НАШ ЦИТАТНИК: «Остановить рост цен на стройматериалы удалось общими усилиями Минстроя, ФАС, Минпромторга и НОСТРОЙ. Однако это рыночные отношения. Металлургам, например, выгоднее продать продукцию за рубеж. Так что нельзя исключать дальнейшее увеличение цен...» Антон Мороз

26 сентября, 06:31

Суд запутался

9 августа в 07:15
4 709

Суд запутался

Двухкомнатная квартира в Мурино 23 июля 2021 года была продана с торгов в рамках банкротства за 6,5 млн рублей. Вместе с жильцами.

Комплекс «Дом у метро Девяткино» (на шоссе в Лаврики) строила компания "МИСК" предпринимателя Валерия Ершова. Первую очередь сдали в 2012 году. Со второй возникли проблемы. Застройщик взял кредит; в 2015-м банк подал иск о взыскании, но проиграл. Последовал ещё один иск – о банкротстве. В 2018-м в компании "МИСК" была введена процедура наблюдения.

Лично Валерия Ершова, генерального директора ООО «МИСК», в 2019 году также признали банкротом.

Спорную квартиру площадью 68,38 кв.м Светлана Джагарьян приобрела в 2014 году, по ДДУ, за 3,5 млн рублей. В 2016-м оформила собственность. Факт оплаты подтверждён расписками. Дом достроен; в квартире живёт семья Джагарьян...

Однако финансовый управляющий Евгения Греб потребовала признать сделку купли-продажи недействительной, прекратить право собственности покупателя, включить квартиру в банкротную массу и продать для погашения долгов Валерия Ершова. Основания: спорная сделка «совершена при наличии у должника признаков неплатёжеспособности», "в отношении связанного с ним лица», кроме того, «нет доказательств встречного предоставления со стороны ответчика». Поясняем: Светлана Джагарьян работала в МИСК менеджером, следовательно, по мнению суда, должна была знать о предстоящем (через два года) банкротстве. Кроме того, квартира находилась в залоге у банка. (О чём, видимо, не знал не только покупатель, но и Росреестр.) Наконец, суд счёл неподтверждённым факт оплаты. («Не были приведены доказательства наличия у должника финансовых средств».)

Представители Светланы Джагарьян объясняли: для покупки квартиры было продано другое жильё; техническая должность в структурах Ершова не позволяла как-то влиять на принятие финансовых решений («заинтересованность»).

Однако две инстанции согласились с требованиями финансового управляющего (см.здесь). Верховный суд отказался принять дело к рассмотрению.

Интересно другое.

17 июня 2021 года тот же арбитражный суд рассматривал заявление Светланы Джагарьян о включении её в перечень кредиторов. В качестве свидетеля выступила бывший главбух МИСК, она подтвердила, что средства за квартиру (3,5 млн рублей) были перечислены. Заявлений «о фальсификации расписок» не поступало. Суд подтвердил обоснованность претензий и включил Светлану Джагарьян в список кредиторов (Определение по делу А56-33586/2018/тр. 9).

То есть в рамках одного «банкротного» дела приняты два прямо противоречащих друг другу решения. Сначала – отнять у собственника квартиру, потому что сделка была притворной. Потом – включить его же список кредиторов, потому что деньги таки были уплачены.

Г-жа Джагарьян написала заявление в прокуратуру. Она просит провести проверку действий Евгении Греб на предмет возможной фальсификации доказательств. По мнению заявителя, направляя документы в суд, управляющий преувеличила степень «аффилированности», а также скрыла от арбитража документы, подтверждающие оплату квартиры (квитанции к приходно-кассовым ордерам, приходные ордера на внесение денежных средств, выписки по расчётному счёту ООО «МИСК»). Документы о залоге квартиры банку в деле также отсутствовали. (Копия заявления Джагарьян есть в распоряжении редакции.)

Кстати, по закону управляющий получает 7% от суммы реализованного с торгов имущества. После погашения прочих расходов.

Перспективы возбуждения уголовного дела туманны. Однако, на наш взгляд, в этой истории достаточно оснований, чтобы суд вернулся к рассмотрению дела «по новым обстоятельствам».

И сама ситуация, когда в ходе банкротства финансовый управляющий пытается отобрать у дольщиков оплаченные квартиры, не единична. Аналогичный сюжет развивается в отношении некоторых покупателей жилья в ЖК «Тридевяткино царство» (см. «Обманутые против лишенцев»).

В Ленобласти – десятки обанкротившихся (по разным причинам) застройщиков. В этих компаниях работали тысячи сотрудников. Многие из них покупали жильё в тех самых объектах, которые превратились в долгострои. Им всем готовиться к визиту приставов?

Сейчас Светлана Джагарьян на пенсии. В муринской квартире она живёт вместе с мужем и двумя взрослыми детьми. Это их единственное жильё.