НАШ ЦИТАТНИК: «Надо очень аккуратно подходить к частичному изменению фасадов, поскольку оно порой довольно серьёзно меняет здания. Можно удлинить нос Венере Милосской, талию усилить, ноги укоротить. Но Венеры Милосской мы уже тогда не получим...» Владимир Григорьев

13 апреля, 20:03

«Барские квартиры» на Фонтанке

29 марта 2019 в 12:00
2 297

«Барские квартиры» на Фонтанке

Знаменитые памятники архитектуры и вполне рядовые дореволюционные здания мы хотим увидеть под неожиданным углом, заглянув за эффектные фасады. Автор колонки - Пётр Кузнецов, директор компании «Конфидент».

Название: доходный дом З.Н. Юсуповой
Адрес: наб. реки Фонтанки, 85.
Проект: гражданский инженер Леонтий Васильевич Шмеллинг.
Годы перестройки: 1902 — 1904

Массовое строительство доходных домов в Петербурге началось в середине XIX века. И спустя всего 40 лет на долю такого жилья приходилось почти 80% рынка городской недвижимости. Строили доходные дома представители всех слоёв населения: от зажиточных крестьян до членов императорских семей. Для этих целей скупали старинные особняки.

Фасадную часть здания владелец оставлял для собственных нужд, оставшийся участок обрастал надстройками и флигелями, которые формировали мрачные дворы-колодцы, но приносили максимальный доход. Стремительная и нередко спонтанная застройка потребовала введения новых строительных стандартов и категорирования нового типа недвижимости. Самыми дешёвыми были дома с коечно-каморочными квартирами. Самая дорогая категория называлась «дома барского типа». Арендаторами «барских квартир» становились аристократы, крупные чиновники-дворяне, промышленники и банкиры.

Княгиню Зинаиду Юсупову современники называли одной из самых богатых, красивых и толковых женщин эпохи. Таким же получился её доходный дом с «барскими квартирами» на Фонтанке, перестроенный по проекту гражданского инженера Леонтия Шмеллинга. На невзрачных стенах распустились цветы и ветки лавра, балконы покрылись кованой вуалью. Но главной целью была не столько визуальная эстетика, сколько полная техническая модернизация здания. Цель - добиться, чтобы стоимость аренды дворовых квартир сравнялась со стоимостью фасадных.

Для этого типовое внутриквартальное пространство было превращено в стильный ансамбль. Неудобно длинный 145-метровый двор-колодец разделили надвое высокой театральной аркой в три этажа. Она стала одним из новых флигелей и придала двору парадный вид. Все внутренние строения были покрыты изящным лепным и кованым декором, который по красоте не уступал внешнему фасаду. В центре первого двора установили фонтан, окружённый клумбами. Так в Петербурге появилась одна из первых благоустроенных внутридворовых территорий.

«Помимо внешних особенностей эта постройка интересна многими техническими нововведениями», — писало ведущее архитектурное издание того времени «Зодчий». Что же представляла из себя "начинка" дорогих петербургских апартаментов начала ХХ века?

Каждая квартира была оснащена паровым отоплением, каминами и мраморными ванными. В кухнях была устроена вытяжная вентиляция и камеры для выбрасывания мусора. Причём отдельно для жидких и твёрдых отбросов! Жидкие отходы попадали в сточные трубы, а твёрдые — в специальную мусоросжигательную печь, тепло которой использовали для нагрева воды в прачечной. Собственная домовая прачечная тоже имела мощную вентиляцию, которая не позволяла пару и запахам проникать в квартиры. На чёрных лестницах были устроены электроподъёмники для дров, которые подавали сразу по четыре вязанки. А сам дровник был оборудован во втором дворе под землёй, по всем требованиям пожарной безопасности той поры: бетонные опоры, железобетонные своды системы Геннебика, чугунные люки. Помимо этого, в квартирах и общих зонах было много кладовых, чуланов, холодников и встроенных шкафов для хранения.

Квартиросъёмщики доходного дома Юсуповой восхищались особенной хозяйственной функциональностью и разумным использованием каждого квадратного метра. Им вторили архитекторы, которые считали, что именно модерн преобразил однотипные каменные ящики в изящное и благоустроенное внутреннее жилое пространство. К сожалению, сегодня оценить интересные инженерные решения этого шикарного здания не представляется возможным. Долгое время здесь располагались коммунальные квартиры, испортившие внутренние планировки, а коммуникации постепенно заменили во время плановых ремонтов.   

В начале XX столетия в Петербурге среди строящихся «доходников» можно было выделить несколько по-настоящему передовых зданий как по форме, так и по содержанию. Доходный дом З.Н. Юсуповой — яркий пример архитектуры быта и организации жизни людей нового времени. Застройка двориков-курдонёров набирает обороты и характеризуется словами известного архитектора В.Н. Семёнова: «Не о галереях перед окнами домов думает современный строитель, а о том, чтобы удалить от улицы жилой дом, прикрыв его густой стеной зелени, сделать удобнее, уютнее. Недаром же наш идеал дома — дом-особняк. Только живущий в таком доме чувствует себя действительным хозяином его, может сказать, как англичанин: мой дом — это мой замок». Неслучайно Леонтий  Шмеллинг, архитектор дома Юсуповой, позже войдёт в правление Общества городов-садов», — рассуждает Антон Жирнов, куратор образовательного проекта «Петербург глазами инженера».

Автор колонки: Петр КУЗНЕЦОВ, директор компании «Конфидент»