НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

25 мая, 06:56
28 января в 12:00

Фермерам Ленобласти запретили строить жилье

Депутаты Законодательного собрания Ленобласти на неопределенный срок отложили вступление в силу федеральной нормы, которая разрешает фермерам строить жилые дома на своих участках.

Депутат Дмитрий Рытов. Скриншот трансляции

С 1 марта вступает в силу федеральный закон ФЗ-299 от 2 июля 2021 года. В нем предусмотрено, что фермер вправе построить жилой дом на своем участке. Его площадь должна составлять не более 500 кв. м, высота – не более трех этажей; под жилую постройку можно отвести не более 0,25% площади участка. Продавать дом отдельно нельзя – только вместе с фермерским наделом. Запрещено делить участок, разве что в случае изъятия для госнужд. Проще говоря: на минимальном участке в 1 га можно построить двухэтажную «будку» площадью 50 кв. м. Ограничение по площади как раз и было придумано, чтобы избежать массовой скупки сельхозземель с последующей «нарезкой» под коттеджные поселки.

Однако в Ленобласти и эту норму сочли слишком либеральной. Закон позволяет субъектам РФ откладывать его введение. Чем и воспользовались местные парламентарии. Депутаты 26 января сразу в трех чтениях одобрили отсрочку. На какой срок отложили – не установлено.

Дискуссия получилась весьма оживленной. Представлял законопроект об отсрочке депутат Василий Рыжков. Он упирал на риски, связанные с потерями сельхозземель, и на то, что запрет коснется лишь небольшой группы граждан. Область за последние четыре года потратила 2 млрд рублей на мелиорацию – а теперь эти земли могут нарезать и продать под застройку. Кроме того, регистрация жилья на "сельхозке" потребует бюджетных затрат на дороги, связь, "социалку" и пр. По данным руководителя комитета по АПК Олега Малащенко, в области зарегистрировано 3100 фермерских хозяйств. Фактически работают 738, господдержку получают 327 фермеров. То есть не так уж эта новая норма и нужна. Есть, конечно, вопрос. А может, фермеров так мало именно потому, что вести хозяйство отдельно от жилья (работать в поле, а жить в деревне неподалеку) – неразумно и небезопасно? Потому что воруют. По крайней мере, в СМИ сообщали, что невысокая популярность программы «Ленинградский гектар» отчасти связана и с невозможностью жить и работать в одном месте...

Василий Рыжков предложил: пока запрещаем, а потом постепенно будем решать, по отдельным поселениям, «в индивидуальном порядке». Там, где есть возможность, пусть разрешают.   

Депутат Дмитрий Рытов подтвердил: при снятии ограничений риски скупки паев и нарезки «сельхозки» на поместья вполне реальны. По крайней мере, в районах, близких к мегаполису, процесс уже начался, лендлорды готовятся, в частности – расторгают договоры с арендаторами-фермерами...

Мы попросили Дмитрия Рытова прокомментировать ситуацию для NSP: а как же ограничения? Кому нужны участки по гектару, с «будками»? «Наверняка владельцы участков будут использовать хитрые схемы, – предположил Дмитрий Рытов. – Сначала небольшой домик поставят, зарегистрируют. Потом пристройки какие-нибудь пристроят...» По словам Дмитрия Рытова, уже сейчас в Ломоносовском районе владельцы паев, полученных в ходе приватизации сельхозпредприятий, примеряются: на сколько поднять цену.

В ЗакСе звучали и аргументы в защиту федеральной нормы. «А как быть добросовестным фермерам? – вопрошала депутат Валерия Коваленко. – Ко мне обращаются многодетные семьи, они хотят жить в своем доме, на своей земле...» Депутат Никита Коломыйцев настойчиво интересовался, что будет с теми, кто уже построил жилые дома на фермерской земле и даже зарегистрировал их. В Кировском районе такой фермерский дом был оформлен как жилой по решению Верховного суда. Сомнения в правильности решения высказал руководитель фракции ЛДПР Андрей Лебедев: «Не надо кошмарить всех и надолго! Сейчас мы всех прихлопнем – а что дальше будем делать?»

«Мы запрещаем, чтобы разрешить», – подвел итог Василий Рыжков.

О том, какая богатая коррупционная составляющая кроется в предполагаемой практике «разрешать строительство в индивидуальном порядке», депутаты промолчали.

NSP предполагает, что оптимальный вариант – использовать угодья в соответствии с их особенностями. Если земля уродит картошку – надо выращивать картошку. А если дома – то лучше дома. Кроме того, появление на рынке новых массивов, пусть даже в таком специфическом сегменте, как «поместья», помогло бы снизить цены на рынке загородной недвижимости.