Неравенство перед законом

Максим Смирнов, юрист практики разрешения споров Rightmark Group

Когда банкротится застройщик¸ дольщики оказываются в неравном положении. «Физики», купившие коммерческие помещения, претендуют на квадратные метры. Юрлица — встают в длинную очередь за деньгами…

 

- В практике арбитражных судов к концу 2018 года была сформирована правовая позиция: в случае банкротства застройщика кредитор, вложивший средства в коммерческую недвижимость, не мог получить её в натуре, только денежную компенсацию. И коммерсант, и обычный гражданин, купивший нежилое помещение (например, апартаменты или паркинг) не мог получить свой объект в собственность. Арбитражные суды, рассматривая дела о банкротстве, занимали такую позицию потому, что покупатель нежилого помещения по закону о банкротстве не считался участником строительства. А получить деньги с застройщика-банкрота крайне затруднительно: требования граждан, купивших жилые помещения,  признаются приоритетными и удовлетворяются в первую очередь.
25 декабря 2018 г. Федеральным законом №478 в закон «О несостоятельности (банкротстве)» были внесены изменения. Законодатель признал за физическими и юридическими лицами, которые приняли участие в строительстве объекта (застройщик которого признан банкротом), статус участников строительства. Фактически это означало, что любое физическое и юридическое лицо, приобретая в строящемся доме в собственность любое помещение (жилое или нежилое), при банкротстве застройщика получило возможность претендовать не только на денежную компенсацию, но и на саму недвижимость.
Казалось, что проблемы неравенства граждан и юридических лиц, покупателей жилых и нежилых помещений, были разрешены. И теперь точно можно было сказать, что все «дольщики равны перед законом».
Однако «недолго музыка играла». Практически сразу после вступления в силу 478-ФЗ началась работа над очередными изменениями. 
27 июня 2019 г. был принят №151-ФЗ, который  в очередной раз внёс коррективы в закон о банкротстве. Новые поправки должны были урегулировать вопросы, связанные с завершением объектов, принадлежащих застройщикам-банкротам, и выплатой компенсаций обманутым дольщикам за счёт средств Фонда защиты прав граждан — участников долевого строительства. Законодатель эти проблемы решил. Правда, по ходу дела юридические лица потеряли статус участников строительства и были опять исключены из перечня субъектов, которые при банкротстве застройщика могут рассчитывать на получение помещений в собственность.
И участники стройки вернулись на исходные позиции: на нежилые помещения при банкротстве застройщика могут претендовать только граждане. Юридические лица, как и прежде, будут биться за возможность получить с банкрота денежную компенсацию.
Внесённые изменения не являются системными, и сегодня сложно привести какие-либо веские аргументы, которые бы позволили объяснить неравенство в правах гражданина и юридического лица. 
Будем надеяться, что законодатель вновь пересмотрит свой подход в пользу равенства всех дольщиков, независимо от их статуса.

Редакция "НП"