20 января 2019 время: 10:12
курс $66.33 €75.58
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


НАШ ЦИТАТНИК
«На рынке новостроек большое оживление. Страшилки об отмене «долёвки» внедрились в общественное сознание, и люди спешат материализовать деньги...»
Светлана Денисова
руководитель отдела продаж СК «БФА-Девелопмент»
24 декабря 2018

У нашей компании обманутых дольщиков нет

Время человеческой жизни постепенно стирает краски. Прежняя радуга переживаний становится более тусклой. Но главный тон остаётся и даже усиливается. Если человек, скажем, был скуповат – в старости может стать скрягой. А если был работягой – так и будет пахать, пока есть силы, всё меньше отвлекаясь на внешнее.

Генеральному директору компании «Строительный трест» Евгению Резвову – 82 года. Он по-прежнему в строю, а компания – в числе бесспорных лидеров отрасли.

Возраст не мешает работать?

– Меня часто спрашивают: как здоровье? Отвечаю: регулярное! Некогда об этом думать-то. Каждый день что-нибудь новенькое. Вот для нас, строителей, появилось новое требование: установить санитарно-защитные зоны для территорий, влияющих на застройку нашего земельного участка. Делаем всё сами, несмотря на то что у города в границах территории также запланированы к строительству объекты, к тому же социальные: школа, два детских сада и поликлиника. Но необходимы оперативные решения и действия – значит, я беру это на себя.

Сколько лет вы приходите на работу, на стройку?

– Каждый день в полседьмого утра. Уже пятьдесят лет. Это даже не столько заведённый распорядок, сколько свойство организма.

Я всегда начинал свой рабочий день на стройке. Надо созвониться с диспетчерами: как там раствор, где кирпич – надо обеспечить процесс. Диспетчеры ведь сутки на месте. Всё раскидал, обо всём договорился – в девять можно сделать передышку. Это если всё нормально. А вдруг машина не дошла, сломалась или ещё что. На стройке нештатных ситуаций хватает…

Но ведь сейчас процесс уже отлажен. Неужели он без вас не пойдёт?

– Всегда что-нибудь нужно. Каждый новый объект требует подготовки. Очень важно правильно начать объект, решить все вопросы по экономике. Многие из тех, кто себя считает строителями, начинают неправильно.

На старте проекта два главных фактора – экономика и земля. Важно предусмотреть, какие сюрпризы могут преподнести наши сложные грунты.

То ли надо сваи бить, то ли замену грунта затевать… А на это время нужно, да не один месяц. Много тонкостей, не перечислишь.

Поделитесь секретом: в чём интерес 50 лет изо дня в день заниматься всё тем же самым?

– Так надо же на семью зарабатывать! Дети, внуки, правнуки…

Неужели ещё не заработали?

– На жизнь, конечно, хватает. Но я же не могу не ходить на работу! Ну сяду я дома, ну посижу полгода. А потом уж никуда ходить и не надо будет. Вообще.

Для меня работа – это всё, что есть. Я иду на работу – я счастливый человек! Сейчас многие начинают понимать: есть работа – это уже счастье. Не «бизнес», а именно работа. Не всегда это совпадает… Без работы мне неинтересно.

Сейчас в строительстве всё очень быстро меняется: компьютерные технологии, BIM-проектирование, 3D-принтеры…

– Это внешнее, это форма. Строительство – очень консервативная отрасль и меняется очень медленно. Как строили из кирпича тысячи лет назад – так и строят. А вот что на самом деле изменчиво – это бумаги. Всякие правила и нормативная база. Вот это приходится всерьёз изучать. Вместе с юристами. Всё время что-нибудь запрещают. Этого нельзя, того нельзя. Вообще что ли строить нельзя, спрашиваю? Садимся, думаем и понемногу, шаг за шагом находим решение. Всё равно я решу так, чтобы можно было работать.

Ну запретят совсем продавать квартиры – мы всё равно не пропадём! Уйдём в генподрядчики, найдём чем заняться! На подряде свои 20% всегда заработаем.

– Ваш рабочий день – больше с бумагами или больше с людьми?

– Конечно, сейчас больше с бумагами. Раньше-то я целый день мотался по объектам. Сейчас максимум два объекта в день посмотрю – и всё. Больше сижу с проектами, ищу экономику, чтобы компания могла не только объёмы давать, но и заработать. Да и риски возможные надо предусмотреть.

Случаются внештатные ситуации. Случай был, когда я буквально на пару дней уехал, всех предупредил: ребята, ничего не делать! А подрядчик (на одном из наших объектов) захотел ускориться. Стали бурить сваи – возникли проблемы. Я вернулся – сразу на площадку, успел остановить. Пришлось усиливать фундамент. Всё сделали, но потеряли год. Это цена опыта. У нас грунты сложные, такое везде может произойти.

Начинаете рабочий день в 6.30. А заканчиваете?

– Заканчиваю в 14.00. И домой. Приезжаю – сразу спать ложусь. Последние несколько лет обязательно надо днём поспать. Мы с моим заместителем Бесланом Берсировым так договорились: вторую половину дня он подхватывает…

На днях ваша компания очередные награды получила. Приятно, наверное, но уже привычно. Самое великое здание уже не построите. Самой крупной компанией ваша фирма тоже не станет. Какая у вас цель? Что мотивирует на работу?

– Работа сама по себе – это и цель, и награда. Мне и не нужно, чтобы компания была самая большая в мире. Важно, чтобы она была обеспеченная и эффективная. Чтобы мы сами собой были довольны.

Кроме работы, что ещё вмещает ваш обычный день?

– Конечно, семья. За столом в выходные усаживаются до 20-30 человек… Это в нашем доме в Синицыно. Там собирается вся семья. Двое детей, пять внуков, четверо правнуков. Младшему правнуку месяц, старшему 12 лет. Скоро ещё двое появятся. Места хватает. Дом большой – метров 600, бассейн. Огорода, грядок нет. Зато есть сад и пруд. 30 соток. Яблоки, сливы...

Приезжают сами, специально не зову. Детей оставляют – и по своим делам. У меня там разные квадроциклы, снегоход – вот и гоняют по полям.

У нас не то чтобы коттеджный посёлок, просто три дома стоят в лесу. Недалеко Вишнёвское озеро. Я дорогу к озеру построил. Раньше-то пробирались через заросли. Мне говорят – ты через чужие земли дорогу проложил. Я же, говорю, для всех лучше сделал. Писали, жаловались. Потом отстали. А теперь – идут летом, по асфальтовой дорожке…

В своём пруду рыбу ловлю. Ловлю и отпускаю. Там все рыбы, кроме хищников. Карпы, караси, лини. Мы их не едим – поймал как-то несколько штук, давайте, говорю, чистите – нет, не будем.

Правнук у меня: ведро наловит – и выпускает по одной. Тоже занятие…

Хобби есть?

– Путешествовать люблю. Другие города – это всегда интересно. Хотя такого, как Петербург, нигде нет – нечего и сравнивать. Из того, что видел, понравились Вена и Будапешт. Красивые города.

Есть чему у них поучиться?

– Пожалуй, нет. Ничего такого, что мы не могли бы или не умели. Они нас приглашают работать. Таких больших строек у них нет.

Когда вы принимаете людей на работу, какие качества цените в первую очередь?

– Первое и главное – профессионализм. Человеческие качества тоже важны, но уже во вторую очередь.

Кого скорее возьмёте молчаливого или ершистого, того, кто с вами спорит?

– Того, кто может возражать, отстаивать свою точку зрения. А молчун, который соглашается, – кто знает, что у него на уме? О чём он умалчивает? Решение всё равно принимать мне. И ошибки – если допущены – тоже моя ответственность. 

Если вас привести к старшеклассникам раньше часто ветераны со школьниками встречались, что вы им скажете, что посоветуете?

– Быть честными, прямолинейными. Высказывать своё мнение и уметь его отстоять. Сегодня много работают на публику. Надо говорить не то, что от тебя хотят слышать, а то, что ты на самом деле думаешь.

И губернатору в глаза так и скажете?

– Нас как-то награждали вместе. Я давно его знаю. Не то чтобы близко, но давно.

У вас наград и так немало. Они для вас важны?  

– Знаете, уже, пожалуй, нет. Я не за награды работаю. И даже, наверное, не за деньги.

Писатель Михаил Веллер считает, что самое важное угадать, к чему ты в этой жизни предназначен. Угадать своё предназначение. Вы попали в своё предназначение?

– Попал. Хотя и не сразу. Я в советское время пришёл на завод «Электропульт», в заводской коллектив. 14-летним мальчишкой. Отработал три года, получил разряд. И рабочую закалку. Пришли ко мне уговаривать подписаться на облигации займа. Сам начальник цеха приходил, стыдил. Дай, говорят, государству в долг. Я отказался. Мы тогда совсем мало зарабатывали: я – слесарем, мама уборщицей…

Всякое было. И лес валил. А в строительство пришёл уже позже, лет в 20. И пошёл по восходящей. Столяром работал, плотником. Потом учился, стал прорабом – из техникума меня раньше времени вытянули. Всю жизнь учился.

Самое большое дело – работа с людьми. Ты у них учишься, от них черпаешь. Таблицы  выучишь по книжкам, но главного в книжках не написано.

Если тебя поставили начальником – значит, от тебя зависит, чтобы коллектив был сыт.

Я по тресту мотаюсь – за день километров 50. Звонить по телефону не буду, мне надо самому всё посмотреть, потрогать. С человеком поговорить.

Сейчас многое меняется. И забывают главное. По сути дела, в строительстве главные люди – дольщики. Это мы их придумали, строители! Сами выработали правила. В 1992 году. Нарисовали дом – приходите! И дольщики поверили. Пошли, понесли деньги – и началась стройка, которой и в СССР не было, такой размах.

Но в семье не без урода, и в строительстве есть нечестные – ну, 1% от общего числа. Но ведь нельзя всё мерить по жуликам. Это дольщики принесли деньги, на которые строятся города, строится жильё, страна становится богаче!

Сейчас государство ищет, как спасти обманутых. Те, кто свои деньги вложил, должны своё жильё получить. Но нельзя же систему рушить – люди триллионы рублей каждый год в строительство вкладывают. Никогда бы государство столько денег не нашло.

Долевая схема принципиально правильная. Дольщик не просто покупатель, он герой: на его деньги построено жильё, он увеличил общее благосостояние страны. И за этими деньгами должен быть особенный контроль.

А то часто слышно: мы построили 3,5 млн квадратных метров. А это строители построили на деньги, которые нам принёс дольщик.

А тех, кто украл и уехал куда-нибудь в Испанию, надо искать, преследовать всю жизнь, пусть бегают по миру. Они и нам навредили – нам теперь меньше доверяют.

Я хочу так уйти, чтобы остаться незапятнанным. У нашей компании обманутых дольщиков нет.

1 из