НАШ ЦИТАТНИК: «Город расползается, и все меньше остается пятен под массовую застройку. Все, что в городе, не может быть массовым. Потому что растет себестоимость, а прежняя глухая окраина – теперь прекрасный «спальник». Идет географическая экспансия агломерации...» Носов Иван

25 мая, 23:03

Пуск фонтанов в Петергофе перенесли на неделю: активисты предполагают, что из-за свалки в Симоногонте

Сегодня в 09:19

В свете скандала с фонтанами по-новому видится проект организации КПО «Брандовка» в Оржицком СП.

Дамба размыта, стоки текут в канал. Фото Дмитрия Паршикова

О переносе пуска фонтанов с 20 на 27 апреля стало известно еще в марте 2024 года. Руководители музея утверждают, что все дело в погоде: «Ввиду холодной зимы водоемы, питающие фонтанную систему, покрылись толстым слоем льда… Несмотря на теплую весну, стаивание льда происходит недостаточно быстро».

Активисты и общественники полагают, что главная причина в другом. С конца декабря горела свалка в урочище Симоногонт. Потушить ее удалось только через десять дней. Очаг горения заливали десятками тонн воды. Потом все это замерзло. Теперь оттаяло и потекло. На резкий химический запах («аммиачный», «корвалольный» и т. п.) еще осенью жаловались жители Низино и прилегающих поселков. Проблема никуда не делась и сегодня. В феврале в Низино ввели «режим ЧС»

«Стойкий химический запах ощущается от воды в Старопетергофском канале, в прудах Петергофа, в водоемах Александрии, в Черной речке и Стрельне», – пишет паблик ВК «Нет свалке у фонтанов Петергофа».

5 апреля 2024 года Росприроднадзор сообщил о «возможном загрязнении водоподводящей системы фонтанов ГМЗ «Петергоф» от свалки на территории урочища Симоногонт».

Ну, а теперь представьте: гости, иностранцы, чиновники… И торжественное открытие «Самсона» в сочетании с газовой атакой. Неудобно может получиться. Хотя, если с «запахом корвалола» – по-своему даже символично… Прецеденты были: в начале 90-х в систему попал навоз с одной из близлежащих ферм. Праздник вышел несколько смазанным.

Возможно, чиновники рассчитывают, что за неделю удастся «пролить» систему и хотя бы снизить концентрацию неизвестных ароматов.

По свалке в Симоногонтах возбуждено уголовное дело. В СМИ администрация отчитывается о «неотложных мерах»: «Было проведено совещание с участием профильных организаций и утвержден комплекс первоочередных мер: пересыпана дренажная канава, идущая в сторону КАД, отсыпана дамба, чтобы стоки не поступали в Старо-Петергофский канал». 18 апреля в суде будут рассматривать иск о ликвидации свалки.

Жители и активисты с соцсетях говорят и пишут о другом.

«По факту:

  • глиняно-грязевая дамба, построенная администрацией Низино совместно с «Экостроем», продержалась дней десять, и с середины марта вода из дренажной системы (и из Симоногонта) продолжает поступать в ВПСФ; 
  • перекрытая дренажная канава на свалке задержит воду лишь на время, грязная вода с химического полигона все равно пойдет вниз по рельефу – либо в дренажную систему в обход перекрытия, либо на восток по склону – прямо в Старопетергофский канал; 
  • свалка в Симоногонте до сих пор не ликвидирована, сроки ее ликвидации непонятны; 
  • по результатам проведенных исследований мы так и не получили информацию, какое химическое вещество ответственно за корвалольный запах и чем будут дышать через несколько недель гости ГМЗ Петергоф…» 

Кстати: в свете этих интересных событий по-новому видится проект организации большого комбината по переработке отходов в Оржицком СП (КПО «Брандовка»). На свалке в Симоногонтах, по экспертным оценкам, накопилось около 22 тысяч кубов. Мощность КПО «Брандовка», по предварительным данным, может составить более 500 тысяч тонн в год. «Захоранивать» собираются около 400 тысяч тонн.

МНЕНИЕ 

Дмитрий Паршиков, активист, член Общественного экологического совета Оржицкого СП: 
– В истории со свалкой в Симоногонте обнажилось сразу несколько проблем, которые угрожают нормальному существованию Водоподводящей системы фонтанов Петергофа (ВСПФ). Здесь и странное нежелание замечать разрастание незаконной свалки в течение как минимум пары лет. И упорное перекладывание ответственности с одного контролирующего органа на другой. Местные жители жаловались на химический запах с осени прошлого года. 
После пожара, который не могли потушить десять дней, запах стал еще более выраженным, а общественники и депутаты получали десятки ответов, почему эта проблема не относится к компетенции того или другого ведомства. Здесь и игнорирование любых предупреждений об опасности необдуманного хозяйственного вмешательства на землях, примыкающих к ВПСФ. Химия, возможно, не попала бы в водовод, если бы в 2021 году не прорыли канаву, напрямую соединившую дренажную систему Низино и ВПСФ. 
Мы уже 2,5 года пытаемся объяснить чиновникам, что на территориях от Низино до Оржиц надо срочно организовывать ООПТ и ставить всю ВПСФ под нормальную защиту. Вместо этого упорно продвигается проект мусороперерабатывающего предприятия (КПО «Брандовка») с огромнейшим полигоном. Организаторы проекта говорят, что «фонтанов там нет». В Симоногонте тоже нет фонтанов, а химическая вонь в Петергофе и Стрельне есть. Полигон в Брандовке будет в десятки раз крупнее Симоногонта. Любая нештатная ситуация – и будут отравлены воздух и вода самого посещаемого музея России…