НАШ ЦИТАТНИК: «Надо очень аккуратно подходить к частичному изменению фасадов, поскольку оно порой довольно серьёзно меняет здания. Можно удлинить нос Венере Милосской, талию усилить, ноги укоротить. Но Венеры Милосской мы уже тогда не получим...» Владимир Григорьев

12 апреля, 14:08

Перед 8 марта мы озадачились гендерными проблемами и спросили у ньюсмейкеров: а вы согласны сменить пол (на время и без последствий)?

5 марта 2017 в 19:30
5 078

Перед 8 марта мы озадачились гендерными проблемами и спросили у ньюсмейкеров: а вы согласны сменить пол (на время и без последствий)?

Накануне дамского праздника мы решили расспросить ньюсмейкеров о главной интриге человеческого общества — загадочном симбиозе двух разных биологических видов. Как бы вы охарактеризовали модель этих взаимоотношений в вашей компании, на предприятии: просвещенный патриархат, гендерная толерантность, цивилизованное царство амазонок и т. п.? Своими соображениями с NSP поделились Игорь Водопьянов, Владимир Романовский, Екатерина Емельянова, Рафаэль Даянов, Вера Сецкая и др.

Плитка-Знак-вопроса-NSP.RU

Претерпела ли она изменения за последнее время? А если бы вам выдался уникальный шанс поменять пол (без хирургических вмешательств, на короткое время и без вредных последствий для организма), вы бы им воспользовались? И если да, какую давнюю мечту бы осуществили или какое важное сообщение для человечества сделали?

Игорь Водопьянов,
управляющий партнер УК «Теорема»:

– Модель отношений в нашей компании — ограниченная монархия с патриархальным уклоном. И по мере того, как монарху становится все ленивее вообще что-либо делать, все больше полномочий смещается на нижние этажи с учетом такого критерия, как сообразительность, без различия пола и возраста. Впрочем, если не учитывать бесполезных охранников, у нас в фирме, полагаю, будет вполне здоровое соотношение: 50 на 50…

Владимир Романовский,
директор Института проблем предпринимательства:

– Я бы назвал нашу схему «гибридная демократия». Два акционера, мужчина и женщина, важные вопросы решаем либо совместно, либо каждый в пределах своих компетенций.
Что же до смены пола… Насколько я знаю, среди молитв, которые еврейские мальчики обращают к Богу, есть и благодарность за то, что они не родились девочками. Я давно не мальчик и вообще атеист, но менять ничего не хотел бы.

Игорь Оноков,
генеральный директор компании «Леонтьевский Мыс»:

– Способ управления, принятый в нашей компании, имеет один серьезный недостаток — слишком много демократии. А вместе с ней — толерантности, включая равенство полов и прочие последствия. Иногда, особенно когда большой объем работы нужно выполнить в жесткие сроки, явно недостает армейского единоначалия. Но стоит уклониться в эту сторону — и рискуешь потерять креатив, творческое начало. Нужно балансировать… А насчет предложения на какой-то срок поменять пол… На мир вообще полезно смотреть с разных точек зрения. И на себя самого я бы посмотрел со стороны с интересом, глазами женщины — тем более!

Екатерина Емельянова,
генеральный директор PR-агентства «Медиатор»:

– Я уже много лет собираю чисто женские коллективы, поэтому вокруг меня всегда царство амазонок. С мужчинами в подчинении уживаюсь плохо, очень мешают их попытки руководить мною и моим бизнесом. На предложенных условиях пол поменяла бы с удовольствием. Обязательно завела бы себе жену, чтобы занималась домашним хозяйством, воспитывала детей и решала все бытовые вопросы. Оплату обслуживающего персонала для всех этих функций я точно не потяну, а содержание одной маленькой жены — вполне.

Cвятослав Гайкович,
руководитель АМ «Студия-17»:

– У нас в компании царит просвещенный патриархат, поскольку коллектив почти наполовину мужской, к тому же основные решения принимает именно сильный пол. Так что гендерное подавление — 100%-е. Но хочу отметить, что женская работоспособность и терпение — это основательный фундамент в архитектурной профессии, который уравновешивает некоторую мужскую лень и безалаберность. В целом этот сплав и дает очень неплохой результат. Кстати, в нашу мастерскую мы берем только красавиц, которые очень часто оказываются умницами. Сам переменить пол категорически не хочу.

Александр Брега,
генеральный директор компании «Мегалит»:

– У нас вообще в коллективе две трети женщин, и я всегда учитываю гендерную составляющую в работе и требую того же от подчиненных. Не считаю, что в работе все равны и относиться нужно одинаково. Очевидно, что есть задачи, с которыми женщины лучше справляются, а есть работка исключительно для мужчин. Если это не учитывать, компания будет топтаться на месте, а не развиваться. Об отсутствии каких женских качеств я бы мог сожалеть? Мне кажется, женщины лучше способны сосредоточиться на выполнении какой-то рутинной работы.

Александр Батушанский,
генеральный директор компании «Решение»:

– Для нашей компании больше всего подходит определение «просвещенный патриархат». Я искренне признаю, что женщины — самые ответственные работники, а вот руководителями почему-то чаще становятся мужчины. А вообще-то я не считаю себя тонким знатоком гендерных различий и даже не могу с ходу сказать, каких бы женских черт мне недоставало.

Рафаэль Даянов,
руководитель АМ «Литейная часть-91»:

– У нас в мастерской постоянный штат, в котором мужчины составляют 10% (три человека). Это сложившаяся ситуация — как некий отголосок особенностей профессии реставратора. Так что нам, мужчинам, совершенно ни к чему менять пол, чтобы понять, о чем думают или как мыслят женщины. Мы и так все про них знаем. Про перемену пола вспоминается античное: «Слава тебе, Цезарь, за то, что я родился римлянином и мужчиной!»

Светлана Денисова,
начальник отдела продаж «БФА-Девелопмент»:

– Мы довольно консервативная компания, за последние годы каких-то изменений не было. У нас, наверное, все же что-то конституционное. Многие руководящие должности занимают женщины, начиная с генерального директора. Так что в этом отношении все в полном порядке — можно в пример приводить. У нас огромное разнообразие национального состава и однозначно нет гендерного неравенства. Но «лицом к лицу — лица не увидать», так что трудно сказать, к какому строю мы ближе, но точно не к коммунизму.

Насчет смены пола — почему бы нет? Хотя бы из простого любопытства, тем более если бы была такая возможность. Да и мужчинам полезно побывать в «женской шкуре». Проблема взаимопонимания полов на повестке дня человечества как минимум последние два века. Определенные стереотипы были разрушены, но над взаимоотношениями надо работать. А побыть в чужой «оболочке» — прекрасный способ понять друг друга, особенно если по-другому не получается.

Вера Сецкая,
президент GVA Sawyer:

– В нашей компании изначально существует гендерное равенство. Наверное, это объясняется тем, что акционеры представлены сразу двумя полами, причем поровну. В роли и в образе мужчины я бы не хотела оказаться ни на секунду. Меня очень радует то, что я женщина, это никак не мешает самореализации и воплощению желаний и планов. Более того, дает преимущества в общении с мужчинами. Честно говоря, если в моем характере близкие отмечают мужские качества, например авторитарность или склонность к давлению, я стремлюсь от них избавиться. Предпочла бы быть помягче. К сожалению, в бизнесе это не всегда возможно.

Лев Марголин,
директор по строительству Mirland Development:

– Я согласен с тем, что мужчина и женщина — два разных биологических вида. Но благодаря мудрой позиции патриархов в нашей компании сразу установилось гендерное равенство.
Попробовать себя в качестве женщины не готов даже временно. Мне хорошо с тем Львом Марголиным, которым я являюсь.

Людмила Рева,
управляющий партнер компании RR Realty:

– Вид один, но с существенными вариациями! В бизнесе мы разумно используем лучшие практики из всех перечисленных моделей, добиваясь неплохих результатов. Пол менять не планирую, меня устраивает мой. Но я ценю дружбу с мужчинами, потому что она дает возможность услышать честное и непредвзятое мнение, в том числе — о себе. Скажем так: друг скажет то, о чем тактично умолчит муж. Если в следующей жизни окажусь мужчиной, то смогу воспользоваться теми преимуществами, которые это приносит.

Георгий Богачев,
президент Ленинградского областного союза строителей:

– Признаюсь сразу: по убеждениям я абсолютный либерал. Хотя сейчас это совершенно не модно. Так что теоретически я за демократию во всех вопросах, включая гендерные. Однако и жизнь, и карьера убеждают меня в том, что в России на всех уровнях эффективна только абсолютная монархия. Причем не так важно, в мужском или женском обличье. А счастье или несчастье страны (или компании) зависит только от того, просвещенный монарх или не очень. Ничего менять не хотел бы даже на время, но должен признать — женщины работают лучше. Хотя, возможно, уступают в креативе.

Сергей Игонин,
управляющий партнер «АйБи ГРУПП»:

– В нашей компании все равны. Никакого патриархата. И ничего менять у нас я бы не стал, уж точно не увольнял бы кого-то по гендерному признаку. Хотя, по моим наблюдениям, в сфере управления недвижимостью вообще преобладают женщины. Правда, руководят ими, как правило, мужчины.

Насчет смены пола вспоминаю из Михаила Жванецкого: «Как жаль, что я не могу быть женщиной и почувствовать то, что чувствует она!» Так вот что касается меня — то не жаль. Считаю, что каждому — свое. Однако лично для меня 8 Марта — самый настоящий праздник. Потому что в этот день родился мой сын. Так что у нас в семье это и мужской день.