НАШ ЦИТАТНИК: «Большинство инвесторов, исключая самых прозорливых, заняли выжидательную позицию. Сейчас мы говорим не столько о снижении покупательской способности, сколько о снижении покупательской готовности совершать в условиях неопределенности крупные покупки…» Надежда Калашникова

27 сентября, 16:56
15 августа в 13:00

Наводнение может отрикошетить по «дачной амнистии»

Правительство хочет вывести территории, регулярно подвергающиеся затоплению, из-под действия «дачной амнистии».

Премьер-министр Михаил Мишустин. Фото пресс-службы правительства РФ

Идею окончательно запретить строительство в зонах подтопления, на совещании о предупреждении чрезвычайных ситуаций высказал губернатор Амурской области Василий Орлов. Предложение поддержал премьер-министр Михаил Мишустин: «…Исключить действие дачной амнистии на подтопленные земельные участки. Мне кажется, это — очевидная вещь».

Поясняем: речь идет, прежде всего, о выплате компенсаций за дома, снесенные или поврежденные паводком. Со стихией не поспоришь. Но если граждане год за годом упорно строят на затопляемых землях – наверное, это неправильно.

Дело, как всегда, в нюансах.

На федеральном уровне еще два года назад в кадастр и ЕГРН были внесены данные о 4542 зонах затопления и 2530 зонах подтопления.

В Ленинградской области в 2020 году, после аномально теплой зимы и сильного половодья, составили карту затоплений и также внесли в кадастр сведения о таких зонах.

В перечень вошли около 100 территорий в 25 населенных пунктов, в основном — в Бокситогорском, Кингисеппском, Гатчинском и Лужском районах. Такие зоны определены в городах Кингисепп и Луга, в деревнях Большое Куземкино, Ропша, Федоровка, поселках Толмачево, Осьмино и др.

Формально в этих местах строить уже сейчас нельзя. Согласно ч. 6 ст. 67.1 Водного кодекса РФ, с момента внесения границ зон затопления, подтопления в ЕГРН в отношении расположенных в таких зонах участков устанавливается ряд запретов. В частности, в таких зонах запрещено строительство капитальных объектов «без обеспечения инженерной защиты, препятствующей их затоплению».

Фактически – «дачная амнистия» позволяла эти запреты обходить. Вроде бы даже при регистрации «в упрощенном порядке» требовалась виза Невско-Ладожского бассейнового водного управления; присматривать за соблюдением ограничений обязана прокуратура. Насколько дотошно выполнялись эти требования, NSP уточнить не удалось. 

Есть еще одно обстоятельство. В предыдущей практике введение (вроде бы) разумных ограничений нередко затрагивало интересы сотен и тысяч собственников. Так было, например, при установлении границ запретной зоны вокруг аэродрома «Пушкин», когда садоводам и жителям десятков поселков вдруг стали отказывать в регистрации построек и сделок. Примерно та же ситуация возникла при введении ограничений в Низинском СП: суд отменил часть генплана, потому что границы поселения накладывались на территорию федерального памятника «Водоподводящая система Петергофа». 

То есть возникают масштабные последствия, которые на стадии принятия решений (почему-то) не учитываются.

Паводок в Усть-Ижоре. Фото сайта Росгидромет