НАШ ЦИТАТНИК: «Если здание находится в центре города, сейчас этого по факту достаточно, чтобы причислить его к лику «градостроительных святынь». Однако отнесение всех домов к историческим исключительно по году постройки абсурдно…» Дмитрий Некрестьянов

16 мая, 15:24
8 июня 2017 в 05:30

Жилье бесценного друга

Еще два дома в пилотной зоне «Конюшенная» признаны региональными памятниками. Это особняк Пущиных (наб. реки Мойки, 14Б) и доходный дом Михаила Пущина (Большая Конюшенная, 5А).

Еще два дома в пилотной зоне «Конюшенная» признаны региональными памятниками. Это особняк Пущиных (наб. реки Мойки, 14Б) и доходный дом Михаила Пущина (Большая Конюшенная, 5А).

Охранный статус для этих зданий еще больше усложнит реализацию программы «Сохранение и развитие исторического центра Петербурга», если, конечно, власти всерьез решат ею заняться. Дома-памятники нельзя ни надстраивать, ни перестраивать. Нельзя ломать исторические конструкции, и пристраивать что-либо к ним тоже запрещено.

История застройки этого участка (от наб. реки Мойки до Б. Конюшенной) начинается с конца XVIII века. Его первым владельцем стал обер-интендант Иван Пущин. Здесь прошло детство его сына – тоже Ивана, царскосельского друга Александра Пушкина. («Мой первый друг, мой друг бесценный...») Позднее, когда Иван Пущин стал членом Северного общества декабристов, в доме Пущиных проходили совещания заговорщиков. После восстания его осудили и отправили на пожизненную каторгу. Осужден («за недоносительство») был и его младший брат – капитан гвардии Михаил Пущин, хотя в заговоре он не участвовал.  Его разжаловали в солдаты и отправили в действующую армию на Кавказ. Лишь после отставки, в 1845-м Михаилу Пущину дозволили вернуться в Петербург. Для него на Большой Конюшенной построили трехэтажный дом и реконструировали старый особняк на Мойке.

С 1860-х владельцы менялись, последним (в 1913-1917 гг.) был граф Шереметев. Сейчас в особняке Пущина на Мойке находятся квартиры и отель, дом на Б. Конюшенной по-прежнему жилой.