Дом жены булочника

Название: дача Гаусвальд   Архитекторы: Владимир Иванович Чагин, Василий Иванович Шене

Годы постройки: 1898–1900  Адрес: 2-я Берёзовая аллея, 32  

Рубрика: «Памятники наизнанку»   

Автор колонки:    

 

Пётр КУЗНЕЦОВ, директор компании «Конфидент»

 

 

Что будет, если составить вместе цилиндр и пирамиду в два этажа, дополнить парой одноэтажных кубов, затем добавить асимметрии, архитектурных элементов классических английских коттеджей и баварского декора, а после выкрасить конструкцию разнотонной краской, словно патокой фисташкового цвета? Получится дом, похожий на роскошный глазированный торт, специально созданный для жены булочника. Он известен в Петербурге под двумя названиями: дача Гаусвальд и дом Ирен Адлер. Фотографии его первой владелицы Евгении Гаусвальд сохранились лишь в семейных архивах. Поэтому здание часто ассоциируется с героиней классического детектива, которую поселил здесь советский кинорежиссёр. Кажется, что на импозантном крыльце вновь открываются двери, за кадром звучит скрипка, а из роскошного дома выходит роскошная женщина в фиалковом платье. 

Роскошь – главный атрибут Каменного острова конца XIX века. В период правления Николая II его территория принадлежала императорской семье. Остров носил название парк «Тихий отдых» и был отдан под элитную застройку. Участки выделяли представителям знати и приближённым ко двору персонам. Здесь селились принцы, князья, видные учёные, крупные промышленники и финансисты. Поэтому непонятно, каким образом получить землю в самом центре острова удалось булочнику, пусть даже и разбогатевшему.  Информации о размерах состояния Гаусвальда нет, но известно, что строительство дачи обошлось ему в 49 295 рублей и 22 копейки, из которых 20 157 рублей и 68 копеек составляли проектные работы. Особняк создали два популярных архитектора – Владимир Чагин и Василий Шене, которые любили поиграть с формами и были очень рады подобному заказу. Так, в 1900 году среди вилл и особняков знати появился шедевр – дом жены булочника и одно из первых зданий в России в новом стиле модерн. Роскошью оно не уступало ни одному из соседей, а его силуэт стал легендарным и по сей день копируется архитекторами.

Разноуровневая дача с двумя террасами, балконами, круглой угловой башней, витиеватым кованым и деревянным декором была не только оригинальной, но и функциональной. Юго-западная и северо-восточная части имели два отдельных входа, поскольку предназначались для служебных и семейных нужд. На небольшом удалении были построены конюшня, сарай и флигель с комнатами для прислуги и прачечной, объединённые единым декоративным стилем, чтобы весь комплекс строений смотрелся гармонично. Интересно, что жилые семейные комнаты находились на первом этаже, а гостевые – на втором, а не наоборот. Внутренняя роскошь дачи Гаусвальд заключалась не в обилии комнат и помещений, ненужных для проживания и приёма гостей. Здесь каждый метр был тщательно продуман, а интерьеры отличались изысканностью и уютом. Инженерные системы в здании нельзя назвать инновационными, пожалуй, просто надёжными. Дом обогревался системой печного отопления, которая обошлась хозяину почти в 2000 рублей. Специальная естественная система вентиляции позволяла дому дышать, чтобы деревянные опоры и перекрытия прослужили дольше. Интересное конструкционное решение было только у водопровода, для функционирования которого на чердаке разместили бак на 250 вёдер. Этакая миниатюрная внутридомовая водонапорная башня. Её строительство обошлось Гаусвальду в 926 рублей, т. е. в два месячных генеральских оклада.  

До сегодняшнего дня старинные системы не сохранились, как и почти всё внутреннее убранство. Изразцы, витражи и деревянный декор начали растаскивать и продавать беспризорники, которые поселились здесь после революции. Детская колония имени Луначарского занимала здание недолго, затем оно на многие годы стало санаторием для рабочих Ленинградского металлического завода. Вероятно, в этот период внутренние инженерные системы заменили на более современные, в том числе провели электричество. В 1994 году особняк полностью отключили от сетей, а отверстия естественной вентиляции были наглухо забиты. Это значительно осложнило работы по реконструкции, которые сегодня завершаются. 75% исторических конструкций удалось спасти. Дача Гаусвальд приобрела исторический зеленоватый оттенок, но сменила функциональное назначение. Теперь здесь будет располагаться элитный офис.