НАШ ЦИТАТНИК: «Нужно решать, что делать с дореволюционными домами, которые перестраивали в советское время без особого пиетета к исходной архитектуре. Их консервация в нынешнем плачевном состоянии вызывает чувство стыда за городские пейзажи...» Сергей Мохнарь

11 апреля, 06:36

Минстрой против Росстата

31 марта в 07:15
577

Минстрой против Росстата

Граждане отдают банкам 11,7% своих доходов, подсчитали в ЦБ РФ.

Рис. Вячеслава Шилова

Это если делить долги на все домохозяйства, включая те, которые отродясь не брали кредитов. Впрочем, по данным НАПКА (Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств), банкам платят уже 60% экономически активного населения. Уровень долговой нагрузки в четвёртом квартале вырос на 0,6 процентных пункта. С начала пандемии – на 0,8 п.п. Эти цифры на конференции Ассоциации банков России привела Елизавета Данилова, директор департамента финансовой стабильности ЦБ РФ.

Выплаты по необеспеченным (потребительским) кредитам составляют 9,8% доходов россиян, по ипотеке – 1,9%. Это максимальные показатели за всё время измерений долговой нагрузки (с 2012 года).

В третьем квартале 2020-го 18% потребительских кредитов банки выдали гражданам с долговой нагрузкой более 100%. То есть тем, у кого официальные доходы меньше, чем ежемесячные выплаты банкам. В четвёртом квартале доля таких заёмщиков выросла до 21%. По словам г-жи Даниловой, речь идёт о заёмщиках, «доходы которых банки оценивают по собственным моделям, менее консервативным, чем требует регулятор». Человеку со стороны непросто представить, о каких именно заёмщиках идёт речь. Может быть, в банки чаще стали обращаться кустари-одиночки и прочие самозанятые? 

Центробанк не видит в сложившейся ситуации серьёзных рисков: «Выдачи ссуд наиболее закредитованным заёмщикам находятся на приемлемом уровне...» Тем не менее регулятор будет ужесточать правила, прежде всего – увеличивать требования к резервам кредиторов. Тем, кто выдаёт рискованные кредиты, придётся «замораживать» существенные средства на случай дефолта заёмщика.

Одновременно ведомства и банки соревнуются в разработке и принятии мер, которые позволили бы увеличить число заёмщиков: кредиты для ИЖС, кредиты для многодетных, сохранение субсидированной ипотеки для регионов, где мало строят жилья. Подмосковные власти требуют, чтобы Московскую область допустили к «сельской ипотеке»...

Здесь, конечно, есть серьёзный ведомственный конфликт. Чем лучше отчёты Минстроя – тем хуже рапорты Росстата. Платежи банкам, по методике Росстата, вычитаются из совокупного дохода граждан. И это справедливо: ежемесячный взнос по ипотеке – это доход банка, а не гражданина. Его личный платёж – маленькая капелька в бурном потоке: за прошлый год, в период кризиса, пандемии и частичной остановки экономики, российский финансовый сектор заработал 1,6 трлн рублей прибыли. Немного не дотянули до рекордного 2019-го (1,7 трлн). Наверное, придётся сократить вознаграждение правления. Например, как в ВТБ – со 160 млн до 137 млн рублей каждому из 14 человек. Что делать, всем нелегко.

То есть: чем больше будет «доступной ипотеки», чем активнее граждане станут покупать жильё – тем беднее (при стагнирующих доходах) будет становиться население. В предельном варианте: куча народу сидит в новых, но заложенных и перезаложенных квартирах. И надеется наскрести на коммуналку, лекарства и прочее. А ещё детей надо в школу собрать... Впрочем, на это тоже дают кредиты.