НАШ ЦИТАТНИК: «Петербургский рынок недвижимости в стагнации с апреля. Резкого роста или, наоборот, оттока региональных клиентов я не вижу. Возможно, в период нестабильности большинство людей предпочтет вкладывать деньги там, где им уже все понятно и знакомо...» Екатерина Запорожченко

18 мая, 20:03
6 апреля 2015 в 05:40

Не хватает базиса и харизмы

В Москве прошла II конференция «Электронные торговые площадки в России: кто есть кто». В ней участвовали представители крупнейших ЭТП страны. Речь шла о технологиях работы на падающем рынке, необходимости осваивать новые ниши и об излишнем госрегулировании отрасли. В рамках мероприятия были выбраны площадки-лидеры по нескольким номинациям. Так, лучшей ЭТП в области организации торгов по продаже имущества оказалась площадка Российского аукционного дома lot-online.ru. Мы публикуем выдержки из наиболее интересных выступлений.

Дмитрий Гришанков, председатель правления Международной группы RAEX:

– По нашим прогнозам, 2015 год ознаменуется падением оборотов рынка на 20–25%. Однако участники конференции не рассчитывают на снижение объемов. Это говорит о том, что будет жесткая конкурентная борьба, которая, возможно, изменит расклад сил.

Дмитрий Миндич, исполнительный директор проекта «ЭТП в России» рейтингового агентства «Эксперт РА»:

– В этом году мы во второй раз проводили исследование рынка услуг электронных торговых площадок. Тенденция к торможению есть. Чтобы этот сектор обрел второе дыхание, необходимо, во‑первых, найти подход к консервативным заказчикам, а во‑вторых, осваивать новые сегменты, прежде всего работу с малым и средним бизнесом.

В 2013–2014 годах действовали разнонаправленные тренды. С одной стороны, заказчики полностью осознали преимущества закупок в электронной форме. Доля активных клиентов выросла на 43%. Ушло в прошлое расхожее мнение, что на ЭТП можно приобретать только простую продукцию. Сейчас здесь эффективно реализуются товары, необходимые для бесперебойной работы предприятий: комплектующие, оборудование, сырье. С другой стороны, на фоне общего экономического спада средняя стоимость одной закупки снизилась за год на 30%. То есть активность заказчиков не привела к пропорциональному увеличению объемов рынка.

Помимо ухудшения ситуации в экономике действовали и внутренние факторы. В последние годы рынок развивался в основном за счет новых крупных заказчиков и регулируемых закупок госкомпаний. Оба эти драйвера стали выдыхаться. Значит, нужны новые. Необходимо найти подходы к консервативным заказчикам из числа крупнейших, а также стимулировать переход на электронную форму закупок все более широкого ассортимента товаров. Следует искать выходы в сегмент малого и среднего бизнеса.

Алексей Дегтярев, генеральный директор B2B-Center:

– Важно разделить рынок на две составляющие. Одна — государственные торги. В прошлом году объем этого сегмента уменьшился примерно на треть. Причина в том, что завершились мегапроекты, такие как Олимпиада в Сочи. Другой сектор — корпоративные торги — сохранил свои позиции и даже немного подрос. Сильно изменилась и его структура.

Сейчас мы наблюдаем двоякую ситуацию. С одной стороны, происходит сокращение инвестпрограмм, закупок, среднего чека. С другой — все больше компаний обращаются к электронным торгам, понимая, что они эффективнее. Это уравнивает первую тенденцию.

Сергей Габестро, генеральный директор ООО «Фабрикант.ру»:

– Настало время слияний и поглощений, которые начались еще в 2014 году, но тогда не проявились явно. На ход этого процесса в 2015‑м будет влиять поведение регулятора. Мы видим, что он совершает определенные действия, не способствующие развитию рынка.

Например, происходит очередной непонятный отбор по неясным критериям для работы в рамках 223‑ФЗ о закупках. В результате у нас будут площадки, аккредитованные по 44‑ФЗ о контрактной системе, десять ЭТП по 223‑ФЗ и все остальные. Вместо одного рынка, который нужно регулировать, получается три.

Пожалуйста, регулируйте, но дайте понятные, прозрачные и выполнимые требования для всех. Тот, кто им соответствует, вправе работать с 223‑ФЗ. Тот, кто отвечает более жестким критериям, может действовать в рамках 44‑ФЗ.

Еще один вызов — информационная безопасность ЭТП. Мы предложили решение, которое позволяет участникам торгов шифровать разовым ключом свои заявки. У площадки есть второй ключ, который расшифровывает заявку в момент вскрытия конверта. Благодаря этому участник уверен, что его информацию не прочитает недобросовестный сотрудник ЭТП, не разгласит ее, не продаст.

Андрей Степаненко, генеральный директор ОАО «Российский аукционный дом»:

– В феврале 2014‑го мы обратились к первому заместителю председателя правительства Игорю Шувалову с идеей создания единой площадки для закупок и продаж, приватизации, реализации активов банкротов и арестованного имущества. Инициатива была поддержана. Однако на уровне регулятора, то есть Минэкономразвития, все развалилось. Каждый департамент стал диктовать свои условия.

Кстати, особая ситуация сейчас складывается на рынке банкротств. В декабре 2014‑го вступили в силу поправки в ФЗ‑127, пролоббированные арбитражными управляющими. Теперь торги в этом сегменте могут проводить только операторы — члены саморегулируемой организации. Посмотрим, к чему это приведет. Сейчас в сфере банкротств работают около 70 площадок.

Я бы хотел добавить несколько слов о системе электронных торгов в РФ. Мы от 44‑ФЗ и 223‑ФЗ аккуратно приходим к 178‑ФЗ — коллегиально-электронной приватизации. Я два с половиной года бьюсь на всех уровнях Минэкономразвития, чтобы зашифровать задатки, которые сейчас идут в казначейство. Чиновник казначейства берет задаток, передает в Росимущество, а затем оно сообщает, что поступил задаток за объект, который я продаю. Представляете, какое искушение у чиновников раскрыть информацию о том, что появился тот или иной участник?

Сфера электронных торгов будет расти, закупки и электронная приватизация перейдут в легальный формат, появится в обороте арестованное имущество и т. п. И в каждом ФЗ, регулирующем определенный сектор, мы получим одну и ту же проблему.

Определенным стимулом для участия в системе закупок малого и среднего бизнеса, возможно, станет уменьшение количества кэптивных площадок. Если Газпром торгуется на «Газпроме», РЖД — на «РЖД», то чем мотивировано подобное решение? Экономически? Вряд ли. Ведь обслуживание площадки стоит денег, и в сегодняшней ситуации это никак не оправдано. О конфиденциальности заявок и эффективности торгов в таких случаях лучше умолчать.

Ольга Аллилуева, заместитель руководителя Федеральной службы по тарифам:

– За эту сферу я не отвечаю, поэтому буду высказываться как эксперт. У Министерства экономического развития есть большое желание регулировать ЭТП, резко ограничив их круг по аналогии с 44‑ФЗ. Я думаю, что все министерства и ведомства их поддержат, кроме Минфина. Но вопрос не закрыт. В прошлом году он был очень актуален.

Я рекомендую занять более активную позицию не только по 223‑ФЗ и стандартам качества, но и по 44‑ФЗ. Я так понимаю, что в законе осталась возможность отбора площадок. Имело бы смысл вернуться к этой теме.

Активная позиция бизнеса и профессионального сообщества по вопросу излишних регуляторных мер может быть услышана.

Андрей Кашутин, первый заместитель генерального директора ОАО «Единая электронная торговая площадка»:

– Говорить, что рынок 223‑ФЗ исчерпан, рано. Во многих компаниях в электронной форме проходят лишь закупки по перечню. В основном, это 5–7–10%, а 90% по-прежнему приходится на бумажную форму. Это огромный потенциал роста, которого хватит еще минимум на пару лет. Причем речь не идет о новых заказчиках.

В 2015‑м компании, заинтересованные в реальной оптимизации издержек, сами будут увеличивать процент электронных закупок. Это уже делают «Росатом», «Ростелеком» и другие структуры, где доля электронных процедур достигает 99,95%.

Второй интересный сегмент — корпоративные заказчики, не подпадающие под регулирование. Третий — довольно большой пласт малого и среднего бизнеса. Причем 90% этих компаний являются поставщиками на этих же площадках.

Олег Умрихин, генеральный директор электронной торговой площадки Tender.Pro:

– К сожалению, государство на нашем рынке является, скорее, подавляющим фактором. Поэтому и рост будет небольшим. Если же государство поведет себя неправильно и зарегулирует рынок, он существенно деформируется.

Наша компания пару лет назад начала выводить бизнес в сопредельные страны. Мы рассматриваем международную экспансию как фактор роста. Если посмотреть на мировой рынок электронных торговых площадок, Россия — весьма интересный пример. Ни одна страна не обладает таким уровнем проникновения услуг ЭТП в народное хозяйство, как наша. За рубежом это, скорее, исключение. Поэтому наш опыт может быть транслирован в другие страны.

Мы открыли офис в Китае. Там не понимают, как можно покупать через ЭТП, — это и трудность, и потенциал для роста. Поэтому международное направление может стать одним из драйверов.

Однако чтобы двигаться в этом направлении, нужно иметь хорошую технологию сбыта и отличный программный продукт. И тут нам по сравнению с западными компаниями, у которых опыта работы на международных рынках значительно больше, не хватает базиса и харизмы. Тем не менее надо принимать вызовы и отвечать на них.

Основные показатели работы Lot-online.ru в сегменте продажи имущества:

клиенты — 31 502
общее число лотов — 62 721
количество проведенных торгов — 43 634
общая стоимость лотов — 388,64 млрд рублей
общая стоимость продаж — 417,2 млрд рублей