НАШ ЦИТАТНИК: «Сейчас мы наблюдаем «неестественный» спрос: квартиры покупают даже те, у кого жилищный вопрос не первоочередной…» Никита Пальянов

23 октября, 11:04

От дворовой песочницы до Новой Голландии

23 июля 2019 в 11:00
1 716

От дворовой песочницы до Новой Голландии

Общественные пространства – модный термин, ставший популярным после открытия для горожан острова Новая Голландия. Однако они существовали задолго до этого, ведь по сути «общественными» являются любая детская площадка или парк.

Общественные пространства – модный термин, ставший популярным после открытия для горожан острова Новая Голландия. Однако они существовали задолго до этого, ведь по сути «общественными» являются любая детская площадка или парк. О развитии самых разных проектов рассуждали участники «круглого стола», организованного редакцией газеты «Недвижимость и строительство Петербурга». Мероприятие состоялось в комфортном конференц-зале коворкинга «Ясная поляна». 

Лариса Канунникова:
Петербург участвует в федеральной программе «Комфортная городская среда», у нас есть региональная программа, в рамках которой уже третий год мы формируем общественные пространства. Мы взаимодействуем с горожанами: организуем опросы, граждане подают предложения по созданию или преобразованию дворов и других территорий, а также по их наполнению.  
По городской программе реализуется 117 проектов, у муниципальных образований – больше 200 дворов. Конечно, бюджет у нас не такой большой, как хотелось бы. Отдельно есть программа «Твой бюджет», в которую подают заявки местные жители. Они касаются локальных проектов. Например, «Библиотека друзей» на Московском шоссе, где на небольшом пространстве откроется библиотека под открытым небом. Жители сами проектировали её, давали предложения по размерам элементов и пр. 
Сегодня очень актуальна тема набережных, выхода к большой воде. Один из крупных городских проектов – Южная дорога, которую благоустраивали к Чемпионату мира по футболу. Сейчас в районе новой станции метро «Новокрестовская» и стадиона формируется береговая линия, к которой выходит Южная дорога. Здесь появились детские площадки, спортивные площадки для разных возрастных и социальных групп, для маломобильных граждан. Мы сохранили зону пляжного волейбола, построили там душевые, раздевалки. Всё это пользуется большим спросом. Второй этап проекта будет реализован в этом году, третий завершим после Чемпионата Европы по футболу уже в 2021-м. Проект интересен необычным для нашего города дизайном, который привязан к облику стадиона. Часть территории относится к «Газпром-Арене», но мы выработали единую концепцию. Работы финансируются не только из казны, Газпром тоже участвует. 
Другой яркий проект – набережная Карповки. Это территория в центре города, которая была заброшена, вызывала уйму вопросов. Появление пешеходного маршрута вдоль реки, конечно, её преобразит. Жители Петроградского района активно участвовали в обсуждении функционального насыщения территории и подали множество предложений уже в рамках проектирования. Так возникли зона для различных мероприятий, зона общения, детские площадки и огород, который хотели активисты, велодорожка. Студенты Первого медицинского попросили сделать для них выход к воде и даже предложили свой вариант организации пространства. 
Идёт большая работа, связанная с преобразованием пляжей.  Спроектировано девять пляжей в Курортном районе, опять же с учётом предложений местных жителей. В этом году на двух пляжах начнутся работы. В целом программа рассчитана на пять лет, до 2024-го. Пляжи создадут цепочку вдоль береговой линии, при этом у каждого будут свои имиджевые характеристики, плюс мы учитываем традиции этих мест. 
Отдельно хотелось бы поговорить про территорию вокруг Новой Голландии. В прошлом году мы сделали Адмиралтейскую набережную, сейчас в рамках комплексного проекта занимаемся дворами, которые выходят к острову. Рядом заявлен проект преобразования Конногвардейского бульвара, который позволит сделать непрерывную пешеходную зону, направленную к Мариинскому театру. Параллельно «Почта России» разрабатывает концепцию квартала с Главпочтамтом. 
Особый интерес сегодня вызывают новые районы, дизайн-код которых – очень важный вопрос. Многие безликие, к сожалению, кварталы преобразить можно только с помощью ландшафтной архитектуры. Один из проектов, который мы реализуем, – Ивановский карьер. Очень долго граждане добивались, чтобы здесь появилось общественное пространство. Сдать его мы планируем в середине августа. Здесь будет очень много интерактивных вещей, Wi-Fi – всего того, чего ждёт от парка молодёжь. Плюс, конечно, велодорожки. Детское оборудование, которое мы здесь установим, – необычное. После того, что горожане увидели на Южной дороге, все просят какие-то нестандартные решения. 
Для благоустройства активно используются сады. Возьмём Малый Ильинский сад, первая часть которого уже сделана. Его тоже активно обсуждали с местными жителями. Специально для рыбаков создали места, где можно рыбачить. Организовали пространство для малышей и для тех, кто хочет заниматься спортом. По просьбе района появилась зона подготовки ГТО. Это тоже проект в новом районе. 
Большое внимание уделяется социальным проектам. Об этом мало говорят, но у нас в городе каждый седьмой – инвалид. С учётом их потребностей мы ведём программу, 
в рамках которой создаются специальные площадки. Например, для людей старшего поколения нужна особая высота скамейки, другое спортивное оборудование. В городе уже появляются такие площадки, как при школе Грота в Красногвардейском районе для слабовидящих и слепых детей. Там всё сделано по методике, учитывающей их потребности. Проект, 
с одной стороны, развлекательный, с другой – обучающий. 
Мы много работаем с разными инвесторами. С Газпромом – в рамках реконструкции уличных и пешеходных зон. В прошлом году были реконструированы 1-я Советская улица, Большая Морская от Невского проспекта до Главного штаба. В этом году взялись за Большой проспект Петроградской стороны.  Здесь запланирована комплексная работа: помимо улицы в течение пяти лет будут сделаны все фасады, освещение, дворы. Соответственно, объединяются средства городского бюджета, муниципальных образований и деньги инвестора. 
Хотелось бы выстроить такую же работу со строительными компаниями. Например, с администрацией Красногвардейского района мы договорились сделать единую концепцию благоустройства территории вдоль реки Охты, на которую выходит много новых жилых комплексов. Её береговая линия находится в жутком состоянии. Надеюсь, мы сможем объединить всех заинтересованных и преобразовать всю территорию, а не на отдельных отрезках. Понятно, что на разных участках могут быть свои решения, но нужно, чтобы получилось единое пространство.
Большая проблема в том, что, построив дом, строители закрывают территорию по периметру. И жители близлежащих домов не могут воспользоваться его общественными пространствами. Чтобы уравновесить образующийся дисбаланс, мы реализуем свои проекты, которые получаются даже лучше, чем у застройщиков. Но оптимально было бы наладить взаимодействие. 
Сейчас в городе разрабатывается единая программа общественных пространств на пять лет, которую ведёт наш комитет. Мы собираем предложения районов, муниципалитетов, местных жителей, инвесторов. Будем рады получить идеи от застройщиков, ведь они уже сейчас понимают, какие комплексы будут возводить в ближайшие годы. 

Артём Кардаш:
Последние десять лет мы с нашей управляющей компанией находились в Москве. В Питере, конечно, тяжелее. Работа в столице началась гораздо раньше, но по проектам, которые уже выполнены или находятся в разработке в Петербурге, понятно: этот путь здесь проделан гораздо быстрее и эффективнее. 
Безусловно, есть проблемы, но они присутствуют в любом общественном пространстве независимо от того, кому оно принадлежит. Прежде всего, это проблемы, связанные с элементами инфраструктуры, которая изнашивается. Новая Голландия – не пример, потому что, когда у людей есть бесконечное количество денег на эксплуатацию, изнашивание инфраструктуры – не проблема. Например, зимой мы делали каток, и цвет льда получался желтоватым. Начали выяснять, почему в Новой Голландии белый, а у нас нет. Выяснилось, что есть отдельные системы фильтрации воды как на всю Новую Голландию, так и на каток. В этом, наверное, есть своя экономика и экология, но к таким решениям в условиях, когда считаешь доходы и расходы и должен их сводить, прийти невозможно.
Мы ни в одном из проектов не рассчитываем на глобальные вложения со стороны города и считаем, что не должны быть обузой.  Скорее говорим про пешеходные переходы, парковки – про те вопросы, которые сами решить не можем.
По благоустройству есть много разных примеров и расчётов. Например, затраты на Миллениум-парк в Чикаго – порядка 4 млрд рублей на гектар, Зарядье – 2-2,5 млрд на гектар. Но есть парки, которые реализованы с минимальными бюджетами, например, известный парк в Дании – меньше 100 млн рублей. При этом наши девелоперы обычно закладывают примерно 70 млн на благоустройство внутри жилого проекта, то есть суммы сопоставимые. 
Самое главное для общественного пространства – то, что притягивает горожан, время, которое люди готовы здесь проводить. Второй момент – безопасность. Мы знаем, где многолюдно – там безопасно. Один из важных критериев общественного пространства – это удобство, то есть должны быть, например, места для сидения. Отличный кейс – площадка перед ТРЦ «Галерея». Сначала там был мощёный пустырь – людей не было, потому что не на что сесть. Поставили пару каменных глыб, на которых сидеть неудобно, но можно поставить сумку, пакеты из магазина. Граждане стали останавливаться поговорить, покурить. Потом появились музыканты… И место ожило. 

Александра Саблина:
Для проекта «Дом на Львовской» мы позвали молодых архитекторов S.A.lab, чтобы они разработали внутреннее пространство. Это талантливые специалисты, которые получили уже много наград и даже заслужили мировое признание. Мы задумали множество точек притяжения, но наши генеральные проектировщики сказали, что всё это очень дорого. Мы довольно долго спорили, доказывая, что нам это нужно, в итоге смогли договориться. 
Есть другой большой проект – «Приморский квартал» на 11 000 человек. Мы думаем, как эту зону интегрировать в ткань Приморского района. У нас на 13 домов 25 функциональных площадок, в том числе даже пространство для животных, которое мы разрабатываем совместно с кинологами.

Александр Свинолобов:
Инициатива, связанная с Охтой, исходила от нас.  Мы четыре года назад приобрели участок, который выходит на её набережную, и заявили, что хотели бы что-то с ним сделать. По сути, это общественное пространство – набережная, зона общего пользования. Весь участок – больше 10 га. У нас есть проект, который прошёл согласование в том числе в КГИОП. Потом в этом районе появились другие строительные компании, всё это перетекло в общую концепцию.  Сейчас набережная разделена на несколько зон, которые имеют отношение к разным девелоперам и просто владельцам.  Но чтобы она стала действительно общественным пространством, они должны быть объединены. А повлиять на соседей мы не можем. 
Другой вопрос – эксплуатация. Когда истечёт договор аренды участка, встанет вопрос, кто должен обслуживать эту территорию.

Лариса Канунникова:
Район.

Александр Свинолобов:
Спасибо.

Лариса Канунникова:
На Охте появляется новое общественное пространство, но опять вырастает забор.  Вы отделяете территорию своего ЖК от набережной, но всё равно этим пространством будут пользоваться ваши жители. У нас вообще очень много ограждений: вдоль дорог, у каждого жилого комплекса, внутри комплекса и т.п.
Если город берёт на себя содержание этих территорий, а это довольно большие суммы, то откройте их для горожан. 

Александр Свинолобов: 
К набережной мы обеспечим доступ через свою территорию. Но внутренние ограждения – вопрос безопасности жителей комплекса. 

Анзор Берсиров:
Общественные пространства в кварталах, которые возводятся в чистом поле, даже более важны, чем на застроенных территориях. В сложившихся районах они интегрируются в существующую среду и призваны улучшать её, а в новых создают места, где люди будут отдыхать, чем-то заниматься.
Наш пример – проект в Кудрово, мы его реализуем уже десять лет. На начальном этапе мы с нашим партнёром, компанией «Отделстрой», обустроили парк Оккервиль на площади около 10 га. Сегодня жители активно пользуются им. Это не креативное пространство, а природное. Мы очистили русло реки Оккервиль, сделали пляж, сеть велодорожек, места для барбекю и т. д. Конечно, столкнулись с некоторыми проблемами. Но сегодня это сформировавшийся парк, официально зарегистрированный. Мы уже почти десять лет его обслуживаем – сами занимаемся стрижкой растений, уборкой и развитием. Но сейчас у нас строится последняя очередь комплекса, может быть, через два года мы уйдём из Кудрово. «Отделстрой» уходит уже в следующем году. Что делать дальше с парком? Есть договорённости, что мы его передадим, но где муниципальные власти возьмут деньги на обслуживание и как они это будут делать?
Похожая история с нашим большим проектом «NEWПитер» в Ломоносовском районе. Спроектированный там бульвар в прошлом году включили в список 30 лучших общественных пространств в России, он побеждал уже в разных конкурсах. Мы действительно в него вкладываем много сил и идей. И готовы его обслуживать – это в наших интересах. Что будет с ним дальше? 
Радостно слышать про комплексный подход города, про то, что зоны не будут оторваны друг от друга, а свяжутся в единую цепочку логистических маршрутов. Это очень важно. Мы говорим, что среда, которую создаёт девелопер внутри комплекса, и среда, давно образованная в районе, должны быть интегрированы. Но это палка о двух концах. Потребность покупателей жилья (независимо от его класса) – приватное безопасное пространство. И эту безопасность люди видят как раз в ограждениях, в территориях, где дети могут играть без родителей, оставлять игрушки в песочнице и т. п. Мы против этого бороться не можем, людям нужно ощущение, что это их двор. 
Большая проблема – дефицит грамотных проектировщиков. Картинки красивые все научились рисовать, но редко кто задумывается о психологии. Интересно, где город нашёл проектировщика для общественного пространства, ориентированного на маломобильных, на слабовидящих? 

Максим Жабин: 
В спальных районах клиенты готовы платить за такую ценность, как общественные пространства. Но мы опросили их, что бы они хотели видеть в составе этого пространства. Стоимость того, что они попросили, – запредельная. Они хотят, чтобы это был «Севкабель-Порт» или Новая Голландия прямо в посёлке Новогорелово. В общем, благо­устройство мы сейчас делаем отнюдь не по остаточному принципу. 
Одна из проблем: производителей на рынке малых архитектурных форм очень много, но качество оставляет желать лучшего. Классный объект стоит от 1 млн рублей, я заплатить такую сумму не могу. Мы сейчас начинаем строить бульвар, уже реализуем первую очередь. Благодаря вашему изданию мы участвовали в конкурсе в рамках архитектурной биеннале, привлекли молодых архитекторов. 
Соглашусь, что нужны специалисты. Всё рисуют очень красиво, но, когда доходит до экономики, понимаешь, что всё это не укладывается в бюджет. 
Кстати, я вообще не понимаю, почему девелоперы должны на себя брать государственную функцию. Есть общественное пространство – давайте развивать его вместе. Да, мы готовы свою часть заплатить, потому что нам это выгодно. Но если вы понимаете, что вам это завтра эксплуатировать, включайтесь в процесс с самого начала.

Елена Плахтий:
При реализации проекта общественного пространства «Бенуа 1890» все свои действия мы должны были согласовывать с КГИОП. Это довольно сложно, но всё реализуемо. За два с половиной года, пока разрабатывался проект, у нас было время создать там общественное пространство. Нам принадлежат только здания и участки под ними, сад – городская территория, но мы никогда не рассматривали её отдельно, так как считаем, что это целый комплекс объектов. Наша цель была привлечь внимание жителей района к этому месту, и благодаря нашим мероприятиям, в основном бесплатным, мы получили очень лояльную аудиторию. Ресторан работает уже третий год, это один из самых больших семейных ресторанов в городе, там есть event-пространство, есть детский образовательный центр «Школа Бенуа» для детей от 2 до 12 лет, в мае открыли коворкинг. Сейчас мы открыли Benua Art garden – Сад современного искусства. КГИОП нам согласовал в парке несколько мест для установки арт-объектов. Сейчас мы хотим сделать в саду новую детскую площадку, скорее всего, нам выделят какое-то место, хотим взять в аренду остров и сделать там «Страну Бенуарию», но это долгосрочный план.
Мы работаем с галереями, и надо сказать, что те с удовольствием предоставляют арт-объекты. Их очень много, и, по сути, эти произведения некуда девать. Художники страдают, что не могут реализовать свои таланты. 

Роман Строилов: 
Проекты общественных пространств – в чистом виде порыв девелоперов отличаться на фоне конкурентов. По большому счёту, основным фактором, определяющим выбор того или иного жилого комплекса, для покупателя является цена. Плюс инфраструктура, школа, сады, транспортная доступность. Да, для Петербурга очень важна огороженная территория, особенно в центре. Например, если во дворе сделан сад камней, никто не хочет, чтобы жители соседних домов пришли и разобрали его. Не совсем понятно, как найти компромиссное решение. Менталитет и воспитание населения не позволяют пока. 

Елена Плахтий:
Пять лет, которые мы работали над проектом «Бенуа 1890», мы воспитывали местных жителей, они менялись вместе с нами. Сейчас там безопасно, а квадратный метр жилья в соседних домах подорожал на 20%, при том что это обычные советские постройки. Там гуляют дети, практически нет пьяных. Мы поставили дорогостоящие арт-объекты и не планируем их охранять: где много людей, там безопасно. Кому нужны эти арт-объекты, кто их утащит? Можно, конечно, облить краской, но там сформировалась уже более культурная среда. Не хочется делать что-то плохое там, где дети.

Максим Жабин:
Мне понятно, почему творцам некуда девать арт-объекты. Они их по полмиллиона продают. 

Юрий Берестов:
Мы открыли технопарк на территории Ленинградской области, где предлагаем разные малые архитектурные формы, элементы благоустройства (скамейки, фонтаны, ограждения, столбы и пр.), а также арт-объекты для оформления городского пространства.
Также у нас есть технология, связанная с инновационным материалом «Селин», который используется для создания веломаршрутов со световым управлением, «светофоров под ногами» (специальных стоп-линий для мобильных устройств, синхронизированных со светофором) и пр. Мы организовали веломаршруты в Грозном и Татарстане, обеспечив их необходимой инфраструктурой. Ведь велосипедисту нужен санузел, где-то перекусить, отремонтировать велосипед, отдохнуть. Всё это тоже часть общественных пространств.
Кстати, сейчас РЖД планирует создать железнодорожное кольцо вокруг Петербурга, а у нас есть инициатива сделать велокольцо. Такого проекта нет нигде в мире.

Марина Пузанова:
При формировании концепций общественных пространств хотелось бы, чтобы город более активно привлекал собственников помещений, создавал места для размещения бизнеса. Чтобы эти пространства были не только прогулочными зонами, но и могли генерировать доход, который в том числе можно было бы тратить на их содержание. 

Мария Тиника:
Мы много говорим об общественных пространствах, но и Новую Голландию, и «Севкабель-Порт» нельзя назвать таковыми. Они ограничены, поскольку принадлежат кому-то. А общественное пространство – то, что используют все. Раньше в Петербурге на каждой площади, улице были скамейки, практически во всех дворах Васильевского острова работали фонтанчики. А сейчас улицы, площади, перекрёстки превратились, по сути, в транзитную дорогу. Людям на улице нечего делать, потому что там нет тех необходимых элементов. Я понимаю, что это смешно звучит. Но сотни лет все работало именно так, и люди не могли уж сильно измениться. Им по-прежнему нужна скамейка в тени дерева, и чтобы рядом журчала вода. 

Алексей Шаскольский:
На Западе есть определённая модель сотрудничества государства с инвестором, который хочет вложить деньги в благоустройство, – Build-operate-transfer. Ты строишь, определённое время поддерживаешь обслуживание, потом передаёшь дальше. 
Я заметил, что девелоперы сейчас стараются играть вдолгую, появилась такая инфекция. Им нужно, чтобы было приятно, хочется увидеть благодарные глаза и возрадоваться. Это вселяет оптимизм.

Редакция газеты «Недвижимость и строительство Петербурга» благодарит гостеприимный коворкинг «Ясная Поляна» за предоставленную для дискуссии площадку.

###gallery###