцов и парков. Интерьеры ключевых помещений: регистратуры, кабинета главного врача, конференц-зала — выполнялись по отдельным дизайн-проектам. Но главная задача архитекторов и инженеров состояла, конечно, не в этом.
«Проблема крупных, сложных и долгих в реализации объектов в том, что при современных темпах развития технологий они устаревают к моменту ввода в эксплуатацию, — говорит руководитель проекта Константин Мельников. — Нам было важно, чтобы объект не просто не отставал, но и обладал техническим потенциалом на много лет вперед».
Возведение комплекса длилось восемь лет. Группа компаний «РосСтройИнвест» получила государственный контракт на проектирование и строительство больницы в 2008 году. Условия договора не требовали от генерального подрядчика иметь собственное проектное подразделение. Но если бы в группу «РосСтройИнвест» не входила компания «РосСтройПроект», проект вряд ли бы состоялся. Именно это позволило обеспечить прямой контакт строителей, врачей и проектировщиков и сократить время на рабочее проектирование.
«На Западе проектирование таких объектов занимает больше времени, чем собственно стройка, — поясняет заместитель руководителя строительства Андрей Найденко. — У нас выпуск очередных разделов проекта шел параллельно со строительно-монтажными работами. Специфические трудности ждали нас на этапе установки оборудования. Во-первых, его закупка совпала с резким скачком валютного курса. Во-вторых, поставку медицинской техники вели четыре компании по пяти государственным контрактам. В результате она состоялась на год позже запланированного срока. Нам пришлось координировать поставку и монтаж оборудования, взяв на себя часть функций заказчика».

Мания чистоты
Главная особенность новой больницы, которой подчинены и логика размещения зданий на участке, и архитектура, и планировочная структура комплекса, и инженерные системы, — сложная внутренняя логистика, благодаря которой «грязные» и «чистые» технологические потоки не должны пересекаться ни при каких обстоятельствах. Препараты, еда, чистое белье, стерилизованные и использованные медицинские инструменты, грязная посуда перемещаются в разных пространствах. Так же, как и здоровые посетители и пациенты.
Из каждого бокса есть выход и в «чистый» коридор, по которому перемещается персонал, а вылеченные пациенты уходят на выписку, и на открытую галерею, по которой пациенты попадают в палату при поступлении в больницу. Для перемещений инфицированных людей внутри больницы также существует отдельная система проходов, проездов и специальных лифтов. Риск подхватить дополнительную инфекцию, который всегда существует в больницах старого типа, полностью исключен. Для отделения особо опасных инфекций предусмотрены полностью герметичная лифтовая шахта и отдельная лестница. Все решения обсуждались с медицинскими технологами.
Серьезной работы потребовал подбор специальных отделочных материалов, устойчивых к агрессивным дезинфицирующим и моющим средствам, которые использует Боткинская больница. Краски, разрешенные к применению в медицинских учреждениях, специализированные медицинские потолочные панели и особо прочный линолеум с бактерицидным защитным слоем — все покупали за рубежом (в России такие пока не производят) и подвергали испытаниям. Каждый шов тщательно герметизирован. Линолеум заводится на стену и крепится герметичными плинтусами, чтобы не оставалось мест, недосягаемых для обработки.
«Герметизация швов потребовала огромных усилий отделочников, — замечает руководитель строительства Алексей Туркин. — Плавные изгибы ограждающих конструкций добавили трудностей не столько при монтаже фасадов, сколько при внутренней отделке. Есть помещения, которые должны обладать свойствами герметичной капсулы. Там моется все, вплоть до потолка».

Скорость с умом
Новая больница имени С.П. Боткина вполне может служить не только учебной базой для студентов-медиков и интернов, но и достойным пособием для инженеров-строителей. «Начинка» здания сложна настолько, что «РосСтройИнвест» до сих пор обучает персонал эксплуатирующей компании. И это неудивительно, ведь предстоит обслуживать 460 вентиляционных установок, систему рекуперации воздуха в палатах, 60 лифтов, управляя всем этим через централизованную диспетчерскую, которая контролирует работоспособность всех инженерных систем и автоматики.
Все корпуса больницы «обвязывает» уникальная система пневматического транспорта (пневмопочты) с большим, чем обыкновенно, диаметром капсулы и интеллектуальной системой, которая распознает характер отправки. Инструмент, пробы, анализы — все это больше не путешествует на тележках в сопровождении медсестер. Однако важно, чтобы система не отправляла с одинаковой скоростью анализ крови в лабораторию и использованный мединструмент на центральную станцию стерилизации. На высоких скоростях плазма отделяется от клеток крови. Поэтому капсула с обычным отправлением летит со скоростью 9 м/с, а с биологическим материалом — не быстрее 4 м/с с плавными ускорениями. Еще одна особенность системы: она работает на подготовленном стерильном воздухе.
Система вентиляции и рекуперации тепла также сильно отличается от тех, которые можно увидеть в жилых домах или бизнес-центрах. Она «собрана» по тому же принципу разделения потоков, на этот раз воздушных. Автономно существует вентиляция чистых помещений. В операционных, палатах интенсивной терапии, где поддерживается особая стерильность, применяются специальные системы фильтрации. В операционных установлены ламинарные воздухораспределители, создающие вокруг операционного стола ровный поток воздуха, который образует дополнительную стерильную зону. В палатах применяется обеззараживание воздуха на вытяжках, чтобы не допускать распространения инфекций вокруг больницы.
При комплексе действует станция обеззараживания сточных вод. Уникальность ее в том, что, кроме стандартной очистки больничных стоков, дополнительно применяется их обеззараживание методом озонирования.
Внутри инфекционной больницы построена информационная система, которая позволяет с высокой скоростью передавать данные от медицинского оборудования, данные лабораторных, рентгено-диагностических исследований, медицинских карточек пациента на общий сервер. Весь аппаратно-программный комплекс выстроен так, чтобы у больницы была возможность для перспективного развития IT-инфраструктуры.
«На 70% техническое задание по этому разделу проекта сформулировали для нас сами врачи, — поясняет Константин Мельников. — Общаясь с руководством больницы, мы выясняли, какие перспективные задачи оно ставит перед собой, и подбирали подходящие технические решения. Помогали и производители оборудования, в частности, в разработке архитектуры сетей».

Ученое собрание
Визитной карточкой комплекса, безусловно, служит конференц-зал на 280 мест с современным мультимедийным оборудованием, качественным освещением и звуком, двумя видеостенами и системой синхроперевода. Снаружи он выглядит как витраж, повисший на уровне второго-третьего этажей между поликлиническим и административным корпусами. Лабораторно-исследовательский корпус и вирусологический центр, в свою очередь, стали для проектировщиков хорошим ребусом, поскольку каждая лаборатория обладает особыми требованиями.
«Мы изучали опыт коллег из Чехии, Великобритании, других европейских стран, — отмечает Андрей Найденко. — И поняли, что медицинских комплексов такого уровня в Европе совсем немного. Инфекционные отделения, как правило, существуют в составе многопрофильных больниц. Специализированная клиника с современной лабораторно-исследовательской базой — Петербургу есть чем гордиться».
«Первое место в конкурсе FIABCI Prix d’Excellence подтверждает, что наша команда способна создавать объекты самой высокой степени сложности», — комментирует победу Игорь Креславский, председатель правления ГК «РосСтройИнвест».