Не памятник и был!

Треть выявленных в Петербурге объектов наследия не нужно признавать памятниками.

В этом убежден экс-председатель КГИОП Никита Явейн. Он возглавлял комитет в начале «нулевых» и настаивал на том, чтобы придать этот статус примерно двум тысячам объектов. Реестр «выявленных» был утвержден постановлением городского правительства в 2001-м. «В ту пору это был единственный способ спасти здания от сноса, который шел по всему городу, – вспоминает г-н Явейн. – Несколько рабочих групп ездили по Петербургу и на месте решали: подходит объект во вновь выявленные или нет. И сразу заполняли учетные карточки».

По словам Никиты Явейна, эксперты предполагали «почистить» этот список в течение года. Но работа растянулась на десятилетия…

Об этом г-н Явейн рассказал на Совете по культурному наследию в ответ на претензии градозащитников. Его упрекают в том, что рабочая группа и КГИОП ангажированы, не включают выявленные объекты в Единый реестр памятников и поддерживают «отказные экспертизы». Алгоритм действий по включению (или не включению) выявленного объекта в Единый реестр памятников таков: аттестованный эксперт готовит историко-культурную экспертизу, ее рассматривает рабочая группа и дает рекомендации КГИОП, на основании которых (а иногда и вопреки) председатель комитета подписывает соответствующее распоряжение).

Градозащитники хотят ввести в рабочую группу своих представителей, в частности, Александра Кононова (зам. председателя Петербургского ВООПИиК), Юлию Минутину (из движения «Живой город»), Алексея Ковалева (депутата ЗС). Они убеждены, что решения экспертов не объективны, поскольку группа состоит из практикующих архитекторов и руководства КГИОП. (К слову, архитекторы – это члены Совета Никита Явейн и Рафаэль Даянов, у которых есть аттестация в Минкульте, профессор Академии художеств Владимир Лисовский, который архитектурной практикой не занимается, и доктор искусствоведения Борис Кириков, он тоже не проектирует).

По этому поводу среди членов Совета даже случилась перепалка в духе фильма «Гараж»: поспорили, кого считать градозащитниками и надо ли включать их в состав рабочей группы. «Я искренне не понимаю, почему меня не считают градозащитником, хотя я в бытность заместителя председателя КГИОП поставил на охрану две тысячи объектов. А те, кто не поставил ни одного, – градозащитники», – посетовал Борис Кириков. В конце концов договорились: четко сформулировать полномочия и регламент рабочей группы, обсудить их на Совете, а потом уже утвердить персональный состав. Если договориться не выйдет, все экспертизы будет рассматривать Совет, а значит, решение вопросов еще больше затянется. 

Кузнецова Елена