НАШ ЦИТАТНИК: «Мы остались зелёным финансовым брендом, но добавили много разнообразия в то, чем занимаемся и чем полезны для клиента. И главное – мы взяли на себя амбициозную задачу экономить людям максимум времени...» Герман Греф

26 сентября, 10:29

"С такой господдержкой мусоросжигание очень выгодно"

17 августа в 13:52
1 765

"С такой господдержкой мусоросжигание очень выгодно"

Жители России устраивают акции протеста против мусоросжигательных заводов и заводов по производству RDF. "Никто не хочет полигон рядом с домом. А сжигание – это современная технология, которая может быть безопасной", – парируют чиновники. Анна Гаркуша, эксперт движения «Раздельный сбор», поясняет, почему в России лучше не добывать энергию из отходов. И какие направления, напротив, нужно развивать.

Гаркуша
Анна

эксперт движения «Раздельный сбор»

 Чиновники и депутаты о мусоропереработке обычно рассуждают примерно так: был в Скандинавии, видел там мусоросжигательный завод, он ещё и тепло вырабатывает. Это безопасно, рядом жилые дома и даже королевский дворец. Что не так с этими заявлениями?

– Сам метод устарел. Когда европейцы только начинали строить мусоросжигательные заводы, это казалось хорошим решением проблемы свалок. Но с тех пор появились технологии, которые позволяют перерабатывать и вновь использовать пластики, стекло, другое вторсырьё. А надо загружать построенные мощности, и в печи идёт, например, пластик, который вообще-то можно использовать повторно и безопасно.

В Копенгагене мусоросжигательный завод Amager Bakke, как выяснили журналисты, появился под давлением политиков. В  Дании не хватает мусора для его загрузки, страна импортирует отходы, но и это не помогает, предприятие простаивает. А закрыть завод сложно. На нём производят энергию, а значит, он встроен в системы теплоснабжения городов и сёл. При этом в Дании экологи доверяют замерам и считают пока ситуацию безопасной для жителей Копенгагена.

 В Китае вышло исследование, автор которого пишет, что при бюрократии и авторитарной системе в стране сложно заставить мусоросжигательный завод соблюдать нормы очистки выхлопов. В Дании такой проблемы, вероятно, нет, там сильное гражданское общество. А в России существуют эффективные способы общественного контроля?

– Нет. Вот в Петербурге прошли общественные обсуждения территориальной схемы обращения с отходами (общественные обсуждения проходят без очных встреч жителей с чиновниками. – NSP), мы что-то написали, нам что-то ответили в виде отписок. 

В России правительство пытается упростить требования к проведению общественных обсуждений, переводя их в режим онлайн.  Но живые слушания дают возможность привлечь больше внимания к проблеме.  

Недавно Госдума пыталась смягчить правила экологической экспертизы, но в итоге под давлением активных россиян эту поправку из закона убрали. 

 В ЕС, перед тем как отправить мусор в печь, его тщательно сортируют. В России такой подготовки нет. У нас даже батарейки и ртутные лампы могут оказаться в общей куче. Может ли наша страна копировать технологии ЕС, не внедряя сортировку?

– Не стоит рассматривать раздельный сбор как подготовку сырья для сжигания. В ЕС разделяют отходы, и всё равно там попадают в  огонь пластик и другие материалы, токсичные при горении.  

 Чиновники Ленобласти анонсировали возможность производства RDF, но не хотят называть это мусоросжиганием. 

– RDF – это измельчённый и спрессованный мусор. Поэтому его использование – это мусоросжигание. 

Для такого топлива есть стандарты, запрещено включать в него, к примеру, ПВХ. Но непонятно, кто и как будет это контролировать.

Если топливо из мусора продавать по контракту на цементный завод или в котельные, то покупатель предъявит требования по калорийности. А чтобы калорийность была достаточной, надо сжигать больше пластика. Чтобы обеспечить стабильный состав разных партий топлива RDF, необходимо собирать мусор раздельно, чтобы потом составить массу в нужной пропорции: столько-то бутылок, столько-то других отходов.

Несколько лет назад была идея реконструировать котельные Лужского района ЛО, приспособив их для сжигания топлива из отходов. Частично спонсировать проект была готова компания  "Ресурсосбережение", входящая в холдинг Анатолия Язева. Она тогда изготавливала RDF в тестовом режиме (о ситуации писало издание 47news). Жители Лужского района выступили против. Я сама тогда принесла губернатору в мешочке это топливо из мусора. Он оценил "амбре" и пообещал отказаться от такой технологии. Но тогда же выяснилось, что областные власти заключили соглашение с Фондом реформирования ЖКХ, в рамках которого деньги на реконструкцию котельных выделят только при условии использования топлива RDF. 

 Как, на ваш взгляд, в итоге решат мусорный вопрос в Ленинградской области?  

– В экосовете при губернаторе ЛО с недавних пор нет тех, кто вёл активную дискуссию: меня, Юрия Кваши, Виктории Марковой. Зато, по моим данным, в экологический совет вошёл представитель компании Cleantech. Эта фирма производит RDF, вероятно, идут активные попытки лоббировать коммерческие интересы. (В пресс-службе Ленобласти эту ситуацию объяснили необходимостью ротации и ограничением по числу участников экологического совета, а также добавили, что при экосовете могут появиться специализированные секции, в которые войдут эксперты по конкретным направлениям. Состав экосовета доступен в соответствующем постановлении губернатора ЛО. Там есть представитель компании "СЭТ Клинтэк" Ростислав Баскаков.  NSP.)

Я думаю, что немецкий инвестор, который обещал переработку ста процентов мусора, не останется в Ленобласти. А вот компания Cleantech, скорее всего, что-то построит в регионе. Возможно, они будут грузить топливо на цементный завод в Пикалёво.

 В Петербурге жители напуганы тем, что в территориальной схеме и в проекте Генплана появились новые мусорные предприятия. Есть повод для беспокойства?

– В Петербурге утверждена территориальная схема обращения с отходами, по которой половину мусора предстоит перерабатывать на МПБО-2 в Янино. Это невыполнимо, особенно с учётом того, что завод по факту находится в другом регионе. Возможно, придётся строить другие предприятия, вот чиновники и “застолбили” участки. Теперь предстоит утвердить их во время слушаний по Генплану. Если такой участок есть рядом с вашим домом, это не значит, что прямо завтра там построят мусоросжигательный завод, но по закону такая возможность будет.

 В Петербурге и рядом с мегаполисом есть предприятия, которые перерабатывают стекло, бумагу, пластик. Даже в исправительной колонии №6 действует такая линия. Многие из этих фирм сетуют, что производство недозагружено. Многие горожане готовы сортировать мусор или уже это делают. Почему тогда отрасль активно не развивается?

– Да, такие предприятия готовы расти, но им нужны стабильные потоки сырья. А для этого кто-то должен вложиться в контейнеры для раздельного сбора во дворах и машины, которые будут перевозить отходы.  Кроме того, инвестиции могут пойти прахом, если придёт региональный мусорный оператор и всё запретит. Надеюсь, что этого не произойдёт.  

Городу и горожанам выгодно собирать мусор раздельно. Бизнесмены, которые перерабатывают вторсырьё, могли бы бесплатно вывозить эти отходы. Значит, снизился бы тариф за переработку для населения. (Эту схему, например, реализовали жители ЖК "ЗимаЛето", уменьшив суммы в платёжках за мусор NSP.)

 С поправками на бюрократию, мышление чиновников, лоббизм и прочее реально ли создать сеть сбора и переработки вторсырья?

– Технически это реально. А политически... Если бы я считала, что это невозможно, уже бы уволилась.

 Раздельный сбор и сокращение неразумного потребления не решит проблему мусора тотально.  Всё равно останутся "хвосты". Что делать с этими остатками, если не сжигать их?

– Во-первых, перерабатывать всё, что можно, в том числе пищевые отходы. Сейчас есть даже технологии современной утилизации предметов личной гигиены. А то, что останется, надо складировать до того момента, когда появятся способы вторичного использования. Делать это нужно в специальных хранилищах. Туда поедут фольгированная упаковка, некоторые виды пластика и т.п.

 Вот перед вами недоумевающий житель посёлка, рядом с которым такой склад строится. Что вы ему скажете?

– Я ему скажу, что это неопасно, это не воняет, так как пищевых отходов там нет. Это место оборудовано по всем требованиям безопасности, за счёт хранилища в посёлок должны идти инвестиции. Но такие технологии, конечно, требуют денег, и платить должны те, кто производит или ввозит товар.  

 Для этого в России уже ввели экологический сбор. Но почему он не работает?

– Сейчас производитель (или импортёр) обязан обеспечить утилизацию части своей продукции и упаковки. Это можно сделать либо самостоятельно, либо заплатить в бюджет экологический сбор. При самостоятельном решении вопроса есть разные способы: перерабатывать вторсырьё своими силами или заключить договор со специализированным предприятием. Возможна ситуация, при которой производители объединяются в ассоциацию и организуют переработку.

Если же производитель платит экосбор, деньги уходят в федеральный бюджет. И потом региональные власти будут пытаться получить эти средства обратно в виде субсидий.

 В декабре 2019-го Госдума приравняла мусоросжигание к переработке. Это значит, что экосбор может пойти на строительство мусоросжигательных заводов?

– Да, на мусоросжигание государство может отправить деньги из экосбора. Кроме того, мусоросжигание может включаться в территориальную схему обращения с отходами, а значит, частично оплачиваться за счёт населения. С такой господдержкой это очень выгодная технология для инвесторов.