21 июля 2019 время: 01:08
курс $62.87 €70.79
Поиск

Хочу получать уведомления
о главных новостях NSP.RU


31 марта 2019

В погоне за законодателем

В погоне за законодателем

Градостроительный кодекс корректируется с пугающей частотой, а принятие подзаконных актов нередко затягивается на годы. При этом некоторые поправки могут кардинально менять правила, и строители сталкиваются с неожиданными  проблемами.

Последние изменения в сфере экспертизы проектной документации обсуждали на семинаре, организованном Экспертным строительным клубом. Дискуссия прошла в Институте автоматизации и программирования. Президент группы компаний «Н.Э.П.С.» и вице-президент Национального объединения экспертизы в строительстве Виктор Зозуля рассказал, что с момента утверждения Градостроительного кодекса в 2004 году уже принято 109 законов, его меняющих. При этом множество необходимых понятий и правил содержится в других кодексах, законах и нормативных актах, которые также постоянно корректируются. Отследить все эти поправки практически нереально.

Не путать тёплое с мягким

А их много, и они важные. Например, изменились понятия «застройщик» и «технический заказчик». «При получении разрешения на ввод в эксплуатацию органы госстройнадзора начали требовать с застройщиков, которые сами вели строительство (на вполне законных основаниях), членства в строительной саморегулируемой организации. Объект готов, заключение о соответствии получено, но разрешение на ввод в эксплуатацию не выдают. Потому что функции технического заказчика, согласно новой редакции Градкодекса, может выполнять только член СРО. Незнание этих положений приводит к проблемам: вступить в СРО не так просто, да и недёшево», – говорит Виктор Зозуля.
Чтобы утвердить проектную документацию, застройщик либо технический заказчик должен быть членом СРО в области архитектурно-строительного проектирования и иметь в штате не менее двух специалистов, сведения о которых включены в Национальный реестр.
Есть путаница и с другими новыми определениями. Часто неразбериху вносят распорядители бюджетных средств. Не соответствующие закону термины используют даже в целевых государственных программах, составляемых на федеральном уровне, что говорит о квалификации разработчиков. 
«Например, пишут «реконструкция и техническое перевооружение». А это совершенно разные вещи. Техническое перевооружение вообще упоминается только в 116-ФЗ об опасных производственных объектах. Или путают капитальный ремонт и реконструкцию. Если коротко, то реконструкция – это изменение параметров объекта, а капитальный ремонт – замена и восстановление строительных конструкций, за исключением несущих. Приходят в экспертизу с проектом капитального ремонта, а предложенные решения, по сути, соответствуют новому строительству. А всё потому, что в бюджетной программе так прописано. Это беда, с которой непонятно, как бороться, особенно в проектах с бюджетным финансированием», – сетует г-н Зозуля.
Заказчики часто требуют от проектировщика получения градплана участка, хотя это функция застройщика, которую он может делегировать только техническому заказчику. Некоторые не понимают разницу между исходной документацией (нужна для начала проектирования) и исходно-разрешительной – это фактически вся документация, включая исходную (градплан, техусловия, результаты изысканий), а также согласования, исполнительная документацию, разрешения на строительство и ввод и т.д.
С 1 июля 2019 года изменится и состав проектной документации. Сейчас это 14 разделов,  останется шесть. Ничего не исключают, просто информацию об архитектурных, технологических, конструктивных и инженерно-технических решениях и т.д. сводят в один раздел. «На одном из совещаний кто-то из высоких чинов заявил, что надо уменьшить число разделов. Распоряжение выполнили, просто свалив «сокращённые» разделы в одну кучу», – поясняет Виктор Зозуля.
Существенно изменился предмет экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий и, соответственно, требования к выводам о её результатах.

Нормативы не догоняют

Множество изменений в Градкодекс должны подкреплять подзаконные акты, принятие которых значительно отстаёт. 

В августе прошлого года в Земельном кодексе появилась новая глава о зонах с особыми условиями использования территорий (всего их должно быть 28 – зоны охраны и защитные зоны объектов культурного наследия, охранные зоны инженерных сетей и т.д.). А правила установления таких зон ожидают к 2020 году. Зато требование об обязательной государственной экспертизе проектов, попадающих в них, вступило в силу в августе прошлого года. Органы госстройнадзора тут же, при упоминании в градпланах таких зон, стали требовать заключения госэкспертиз. Началась борьба, завершившаяся разъяснениями ФАС (там уверены, что если границы зон не установлены в соответствии с новым порядком, то застройщик сам решает, в какую экспертизу обращаться) и Минстроя (госэкспертиза обязательна только если режим зоны предусматривает ограничения в отношении конкретного вида зданий или сооружений). Но некоторые негосударственные экспертизы, лишившись заказов, уже ушли с рынка.
Также Правительство РФ должно разработать классификатор объектов по их назначению и функционально-технологическим особенностям. Хорошо, что пока его нет, Минстрой разрешил не обращать внимания на это нововведение. Если речь идёт о проектах капремонта с привлечением бюджетных средств, обязательна сметная документация (этот раздел снова вернули в состав проектной документации) и её проверка на достоверность. Нового порядка проверки опять же нет – приходится пользоваться нормами 2007-2009 годов. Не разработаны и критерии (есть только проект) отнесения зданий и сооружений к объектам массового пребывания граждан, хотя экспертиза таких проектов теперь обязательна.
Член Экспертного совета Экспертного строительного клуба, преподаватель с опытом работы в Главгосэкспертизе РФ Татьяна Шалыто рассказала о новшествах в вопросах ценообразования и в правилах оценки проектной документации. Речь шла о проверке обоснованности применения материалов, их соответствия проекту и техзаданию, оценке стоимости материалов и работ, а также ревизии сметы на соответствие проекту по числу и составу работ.