НАШ ЦИТАТНИК: «Есть иллюзии у разных категорий граждан и чиновников, что девелоперы «гребут деньги лопатой». Но наша доходность как была, так и остается не больше 10–12%. И все время происходят события, из-за которых поддерживать этот уровень непросто...» Эдуард Тиктинский

3 декабря, 07:45

«Мэтр хотел больше «мяса»…»

Сегодня в 12:00
2 101

«Мэтр хотел больше «мяса»…»

Многих архитекторов с мировым именем приглашали поработать в Петербурге в XXI веке, однако мало кому из заграничных знаменитостей удалось оставить отпечаток в современном облике города. Один из них – Филипп Старк, руководитель международной студии YOO inspired by Starck. Он разработал дизайн фасадов, внутреннего двора, а также трёх входных групп элитного ЖК «Леонтьевский Мыс». О том, что из замыслов мэтра удалось воплотить и насколько дизайнерские «излишества» сложны в эксплуатации, рассуждает Игорь Оноков, руководитель проекта «Леонтьевский Мыс».

Оноков Игорь Викторович
Оноков Игорь Викторович
генеральный директор
«Леонтьевский Мыс»

Когда я приглашал Филиппа Старка («Леонтьевский Мыс» был первым проектом именитого дизайнера в России), в городе с трудом выстраивалось взаимодействие с иностранными архитекторами. Они приезжали в Петербург, делали проекты, а дальше их не пропускали по тем или иным причинам. Так произошло, например, со второй сценой Мариинского театра от Доменико Перро. Чтобы не наступать на эти грабли, мы договорились с юристами Старка о том, что он выступит консультантом по архитектуре и дизайнером, а проектировщиком будет «Студия-17» Святослава Гайковича. Такая схема оказалась оптимальной и наименее конфликтной.

Всё, что предлагал мэтр, мы старались выполнить в полном объёме. Но если какие-то идеи не проходили по нормативам, мы сразу предупреждали, что реализовать их не сможем. Полагаю, удалось воплотить около 90% решений Филиппа Старка. Это касается не только дизайна входных групп и общественных зон, но и фасада здания, расстекловки. Всегда есть дилемма между желаниями покупателя и видением архитектора. Жилец хочет больше стекла (света), особенно там, где есть видовые точки (а у нас их очень много). А по мнению Старка, слишком много стекла сделало бы дом похожим на бизнес-центр. У него есть такое выражение: «Жилому зданию нужно мясо».

Поэтому у нас нет панорамных окон в пол. У тех, что выходят на внешнюю сторону дома, высота подоконников – около 40 см. А у окон, обращённых во внутренний двор, сделаны подоконники обычной высоты. В основном речь о спальнях, а там огромные окна ни к чему.

Чтобы балконы не закрывали виды, мы установили прозрачные стеклянные ограждения (это была моя идея, с которой Старк согласился). В противном случае была бы «обрезана» половина окна.

Идеи за кадром

 Нереализованные идеи модного дизайнера в основном связаны с нашими противопожарными нормами. Например, в «Леонтьевском Мысе» – 10 выездов из подземного паркинга. Это много. Есть примеры ТЦ с подземными паркингами на 500 машин, где всего два въезда/выезда, но поскольку речь о жилом доме, на каждые 100 машин пришлось организовать отдельный выезд. Это сказалось и на видовых характеристиках фасада.

Ещё одно жёсткое ограничение: нужно было обеспечить доступ во внутренний двор для пожарной машины. Мы не могли обойти это требование никакими компенсационными мерами. Пришлось делать пандусы и проезды. Это отразилось на концепции внутреннего двора; изначально Старк планировал для него иной дизайн. Кроме того, во внутренний двор выходит уйма труб пожарной вентиляции. Дизайнер возмущался: зачем так много? Мы кивали на нормативы. Хорошо, что у нас в договоре был закреплён его статус консультанта.

Из-за требований пожарных пришлось переосмыслить и фасад жилого комплекса. Филипп Старк изначально выбрал белый облицовочный материал, который используется в Сингапуре, Германии и ряде других стран. Это мраморная крошка, в составе которой есть около 2% связующего пластика. Однако по нашим противопожарным нормам материал не подошёл. Пришлось искать замену. Мы в результате использовали плиты из каррарского мрамора. Конечно, вариант ничуть не хуже, но мрамор более хрупкий и по-другому крепится к фасадам. Так что поменяли и систему креплений. В итоге фасад нам обошёлся значительно дороже.  

Специфический уход

Конечно, есть отдельный регламент по технической эксплуатации дизайнерских элементов, особенно во входных группах. Например, та же ониксовая дорожка, подсвеченная снизу. Это довольно сложная конструкция, разработанная студией YOO, которую было непросто смонтировать. В лобби корпуса «Мальта» ониксом также оформлены стены и стоит ониксовый диван, разработанный самим Старком специально для этого места. (Кстати, отделкой лобби и шоу-румов занимались подрядчики из Италии.) Диван весь светится, и на нём не видно никаких швов, как будто он выполнен из цельного куска минерала. Бюро Старка выбрало необычный оникс молочно-матового оттенка, оказавшийся очень дорогим. На полу уложен специальный неровный бразильский камень. 

У каждого материала свои нюансы обслуживания: как эксплуатировать, какие моющие средства использовать и пр. Это как с мебелью: если она из ИКЕА – один вариант, а если антикварная – совсем другой. Когда мы сдавали корпус «Мальта», из Лондона приехали около 25 специалистов по разным материалам. Они проводили для сотрудников нашей УК занятия по эксплуатации и обслуживанию входных групп, а также четырёх шоу-румов в разных стилях.  

Кстати, в облик комплекса мы внесли один элемент, который я предложил. Старк прежде не работал в России, и сначала мы поездили по городу, чтобы немного познакомить его с архитектурой. Потом родилась идея сделать отсылку к золотым куполам русских православных церквей, но без китча. Элементы внешнего фасада – оконные рамы, входные группы, двери встроенных помещений и гаражей – имеют золотой оттенок.  

1 из 5
ЖК «Леонтьевский Мыс». Фото: Халмурат Касимов

Взгляд изнутри:

«Мы давно искали помещение для своей первой клиники INTOUCH MYDOC, но не находили здания, которое соответствовало бы нашей концепции отношения к пациентам. В ЖК «Леонтьевский Мыс» знаменитый дизайнер и архитектор Филипп Старк создал «остров для племени умных людей», воплотил идею «вы дома, вы в семье, среди своих». Мы тоже разработали инновационные медицинские программы, отвечающие такому подходу. Да и место само по себе красивое и необычное, с трёх сторон омываемое водой»

Наталия Демакова
генеральный директор ООО «Майдок» (многопрофильный медицинский центр в ЖК «Леонтьевский Мыс»)

Мнения экспертов:

«Имя дизайнера/архитектора можно «капитализировать» как раз в верхнем ценовом сегменте рынка жилья. Однако этот фактор всё равно не является приоритетным. Для большинства потенциальных покупателей привлекательность объекта определяют локация, планировка, цена. Впрочем, если квартир в жилом комплексе довольно много, значимость «бренда» при принятии решения о покупке повышается»

руководитель отдела стратегического консалтинга Knight Frank St. Petersburg

«Безусловно, такие ЖК, как «Смольный проспект» и «Леонтьевский Мыс», в проектировании которых участвовали западные архитекторы Рикардо Бофилл и Филипп Старк, привлекали больше покупателей. Это хороший маркетинговый ход. Но не думаю, что квартиры в них, которые сейчас появляются на вторичном рынке, будут намного дороже, чем в соседних новостройках высокого уровня. Я бы сказал, что имя архитектора – это скорее не капитализация, а приятный бонус»

генеральный директор компании «МК-Элит»