НАШ ЦИТАТНИК: «Надо очень аккуратно подходить к частичному изменению фасадов, поскольку оно порой довольно серьёзно меняет здания. Можно удлинить нос Венере Милосской, талию усилить, ноги укоротить. Но Венеры Милосской мы уже тогда не получим...» Владимир Григорьев

12 апреля, 13:57

Злоупотребление ветеранами

8 апреля в 09:30
588

Злоупотребление ветеранами

Максима Щербакова, директора Петербургского дома ветеранов, обвиняют в получении взятки.

Фото: https://aif-s3.aif.ru

Как сообщает Объединённая пресс-служба судов, Максим Щербаков определён под арест до 16 мая. Ему предъявлена самая тяжёлая из «взяточных» статей: 290, часть 6 (в особо крупном размере, в составе группы, с использованием служебного положения...) Уголовный кодекс предусматривает до 100-кратного штрафа от суммы взятки и до 15 лет тюрьмы.

Г-н Щербаков возглавляет Дом ветеранов войны и труда №1 в Павловске с 2000 года. Член "Единой России"; до 2019-го он также был депутатом муниципального совета Павловска. Эпизод, который вменяют ему в вину, произошёл в 2014-м. По версии следствия, Щербаков получил взятку от компании «Россрента»: квартиру стоимостью 4,8 млн рублей фирма уступила ему за 1 млн. Взамен Максим Щербаков размещал ветеранов в госучреждении, их квартиры за бесценок приобретала «Россрента» для последующей перепродажи. Как сообщает "Фонтанка", взяткодателями следствие считает руководителей компании «Россрента» Павла Минаева и Александра Безыменского. По данным СМИ, в отношении Минаева и Безыменского возбуждено отдельное уголовное дело – по фактам мошенничества.

В поле зрения СМИ Максим Щербаков попал в прошлом году, когда шумную огласку получило дело Фонда социальной защиты пенсионеров. Схема та же: участники аферы подыскивали пожилых людей с жильём, желательно – одиноких, нуждающихся в уходе. Уговаривали их переехать «на дожитие» в павловский Дом ветеранов. Объясняли, что квартиру надо «сдать государству». Собирали пакет документов, но квартира доставалась не государству, а мошенникам. Затем жильё перепродавалось «добросовестным приобретателям». По этому делу двое организаторов – Алексей Фомин и Дмитрий Чернов – получили реальные сроки (по три года), ещё несколько человек – условные. У Максима Щербакова провели обыск, но, видимо, оставили в статусе свидетеля. Как выяснилось, до поры. Потому что даже на неискушённый взгляд было понятно: переселение ветеранов под государственную опеку в «товарных» количествах без деятельного участия руководства учреждения – маловероятно. Только по делу Фомина суд счёл доказанными 8 эпизодов. А всего через его группу прошло, по данным «Фонтанки», не менее 140 квартир и комнат.

Из опубликованных материалов непонятно, в чём именно заключалась роль г-на Щербакова. Возможно, в суде его адвокаты будут придерживаться такой версии: он всего лишь выполнял должностные обязанности – ему по должности было положено размещать ветеранов – он и размещал...

Размах деятельности «Россренты» пока неизвестен. Павел Минаев вышел из состава учредителей компании в феврале 2021-го.

В марте Госдума приняла закон «об оскорблении ветеранов». К мошенникам он вряд ли будет применяться: как правило, они необычайно вежливы с жертвами. По крайней мере, до момента, пока у них не отобрали квартиры и не поместили в «дом призрения».

«Единая Россия» оперативно сообщила, что членство Максима Щербакова в партии будет приостановлено.