НАШ ЦИТАТНИК: «Первый признак мегаполиса будущего – модернизированная социальная, коммерческая, транспортная инфраструктура в каждом квартале каждого района. Когда «все лучшее» не сконцентрировано в центре, а распределено и органично вписано в облик города…» Дмитрий Ефремов

29 мая, 22:07

Алексей Иванов: «Без «цифры» дальше будет сложно строить города»

Сегодня в 09:58

С 1 июля 2024 года в долевом строительстве предусмотрено обязательное применение технологии информационного моделирования. Готова ли к этому отрасль, в чем сложности предстоящего переходного периода и где найти точки роста, рассказывает BIM-менеджер ГК «Глобал ЭМ» Алексей Иванов.

Иванов Алексей, BIM-менеджер ГК «Глобал ЭМ»
Алексей Иванов. Фото: ГК «Глобал ЭМ»

 Можно ли между российским ТИМ и зарубежным BIM поставить знак равенства? 
– В отрасли принято считать эти термины синонимами, в том числе благодаря довольно сложным формулировкам на сайте Минстроя. Однако это не совсем корректно.  
Если исходить из буквы закона, информационной моделью строительного объекта является совокупность взаимосвязанных сведений, документов и материалов, формируемых в электронном виде. Главное здесь – документы в машиночитаемом виде, подаваемые в формате xml. Сейчас xml-схемы активно разрабатываются и добавляются на сайт министерства. Возможно, что пояснения к ним бывают довольно путанными, но процесс идет. Его задача – автоматическое сведение строительной документации в базы Минстроя, которые содержат информацию об объектах капитального строительства в России. Получается, что технология информационного моделирования (ТИМ) – это скорее цифровая система взаимодействия между государством и застройщиками через документацию. 
В то время как BIM использует датацентричный подход: информационная модель здания – это хранилище всей информации для строительного процесса. Застройщики берут информацию именно из модели, а не из документов.  

 Перейти на ТИМ в июле получится или отрасль опять не готова? 
– Думаю, полноценно перейти на ТИМ, какой она описана и должна быть, отрасль еще не готова. Есть на сайте Минстроя любопытный документ под названием «Светофор готовности к реализации ТИМ», обновленный в декабре 2023-го. Исходя из него, в России до сих пор есть регионы с общей интегральной оценкой готовности 0% и нет ни одного со 100%-й готовностью. 
Остается множество неувязок и противоречий, но главная причина торможения – отсутствие полноценного отечественного программного обеспечения, которое позволило бы эту цифровизацию выполнить. Существуют xml-схемы и указания к ним, но нет софта, который позволил бы автоматизировать процесс создания машиночитаемых документов застройщиком. Поэтому сейчас для меня переход на ТИМ выглядит как обязательный, серьезный, но полуручной труд.  
К тому же крупные застройщики, такие как ПИК или Setl Group, давно использующие цифровые модели, продолжают работать на зарубежном софте, отказаться от которого в один день не выйдет. Девелоперы используют и отечественное ПО, но пока в тестовом режиме, на пилотных проектах. 
Однако переход отрасли на «цифру» откладывать, скорее всего, не будут. Вероятно, после дня Х госорганам придется искать какие-то временные, компромиссные варианты и допущения и не так жестко подходить к приему документации, чтобы цифровизация стройки все-таки двигалась вперед.  

 Много ли на рынке строительных компаний, которые до сих пор отчаянно сопротивляются внедрению «цифры» в отрасль? 
– Так или иначе, подавляющее большинство проектных и строительных компаний используют автоматизацию в работе. Другой вопрос, что некоторые не хотят подключаться к государственным базам данных из-за наличия «серых» схем при реализации проектов. То есть они понимают конкурентное преимущество автоматизации, позволяющей сокращать и сроки, и расходы. Но обязательное внедрение ТИМ предполагает полную прозрачность всех процессов для госорганов, и вот к этому далеко не все готовы. 
Многие эксперты соглашаются, что отечественная строительная отрасль имеет низкую производительность, в том числе из-за недостаточного уровня цифровизации. Процесс, безусловно, болезненный, но все страны, которые его уже прошли или находятся на нашем уровне, работали именно над созданием понятных, прозрачных, законных схем, позволяющих сделать стройку максимально эффективной. 
Да, это недешево. Цена софта для информационного моделирования может доходить до 2% стоимости всего проекта. Но обратите внимание, что самые крупные российские застройщики эти правила игры уже приняли, они увидели конкурентное преимущество во взаимодействии с государством и значительно продвинулись на рынке за последние пять лет, если сравнивать с остальными. Я говорю, например, про «Самолет» или тюменского застройщика «Страна Девелопмент». Они поняли, что дальше без «цифры» строить города невозможно. Вероятно, что несогласных с этим ждет естественный отбор. 

 Насколько тормозит цифровизацию отсутствие отечественного софта в информационном моделировании? Ведь Autodesk заменить пока не удается. 
– Autodesk – это семейство продуктов. Например, AutoCAD – система автоматизированного проектирования, которая больше заточена на 2D. В России уже есть прекрасный аналог компании «Нанософт» под названием NanoCAD и другие программные комплексы.  
Но если с двухмерным софтом у нас все неплохо, то с трехмерным – гораздо сложнее. Например, отечественную BIM-систему Renga, которая должна бы заменить Revit от Audodesk, еще тестируют крупные компании, и у нее есть ряд существенных недостатков. Особенно в части инженерных разделов. Однако у наших разработчиков есть неоспоримое преимущество. Ведь и у Revit есть нюансы, неудобные российским проектировщикам. Наши программисты их учитывают, дорабатывают и совершенствуют уже в отечественном софте. Остается ждать результатов, которые обязательно появятся. 

 Как обстоит дело со специалистами? Ощущается ли их нехватка? 
– Количество BIM-специалистов растет, хотя, возможно, с недостаточной скоростью. Чуть медленнее появляются обычные проектировщики, освоившие навыки работы с информационными технологиями. В целом при положительной динамике есть три «но», которые процесс тормозят. Во-первых, еще два-три года назад все вузы, преподающие BIM, работали на зарубежном софте. Получается, что и недавние выпускники, и специалисты со стажем, которые работали с BIM порядка десяти лет, должны переучиваться и осваивать дополнительно российский софт.  
Сейчас ситуация диаметрально изменилась. Вузы перешли на отечественные программы, но будущие выпускники столкнутся зарубежным софтом, который еще используют ведущие застройщики. Получается, что специалисты должны быть универсалами. Хотя переходный период может оказаться той самой точкой роста и прорыва, благодаря которой нынешние молодые специалисты станут по-настоящему востребованными. 
Наконец, третье «но» напрямую касается перехода на ТИМ, к машиночитаемости документации. Эта тема даже к строительству-то как таковому отношения не имеет. Тут нужны специалисты, которые занимаются достаточно узким направлением. Они уже сейчас помогают Минстрою в создании программ автоматизации загрузки документов, разрабатывают и объясняют принципы xml-схем. Но я таких специалистов не знаю лично и не слышал об их массовом обучении. Получается, что эта важная ниша сейчас практически пуста, небольшим и средним компаниям найти специалиста чрезвычайно трудно. 

 Как в переходный период работать проектным компаниям? Скупать весь имеющийся на рынке софт, чтобы оставаться востребованными заказчиками?  
– На данный момент почти вся работа продолжается на зарубежном программном обеспечении, в том числе благодаря параллельному импорту. Сколько времени понадобится крупным застройщикам, чтобы закончить тестировать отечественные программы, пока непонятно.  
Когда переход на российский софт все-таки произойдет, думаю, великого разнообразия программ не будет, и каждая отрасль найдет что-то наиболее адаптированное под нее. Скорее всего, архитекторы перейдут на Renga или аналоги, промышленность – на комплексную систему Model Studio CS и т. д. Не думаю, что софт конкурентов будет сильно различаться, поскольку сейчас все пользуются открытыми базами данных, а программистов нужного уровня не так много. Они переходят из одной компании в другую – с собственными наработками. Наверняка появятся и общедоступные возможности экспортировать форматы с любого программного обеспечения. 
Поэтому проектным компаниям важно продолжать готовиться к полному переходу на «цифру», следить за появлением софта, искать и обучать специалистов. Скоро ясности станет больше. Июль близко. 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ 

«Важно уточнить, что мы говорим о переходе на информационную модель. Это некий набор оцифрованных данных, которые будут передаваться в определенном формате. Речь не идет о ЦИМ – цифровой модели здания с дополнительной информацией. Что касается первого варианта, наша компания к нему готова. Но для многих переход будет очень трудным, хотя надо когда-то начинать. Крупным девелоперам, которые по своей инициативе развивают цифровизацию, будет легче выполнить эти требования. Небольшим компаниям – сложнее, хотя бы потому, что нужных специалистов очень мало. Так что с масштабным переходом всей отрасли будут сложности.
Преимущества использования информационной модели – единый подход к данным, единый результат выдачи, более унифицированные требования. Все это увеличит прозрачность строительного процесса, поскольку цифровая информация более доступна.
Но для конечного потребителя, во всяком случае на первом этапе, недвижимость подорожает. Ведь любые нововведения требуют дополнительных затрат»

Лилиана Скопинцева
руководитель BIM-направления в службе заказчика «ФСК Северо-Запад»

«На мой взгляд, срок перехода на ТИМ будет сдвигаться из-за рыночной ситуации, квалификации сотрудников, готовности самих компаний. К сожалению, не все могут сразу и полностью перейти на новые технологии. Как и не все государственные органы, участвующие в процессе строительства, могут в полной мере использовать информационные модели.
На мой взгляд, 2025 год – весьма условный срок, как и изначально обозначенный 2020-й. Все больше компаний осваивают новые требования, но масштабного перехода стоит ждать ближе к 2030 году.
Эффект от повсеместного внедрения только информационной модели спрогнозировать сложно. Локальной цифровизации отрасли недостаточно. Она должна охватывать весь процесс: проектирование, использование цифровых моделей для строительного контроля, для оценки объемов выполненных работ… Вплоть до помощи в продажах и последующей эксплуатации здания. Однако на рынке нет программного обеспечения, которое может закрыть все потребности девелопера. Что-то хорошо подходит для строительного контроля, но не имеет модуля для оценки объемов. Приходится использовать три-четыре, а то и больше программ, обмен данными между которым зачастую невозможен»

Владислав Митьков
BIM-менеджер службы заказчика холдинга AAG